Статьи
Объединяй и властвуй
19.06.2018 12:07

Объединяй и властвуй

Принятие закона о Сплите во втором чтении может привести к коллапсу небанковского финансового рынка

В мае Верховная Рада приняла сразу несколько важных законопроектов в сфере финансового сектора - это проекты законов «О валюте» (№ 8152) и «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно возобновления кредитования» (№ 6027д). На очереди – законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования защиты прав потребителей финансовых услуг» (№ 2456-д). Эти три законопроекта, включая уже действующий Закон «О потребительском кредитовании» (№ 1734-19), позволят в полной мере защитить как потребителей, так и кредитодателей, будут способствовать свободному обращению валюты и, в конце концов, помогут восстановить финансовый сектор. Если не возникнет одно «но».

На волне реформ в финансовом секторе ряд народных депутатов вытянули «из-под сукна» Комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности ВР мирно почивавший там на протяжении трех лет законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно консолидации функций по государственному регулированию рынков финансовых услуг» (№2413а), именуемый финансовым рынком как «Закон о Сплите».

Документ предусматривает, что Нацкомфинуслуг будет ликвидирован, а надзор и регулирование рынка страховых, лизинговых и факторинговых компаний, кредитных союзов, бюро кредитных историй, ломбардов и других финансовых компаний перейдут от Нацкомфинуслуг к НБУ. В свою очередь, НКЦБФР будет осуществлять регулирования негосударственных фондов: пенсионных (НПФ) и финансирования строительства.

Такое перераспределение позволит, по мнению сторонников законопроекта, решить проблему пруденциального надзора. В частности, по недопуску в финансовую систему людей, которые имеют плохую деловую репутацию, недостаточно компетентные или на кого были заведены уголовные дела.

«На самом деле этот законопроект является частью пенсионной реформы. Его нужно срочно принимать. Должен быть жесткий надзор, недопуск мошенников, создана профессиональная структура», - не раз заявляла генеральный директор Украинской федерации убеспечения Галина Третьякова.

Ратуя за принятие Сплита, его сторонники, а это, в первую очередь представители крупных страховых компаний, преподносят это как безусловное требование международных доноров, в том числе МВФ. Мол, именно фонд настаивает на создании в стране мегарегулятора и усилении контроля на финансовом рынке. А значит, законопроект нужно принять в срочном порядке.

В то же время, знающие люди говорят, что для МВФ сейчас этот проект «не ко времени». Его больше интересует создание в Украине антикоррупционного суда и пенсионная реформа. Да и слишком много вопросов к документу, который мало того, что изменился с момента принятия в первом чтении, так еще и ставит под угрозу стабильность всей финансовой системы Украины.

«По существу под контроль Нацбанка передается значительная часть национального финансового рынка, в котором работает более 2 тыс. финучреждений (их активы по итогам 2017 года составили 173,1 млрд грн, собственный капитал – 56,2 млрд грн, в бюджеты всех уровней по итогам 9 месяцев прошлого года финкомпании заплатили более 1,5 млрд грн. – Ред.). Среди них более 300 страховых компаний, 673 финансовых, 442 ломбарда, около 400 кредитных союзов, 196 юридических лиц-лизингодателей. То есть, Нацбанк получает дополнительную нагрузку, с которой может не справиться. И это усилит кризисные явления на финансовом рынке», - объяснил в недавнем интервью председатель правления Всеукраинского объединения потребителей страховых услуг «Страховая защита» Василий Дарков.

Карательные методы

Вызывает обеспокоенность со стороны многих представителей финансового сектора и сами методы работы НБУ с рынком. Дело в том, что все они были свидетелями массового банкротства коммерческих банков. В общей сложности из 200 ранее действующих банков на рынке осталось всего 82 (Совет Нацбанка оценил потери экономики страны в результате кризиса банковского сектора в 2014-2016 гг. в 38% ВВП). При этом работу потеряли около 32 тыс. банковских служащих, что вряд ли позволяет говорить о высокопрофессиональном менеджменте Нацбанка, который, по существу, не справился со своими прямыми функциями регулятора банковского сектора. А теперь ему предлагают контролировать еще и небанковский сектор.

«Политика, которую настойчиво проводит Нацбанк как регулятор банковского сектора, с большой долей вероятности приведет к тому, что со страхового рынка будет выведена значительна часть небольших компаний с национальным капиталом. Причем я хочу обратить внимание – компаний, которые хорошо работают и качественно выполняют обязательства перед клиентами», - высказал он свою позицию относительно Сплита на сайте Ассоциации Страховой Бизнес ее генеральный директор Вячеслав Черняховский.

