Психозы недели. Ударим томосом по «Сотбису» и ОП в гостях у Ленина

Психозы недели. Ударим томосом по «Сотбису» и ОП в гостях у Ленина

Не сильно шарю в церковных вопросах, но мне почему-то кажется, что после выходки Филарета томос – тот самый рулон, на котором написан указ Вселенского патриархата об автокефалии Православной церкви Украины, плавно превращается в предмет декоративного искусства. Советую пока не обесценился продать его коллекционерам. На Sotheby's или на Christie’s. С Макроном надо поговорить: хозяева аукционных домов – его граждане. Теперь уже оба...

Думали, речь пойдет о томосе? Или о Конституционном суде? Нет – о «Сотбисе». Конечно, цены на черешню актуальнее. Я уже не говорю об огурцах, предательски подорожавших в жару. Но хочется чего-то поинтереснее, чем прогнозируемый прогиб Конституционного суда в вопросе выборов 21.07 или переезд теперь уже Офиса президента (ОП) из золоченых хором со “спецголовомойкой” на Банковой в музей Ленина на Европейской площади. Потому как Украинский дом он как музеем Ленина был, так им и остался. Несмотря на массовые выставки индийских товаров, благородных котов и фестивали мороженного. Что там еще происходило? Все не упомню.

Что такое «Сотбис»? Это такой очень дорогой рынок, где мы, понятное дело, не скупаемся. Но иногда так хочется поднять рыло из своего местечкового корыта и оглянуться по сторонам: что там за “парканом”? На большом и богатом Западе, куда наша страна, по расчетам Климкина, вступит не раньше 2035 года?

Кстати, порадовал меня наш будущий бывший министр иностранных дел. Перед отставкой начал говорить правду или хотя бы полуправду. "Кто-то слышал, что будем вступать в ЕС в 2025-м. Это глупости, ведь для этого уже давно должны вести переговоры о вступлении. Кто-то слышал, что через 10 лет – уже реальнее, но все еще ерунда", – заявил он недавно. Я тоже считаю, что ерунда. Поэтому вернемся к Sotheby's.

Почему? Потому что он на днях он был продан в частные руки и стал такой же частной компанией, как и его конкурент Christie’s, который был выкуплен еще 20 лет назад. Теперь оба аукционных дома, которые физически находятся в Нью-Йорке (а Christie’s еще имеет и филиал в Лондоне), принадлежат французам.

Sotheby's с Christie’s подавали за миллионы всякие каляки-маляки и говорили, что это круто. В конце концов западный мир этого добра наелся, и к началу технологического бума 1980-х годов Sotheby's практически обанкротился. Все богатые люди хотели иметь дома компьютеры, а не антикварные вазы

Хозяин Christie’s миллиардер Франсуа Пино, а Sotheby's купил миллиардер Патрик Драи (или Драхи, по-разному пишут). Причем Пино в свое время выложил всего $1,2 млрд., а Драи – целых $3,7 млрд. Инфляция доллара, что поделаешь.

Об этом Драи известно, что он хозяин газеты Liberation, еженедельника L’Express, израильского новостного канал i24news, французского BFM TV, радиосети RMC, кабельных сетей в США и нескольких мобильных операторов во Франции, Португалии, Израиле. В общем, мужик при бабле и при влиянии. Не зря Марин Ле Пен на предвыборных дебатах с Эмманюэлем Макроном обвиняла нынешнего президента Франции, что он марионетка Драи. Не помню, что ответил ей Макрон, но чем-то это тема напоминает мне украинские реалии.

С той лишь разницей, что у нас нет, никогда не было и, видимо, не будет аукционного дома с многолетней историей (да и зачем он нам нужен?). Когда Сэмюэль Бейкер основал в 1744 году в Лондоне будущий Sotheby's, в Украине “панували клятi москалi”. В Киев приезжала императрица Елизавета Петровна со своим тайным супругом – украинским певчим Алексеем Розумом-Разумовским, и под это дело ее придворный архитектор Франческо Бартоломео Растрелли закладывал первый камень будущей Андреевской церкви и Мариинского дворца. К слову, Андреевская церковь все еще Вселенского патриархата или уже вернули обратно?

Дальше нам было не до предметов искусства в принципе. Сначала мы были житницей внутри Российской империи. Потом строили то социализм, то независимость. Предметы искусства (в понимании Sotheby's) у нас точно не котировались. Достаточно посмотреть на интерьер АП (теперь ОП), когда Зеленский там экскурсию проводил для журналистов. Вот это я понимаю по-богатому. Золото везде!

А Sotheby's с Christie’s подавали за миллионы всякие каляки-маляки и говорили, что это круто. В конце концов западный мир этого добра наелся, и к началу технологического бума 1980-х годов Sotheby's практически обанкротился. Все богатые люди хотели иметь дома компьютеры, а не антикварные вазы.

В 1983 году его купил американский миллиардер Альфред Таубман – владелец крупной сети магазинов в США. Но счастья эта покупка ему не принесла – он даже в тюрьме отсидел (Патрику Драи не мешает об этом помнить).

Выручка Sotheby's в начале 90-х снизилась более чем на 50% еще и по причине нечестной конкуренции со стороны Christie’s, который начал снижать тарифы на свои услуги. Но тут на место руководителя Christie’s пришел Энтони Теннант, ранее работавший в пивной компании «Гиннес».
Мы такого понять не можем в силу имущественной отсталости. Это наши олигархи, скорее, оценят. Они тоже любят меряться длиной яхт или победами своих футбольных клубов. А для нас, бедных, развлечений не много: выборы или криминальная хроника. Застрелили, удушили, на митинг сходили. Была недолго новая игрушка – томос, да и та уже не интересна

И Таубман с Теннантом договорились о фиксировании тарифов на услуги, что не является преступлением по законам Великобритании, но считается преступлением по законам США (Антимонопольный закон Шермана 1890 года).

О неформальных договоренностях знали только Таубман и Теннант и подслушивавшее их ФБР. И миллиардера Таубмана посадили на год в тюрягу. Там он провел 9 месяцев и вышел за хорошее поведение. До своей смерти 17 апреля 2015 года в возрасте 91 года Альфред Таубман успел организовать своему аукционному дому IPO и превратить его в публичную компанию. Свой контрольный пакет акций он продал в 2005 году всего за $217 млн. Можно сказать, подарил.

Хотя, с другой стороны, старик Таубман знал, что делать, избавляясь от дорогой игрушки: в настоящее время Sotheby’s переживает сложные времена – чистый убыток компании в первом квартале 2019 года составил $7,1 млн. Так что Патрик Драи выкупил у толпы старых снобов, которые млеют при виде карманных часов, бутылок красного вина по $14 121 за бутылку, почтовых марок по $9,5 млн. и другой бесполезной хренотени, не говоря уже о картинах и скульптурах, проблемное архаичное предприятие. Да еще и накинул каждому акционеру на акцию плюс 61% от последних котировок.

Зачем оно ему надо? У богатых свои причуды. Может, хочет посоревноваться с земляком Франсуа Пино, который в 1999 году приобрел аукционный дом Christie’s. По цифрам в личном состоянии Пино обходит Драи. Теперь есть шанс побороться коллекциями и выбором картин Пабло Пикассо, Энди Уорхола и Джеффа Кунса. Ну, и всего того, что продается дорого.

Мы такого понять не можем в силу имущественной отсталости. Это наши олигархи, скорее, оценят. Они тоже любят меряться длиной яхт или победами своих футбольных клубов. А для нас, бедных, развлечений не много: выборы или криминальная хроника. Застрелили, удушили, на митинг сходили. Была недолго новая игрушка – томос, да и та уже не интересна. Я, между прочим, не совсем шучу насчет продажи его на Sotheby’s. Может, кто-то из наших олигархов и купит. А деньги потратим на обустройство в бывшем музее Ленина нового ОП.