Загадочный #газнаш: почему отечественная добыча не спасет от повышения цен?

Загадочный #газнаш: почему отечественная добыча не спасет от повышения цен?

Новость номер один: правительство договорилось с МВФ о повышении цен на газ поэтапно. Об этом рассказал глава «Нефтегаза» Андрей Коболев. Но точную цифру он не назвал. Это за него сделал министр соцполитики Андрей Рева: месяц назад он сказал, что будет 11 грн. за кубометр (вместо нынешних 4,9 грн.). В НКРЭКУ намекали на 13 грн. Теперь, похоже, их заменят на 8,5 грн. с октября и остальное с марта. Спросите, почему не обеспечить потребности населения газом собственной добычи? Оказывается, он не такой дешевый, как все думают: дороже, чем в холодной России и жаркой Саудовской Аравии. И это не единственная странность...

Как мы уже писали, летом предприятия платили за газ от 10,1 тыс. грн. до 11,1 тыс. грн. за тысячу кубических метров. А население – 4942 грн. за тот же объем. На днях появилась информация, что стоимость газа для промышленности в сентябре поднялась до 13338 грн за тысячу кубометров.

О том, что столько же должно платить население прямо заявила глава Нацкомиссии по госрегулированию энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) Оксана Кривенко.

«На сегодняшний день та цена, которую платит население, не покрывает импортной индикативной цены, она ниже. Почти на 60% уровня импортного паритета покрывает промышленность, в отличие от того, что уплачивается сегодня населением», – сказала она.

И добавила, что считает справедливой рекомендацию Международного валютного фонда установить единую цену для промышленности и населения, которая полностью бы окупила потребленный газ.

Не знаю, как вам, а мне резануло ухо словосочетание “импортный паритет”. Мы все время говорим о стоимости импортного газа и забываем, что у нас есть свой, родной, украинский. И он с лихвой перекрывает потребности ЖКХ.

Для справки. В 2017 году в Украине добыли 20,5 млрд кубометров газа. Больше всех постаралось государственное ПАО «Укргазвыдобування» – 15,3 млрд кубометра. На втором месте частники – 4,1 млрд кубометров. ПАО «Укрнафта» сократило добычу на 17% – до 1,1 млрд кубов. На последнем месте государственный «Чорноморнафтогаз» – 10,5 млн кубометров на месторождении в Стрелковом. Газ из него направляется на обеспечение нужд одного населенного пункта – города Геническа в Херсонской области.

Теперь решаем арифметическую задачку для первого класса. Населению нужно 11 млрд кубов в год. Еще около 6,9 млрд кубометров “съедает” теплокоммунэнерго для производства тепла и горячей воды. Вместе это примерно18 млрд кубов. А «Укргазвыдобування» дает 15,3 млрд. Т.е. надо добавить лишь 2,7 млрд. кубов импорта или коммерческой добычи.


Оказывается, цена, по которой НАК “Нефтегаз Украины” покупает газ собственной добычи у частных предприятий Украины не только вдвое выше государственной, но даже выше импортной. На сегодня это 7629 грн за тысячу кубометров (без НДС) или $275-277 за тысячу кубов

И вот тут начинается интрига. Согласно официальному отчету “Нефтегаза”, весь товарный газ, добытый “Укргазвыдобуванням” закупается “Нефтегазом” для нужд бытовых потребителей и коммунальщиков – производителей тепловой энергии.

Цена установлена Кабмином и составляет 4849 грн за тыс. кубометров. Поставляется с наценкой – 4942 грн. Разница – это доход “Нефтегаза” и “Укргазвыдобування”. Не случайно у топ-менеджеров этих двух компаний – Андрея Коболева и Олега Прохоренко такие неплохие зарплаты: 2 млн грн и 1 млн грн в месяц соответственно. Это с премиальными и матпомощью.

Смотрим дальше. “Укргазвыдобування” продает НАКу свой “продукт”, если пересчитать в доллары по среднегодовому курсу 27,5 грн/$, по $175 за тысячу кубометров. Средняя стоимость импортированного газа в январе 2018 года составила $279 долларов за тыс. кубометров, в апреле – $310, в июне – $267. В целом прошлогодний импорт составил 14,1 млрд кубометров газа из Европы (в России мы не покупали) на $3,2 млрд. За первое полугодие 2018 года мы купили 4,2 млрд кубов на $1,2 млрд.

Таким образом получается, что украинский государственный газ на $100-150 дешевле импортного. И весь идет на нужды населения. Логично, что и население платит за него вдвое дешевле, чем коммерческие потребители за импортный газ.

Но чтобы окончательно закрыть потребности ЖКХ, нужно, как сказано выше, еще 2,7 млрд кубов газа. Почему бы не взять его из коммерческой добычи? Все-таки 4,1 млрд кубов, вполне достаточно. Но...

Оказывается, цена, по которой НАК “Нефтегаз Украины” покупает газ собственной добычи у частных предприятий Украины не только вдвое выше государственной, но даже выше импортной. На сегодня это 7629 грн за тысячу кубометров (без НДС) или $275-277 за тысячу кубов.