Солидарен с коллегой и В. Дарков. «Как только, не дай Бог, этот законопроект будет принят и ликвидирована Нацкомфинуслуг, то все правила будут изменены. В частности, правила, которые долго разрабатывались для страхового рынка. Страховым компаниям придется полностью проходить перелицензирование. Это все изменения, связанные с проверками. Нужно переписывать порядка сотни нормативно-правовых актов Нацкомфинуслуг на Национальный банк. Вы можете представить, насколько затянется этот процесс в нашей «работоспособной» Верховной Раде! По моим подсчетам, на это понадобится год-два. И все это время тот же страховой рынок будет лежать, и никто не будет знать, что делать. Пострадают как профессиональные участники рынков небанковских финансовых услуг, так и их потребители», - считает он.

В свою очередь, директор компании «24 Онлайн» Константин Буряк прогнозирует, что в случае принятия закона о Сплите на рынке останется не более 50 финкомпаний.

«Если перед Нацбанком стоит задача сократить количество участников небанковского финансового рынка, то это вполне можно сделать. Достаточно потребовать увеличить уставной капитал до 20-50 млн грн. В итоге, выживут только крупные компании. Еще одна вероятность – перелицензирование финансовых компаний. На мой взгляд, при вступлении в силу хотя бы одного изменения на рынке останется не более 50 компаний», - считает К. Буряк.

К слову, отметим, что сейчас на рынке финансовых услуг работает более, чем 2 тыс. компаний. Это 65 тыс. человек. Если же компаний останется всего 50, то работу потеряют около 75% сотрудников. А ведь многие из них – это вновь нашедшие работу по специальности банковские служащие, которые не только привнесли на небанковский финансовый рынок новую, высокую корпоративную культуру, но и запустили множество финтех-стартапов - довольно недорогих и перспективных проектов. Сейчас порог входа в такой проект составляет всего $400-500 тыс., а если использовать готовые решения, то и того меньше.

Увеличение же регуляторных требований к деятельности финансовых компаний, к их капиталу и отчетности, конечно же, приведет к повышению порога для входа в него, что, как и в банковском секторе, будет способствовать монополизации рынка и снижению конкурентной среды. Для высококлассных же специалистов это снова обернется безработицей.

Заложники реформ

Ну и самый главный вопрос: как возможная реформа повлияет на потребителей финансовых услуг? Ведь, не исключено, что при преждевременном ее осуществлении клиенты финансовых учреждений, по традиции, окажутся заложниками: во-первых, уменьшение количества финансовых учреждений на рынке приведет к снижению уровня конкуренции и качества предлагаемых услуг. Во-вторых, вслед за этим, услуги подорожают.

В-третьих, сегодня нет механизма гарантирования возмещения потребителям убытков от преждевременного ухода с рынка финансовых компаний, что особенно важно для того же страхового сектора. Когда рушились банки, у НБУ был Фонд гарантирования вкладов. Но это касалось только пользователей банковских услуг. Создание же таких гарантий на том же рынке страхования жизни предусматривает соответствующий законопроект, который в свое время был подготовлен и передан в Верховную Раду. Однако уже много лет он так и не рассматривается.

Ну а самое главное – клиентам финансовых компаний даже не будет кому пожаловаться, на неправомерные действия участников рынка. Ведь, НБУ не является органом исполнительной власти, а значит он не будет защищать права и интересы потребителя финансовых услуг. Пожаловаться пользователи финуслуг смогут разве что Наблюдательному совету. Но он создан самим Нацбанком, его представители получают высокие зарплаты и, понятно, что против самого банка ничего говорить не будут.

В этом плане намного эффективнее работает Нацкомфинуслуг, у которой как раз есть механизм проверки и наказания финкомпаний по жалобе клиента. По словам члена Нацкомфинпослуг Александра Залетова, только за I квартал Комиссия уже получила около 200 жалоб.

Что в итоге

Таким образом, проанализировав все последствия принятия закона о Сплите в том виде, в котором он предлагается депутатам ко второму чтению, большинство участников финансового рынка соглашается с тем, что документ несвоевременный и не соответствует насущным потребностям финансового рынка.

«Сегодня в Украине отсутствует обоснованная и методологически выверенная государственная стратегия развития финансового рынка. Реформа системы надзора – это лишь инструмент, который позволяет достичь целей, определенных в такой стратегии», - отмечает В. Черняховский.

Кроме того, участники рынка обращают внимание, что в большинстве стран, где действует мегарегулятор (и на которые так любят ссылаться лоббисты закона о Сплите), его созданию предшествовали экономические и рыночные предпосылки. Например, появление новых финансовых продуктов, проникновение участников рынка на смежные сегменты, универсализация финансовых компаний, процессы поглощения и слияния крупных участников финансового рынка, появление крупных финансовых групп. В Украине же таких предпосылок на сегодня нет. Поэтому от кого и в угоду кому должен защищать рынок мегарегулятор – непонятно.

Скорее всего, как отметил в своем интервью В. Дарков, просто определенным людям хочется сконцентрировать в одном месте управление финансовыми потоками. Раньше Национальный банк контролировал только банковские потоки, а небанковские – Нацкомфинуслуг. В случае же принятия закона о Сплите все они будут сконцентрированы в руках одного органа государственного управления.
Сергей Николаенко

Все права защищены © Версии.com ** Фабрика аналитики.
При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна