Медиа-фарисейство на костях

Медиа-фарисейство на костях

Сегодня, 20 июля 2018 года, в Киеве почтили память погибшего два года назад журналиста Павла Шеремета. Трогательное сообщение? Бесспорно. Особенно в той его части, где сообщается, что на место гибели люди несли цветы, явились скорбные журналисты и даже посол США в Украине Мари Йованович. Это как бы придало украинской дежурной медиа-скорби международный, не побоюсь этого слова, вселенский масштаб. Типа «весьмирснамисукрожурналистами». Печально-грустную широту и изюминку поминовению придавало и посольство Великобритании в Украине, где, оказывается, тоже все помнят.

«Сегодня мы чтим Павла Шеремета, талантливого и бесстрашного журналиста, который был убит два года назад. Виновные должны быть привлечены к ответственности», – информационно подхватили британцы украинскую печаль. Но не только. Вольно или невольно, хотели они этого или не хотели, но ненароком опять актуализировали главную проблему всего этого процесса – изничтожения журналистов в «стране победившего майдана». Их там полегли, были избиты, посажены в тюрьмы, запуганы репрессиями, облиты зеленкой и дерьмом уже десятки. Да что там десятки – сотни. А причина того, что несть им числа – безнаказанность тех, кто посягает на жизнь и здоровье, на профессиональную деятельность медийщиков. В Украине, конечно, многих не наказывают. Но не о них речь сегодня, а о журналистах. В скорбный день притом...

Но Украина встретила эту страшную годовщину достойно. Накануне один из лидеров организации «С14» Евгений (Жека) Карась буквально дал в морду журналисту «Громадського» Игорю Бурдыге. Причем прямо на глазах там же присутствующей полиции, которая разняла дерущихся, но Карася даже не задержала. А он совершил, между прочим, уголовное деяние – препятствовал журналистской деятельности Бурдыги. За это в нормальной стране и даже в Украине светит вполне реальный тюремный срок. Так гласит статья 171 Уголовного кодекса Украины «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов»:

«1. Умышленное препятствование законной профессиональной деятельности журналистов наказывается штрафом до 50 необлагаемых минимумов доходов граждан или арестом на срок до 6 месяцев, или ограничением свободы на срок до 3 лет.

2. Преследование журналиста за выполнение профессиональных обязанностей, за критику, осуществляемое должностным лицом или группой лиц по предварительному сговору, наказывается штрафом до 200 необлагаемых минимумов доходов граждан или ограничением свободы на срок до 5 лет, или лишением права занимать определенные должности на срок до 3 лет».

Украина встретила эту страшную годовщину достойно. Накануне один из лидеров организации «С14» Евгений (Жека) Карась буквально дал в морду журналисту «Громадського» Игорю Бурдыге. Причем прямо на глазах там же присутствующей полиции, которая разняла дерущихся, но Карася даже не задержала. А он совершил, между прочим, уголовное деяние – препятствовал журналистской деятельности Бурдыги

И это же не я придумал, а, повторяю, твердит УК. А Бурдыга, между прочим, выполнял свою работу при освещении судебного разбирательства с еще одним «фюрером» «С14» Сергеем Мазуром. Его пытаются прижучить за силовой разгон цыганского табора на Лысой горе в Киеве. Вот нацики и взбудоражились. Но УК по-любому остается УК...

И еще о наездах на журналистов. Буквально днем раньше в Кривом Роге избили еще одного местного журналиста, который готовил материал об отравлении бродячих собак. И об этом написал не абы кто, а глава Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко. По его словам, 18 июля сего года в микрорайоне Индустриальный в Кривом Роге были обнаружены десятки трупов бездомных собак, о чем сообщили юзеры соцсетей. Журналист Николай Чирва приехал в КП «Скоростной трамвай», сотрудники которого, как написали жители, и травят собак. Журналист беспрепятственно вошел на территорию предприятия. Но лишь для того, чтобы там получить по лицу. И опять, пишет Томиленко, полиция лишь рассказала, что начала разбирательство по факту нападения на корреспондента. Вот потому-то, по мнению Томиленко, власти и правоохранители на службе у нее только и могут, что «создавать красивую картинку, за которой скрыта безнаказанность» действий в отношении СМИ.