Почему же украинский коммерческий газ при одинаковой себестоимости с казенным продается вдвое дороже? Вопрос крайне интересный. Ведь скважины находятся практически рядом – в Харьковской, Сумской и Полтавской областях преимущественно. И затраты на добычу почти одинаковые.

Это мне напоминает советский период, когда спекулянты скупали в государственных магазинах из-под полы дефицит и продавали его дороже. Тогда их ловило ОБХСС, а советские суды давали срок. Сейчас это просто бизнес... На природных ресурсах, которые по Конституции (ст. 13) являются собственностью украинского народа, но фактически таковыми не являются.

Думаю, секрет щедрой расточительности “Нефтегаза” по отношению к частным газодобытчикам в их личностях. Случайные инвесторы в лицензионных украинских недрах не копаются. А “своим” и тем более “себе любимому” переплатить бюджетные деньги не жалко.

Но еще интереснее вопрос себестоимости украинского газа в целом, в том числе и государственного. Официально на старых месторождениях он составляет от $30 до $50 за тысячу кубометров. На новых – еще дороже. И это при том, что природные и экономические условия у нас великолепные: умеренный климат, развитая инфраструктура, никаких проблем с набором рабочей силы.
Придется разочаровать тех романтиков, кто считает, что украинский газ защитит украинцев от высоких цен на коммуналку. Скорее, повышенные цены дадут повод газовикам еще больше понять стоимость своего товара. А удивляться, что при вполне комфортных географических условиях мы имеем столь высокую себестоимость добычи газа не стоит. Сумели же мы на лучших черноземах мира выращивать низкокачественное кормовое зерно

Для сравнения: в России себестоимость – около $25-30, в Саудовской Аравии – $45. Но не забываем, что газовая Россия – это вечная мерзлота Ямала, холодные моря или бескрайняя тундра, где ненцы пасут оленьи стада и куда высококвалифицированный персонал нужно завозить специально и платить ему “северные надбавки”. А в Саудовской Аравии скважины находятся посреди безводной пустыни, добыча ведется при 50-ти градусной жаре силами иностранных специалистов, чьи зарплаты в десятки раз выше, чем у наших газовиков.

Как же мы умудряемся быть такими затратными? Чтобы ответить на этот вопрос, пришлось узнать, чем газодобытчики обосновывают повышение индикативных цен на свой товар. Главный аргумент сводится к тому, что реальная себестоимость добычи газа действительно невысокая, а основные расходы компаний – это разведка и бурение скважин. Но нельзя исчерпывать газ и не бурить новые скважины, потому что очень скоро мы останемся вообще без газа.

Как заявил недавно глава правления государственной компании «Надра Украины» Ярослав Климович, в настоящее время в стране осуществляется промышленная разработка 269 газовых месторождений из 402 разведанных. Там находится 905,6 млрд кубометров газа. Из этих запасов можно добыть только половину, а это на 22 года добычи.

Почему половину? Может, такая особенность. Или устаревшие технологии при отсутствии средств на модернизацию. Вариантов ответа найдется много, и я не могу компетентно их оценить. Так что просто поверим на слово чиновнику.

При этом патриоты любят оперировать статистикой, что, по мнению некой американской компании, которая проводила в 2011 году исследование, потенциальные залежи газа в наших недрах составляют 11 трлн кубометров. Это значительно больше, чем насчитали советские геологи – 4,5 трлн кубов газа.

Сколько газа на самом деле никто не знает. И не пытается узнать всерьез. Парадокс в том, что себестоимость голубого топлива формируют с учетом необходимости бурить новые скважины. Но их далеко не всегда бурят.

Зато стараются раздуть затраты по максимуму. Например, в штат геологов обязательно вводят иностранных специалистов, потому что у нас, дескать, нет уже украинских профессионалов, все уехали или вышли на пенсию. И современную аппаратуру тоже берут в аренду, лизинг, под дикие проценты. В общем, дорого. Я уже не говорю про риски бизнеса: пробурить и не найти газа. Не заложить это в прайс – просто невозможно.

Где-то я прочитала, что “польский специалист, работающий на колтюбинговой установке, стоит $3000 в день, вот себестоимость добычи газа поползла вверх”. Как любопытно! А что специалисты в Саудовской Аравии и операции гидроразрыва пласта на Ямале стоят дешевле?

Но самое забавное, что, как говорят знающие люди, все частные добывающие компании в Украине имеют месторождения, как минимум, уже изученные, где риски “бурить пустоту” сведены к нулю. А самые близкие к власти обзавелись участками с уже пробуренными скважинами. И трогательные рассказы о том, что нам хватит газа только на 20 лет, никакого отношения не имеют к формированию цены на украинский коммерческий газ – выше европейской.

P.S. В общем, придется разочаровать тех романтиков, кто считает, что украинский газ защитит украинцев от высоких цен на коммуналку. Скорее, повышенные цены дадут повод газовикам еще больше понять стоимость своего товара. А удивляться, что при вполне комфортных географических условиях мы имеем столь высокую себестоимость добычи газа не стоит. Сумели же мы на лучших черноземах мира выращивать низкокачественное кормовое зерно. Ну, так и с #газнаш “постарались”...