И ведь точно такая же картина наблюдалась и в других случаях поголовного и садистского истребления животных, о чем писали «Версии». Варвары куражились, а полиция тупо не вмешивалась. Так и получилось, что бедные животные и бедные журналисты оказались в одной упряжке – их метелят по-всякому, потому что процесс этот не только увлекательный, но и безнаказанный...

И вот ведь что удивительно: даже в таком, казалось бы, безобидном и аполитичном обыденном деле, как истребление животных и журналистов, некоторые наглецы и злопыхатели все же увидели... политику. Ну как политику... Некую зависимость политики от одной из идеологических доктрин, набирающей силу в стране и постепенно превращающейся в господствующую. Я имею в виду национальное возрождение древнейшей нации на расово правильных принципах «Украина понад усэ!» и «Бандера прыйдэ – порядок навэдэ!». Один из криптоватников и явных путинских сепаров даже написал в форуме при обсуждении статей об избиениях медийщиков и кошечек: «Когда духовным наставником украинской нации на государственном уровне официально становится маньяк-кошкодав Стефан Б., то чего же еще ждать от ее (нации) рядовых членов? Раздачи фиалок случайным прохожим? Ведь Степа до конца жизни гордился количеством задушенных и лично им повешенных кошек. И призывал свою нацию без колебания делать то же самое. Ибо если не ты убьешь кота сегодня, то завтра кот убьет тебя! Вот так становилась и окрепла Великая Идея Кошкодава – убей более слабого и стань сильнее! Убей того, кто не так говорит, не так думает и не пресмыкается перед идеей Великого Вождя всех украинцев! Перед великой Идеей превосходства нацистской шизофрении смерти перед здравым рассудком сохранения жизни».
Некая наследственность в обосновании и в поведении – налицо! Так уж получилось, что чаще всего полиция бездействует, когда, якобы защищая нацию, бесчинствуют и попирают закон представители радикальных националистических и патриотических организаций, структур, шаек и шалманов. Они выкрикивают патриотические и расово правильные лозунги, все крушат на своем пути и бьют морды несогласным. А если вмешиваются сдуру правоохранители, то им может прилететь

Но что самое противное – на это и реально похоже. Некая наследственность в обосновании и в поведении – налицо! Так уж получилось, что чаще всего полиция бездействует, когда, якобы защищая нацию, бесчинствуют и попирают закон представители радикальных националистических и патриотических организаций, структур, шаек и шалманов. Они выкрикивают патриотические и расово правильные лозунги, все крушат на своем пути и бьют морды несогласным. А если вмешиваются сдуру правоохранители, то им может прилететь. И ничего – наказанных за это нет...

Невольно вспомнился еще один гадский момент – некая расово-патриотическая избирательность при демонстрации журналистской солидарности и медийной озабоченности по поводу невинно убиенных. Откровенно арийско-шумерская медиа-тусовка слезно, до соплей в манишку, повторяю, совершенно справедливо скорбит ведь не только по поводу таких же, как она – Павла Шеремета, Вячеслава Веремия. И забывает, что в этом году пошел уже четвертый год после убийства журналиста и писателя Олеся Бузины. За это преступление были даже задержаны двое предполагаемых убийц, представляющих все тот же необандеровский патриотически-националистический сегмент политического спектра (это если объяснять политпринадлежность, не матерясь). Но потом подозреваемых отпустили на свободу, а суд над ними мурыжат и мурыжат без продвижения в разбирательстве и вынесении вердикта. Многие уверены, что убийц могут даже наградить, потому как у патриотов есть индульгенция на убийство – они же патриоты...

Или все же нет никаких индульгенций, а Украина движется к правовому государству, в котором перед законом все равны? Мама Олеся Валентина Павловна написала даже письмо президенту США Дональду Трампу с просьбой помочь разобраться в этом вопросе. А также – найти и наказать убийц сына. И, похоже, она обратилась-таки по адресу, раз посол Йованович скорбит публично и демонстративно по убиенному Шеремету. Почему она не скорбит по Бузине? Его что, можно было убивать, чтобы свобода слова, права человека и демократия в Украине расцвели до невообразимых размеров и достигли невиданных глубин? Если нельзя никого убивать, то откуда это разделение на «правильно убитых» и «неправильно», откуда эти двойные стандарты, фальшь и фарисейство якобы праведной скорби? Может, хоть Трамп ответит, если в Украине некому, а Мари донесет его слова до Украины. Ждем-с ответ, как говорится, втайне надеясь, что все же убивать никого нельзя. Ни зверушек, ни журналистов...