Уроки аргентинского

Уроки аргентинского

Дефолт и Аргентина – слова синонимы. Нам надо об этом помнить, когда мы рассуждаем про 40% экономического роста в день выплаты $500 млн по «евробондам Яресько», которые зависят от роста ВВП. В III квартале надо вернуть долгов на $4 млрд. Пока платим регулярно. Но есть риски – упомянутые евробонды и один олигарх, который постоянно шутит о дефолте. Осторожней надо. Эдак мы и вовсе не расплатимся...

Будет много скучной статистики, но без нее никак. Дети пошли в школу, а у Минфина начался сезон платежей. Сегодня отдали МВФ $156 млн, 13-го надо заплатить еще $403 млн. В день эпохального заседания Кабмина с президентом (2 сентября) Украина выплатила очередной процентный доход на сумму около $0,5 млрд. по выпущенным в октябре 2015 года еврооблигациям. Плод любви тогдашнего министра финансов американки Натальи Яресько с Комитетом кредиторов.

Помните, что в 2015 году Украина и кредиторы достигли соглашения о реструктуризации части государственного долга общим объемом $18 млрд. Писали, что Яресько заполучила полное списание $3 млрд., отсрочку платежей по телу кредита в сумме $8,5 млрд. на 4 года, а также фиксирование ставки купона по всем бондам на уровне 7,75% годовых.

Но оказалось, что списание долга было условным: на сумму списанных еврооблигаций Украина выпустила так называемые ВВП-варранты (VRI). По условиям их выпуска держатели наших долговых бумаг претендуют на часть прироста реального ВВП (с учетом инфляции), который превысит 3% в 2019-2038 годах, при условии, что номинальный ВВП (без учета инфляции) превысит $125,4 млрд.

Этой отметки мы уже достигли. МВФ прогнозирует нам в текущем году номинальный ВВП на уровне $134,89 млрд. Спасибо им с кисточкой. А вот с ростом пока непонятно. Аналитики Oxford Ecоnomics насчитали, что в 2019 году он составит 2,7%, в 2020-м – 2,9%. Это рождает надежду. Но...

Уходящее правительство Владимира Гройсмана, которому проблемы сменщиков по погашению долгов, наделанных ими, не говоря уже о долгах их «папередников», были уже до лампочки, сумело накрутить рост ВВП Украины во втором квартале 2019 года 4,6%.

Деньги мы не зарабатываем, мы их занимаем. А потом отдаем. И снова занимаем. Пирамида давно держится на честном слове. Причем, полагаю, что это честное слово Оксаны Маркаровой, которую специально оставили на посту министра финансов, чтобы она удерживала все это хрупкое «сооружение» на своих (не по-женски сильных) плечах

Мы подробно анализировали этот феномен. И разъясняли, что локомотивом статистического роста ВВП стало увеличение потребительских расходов населения, из-за того, что на рынок выплеснулось много неучтенных денег в связи с выборами – президентскими, а затем парламентскими.

Промышленное производство тем временем продолжает сокращаться: в июле 2019 года – на 0,2% по сравнению с июлем 2018 года. А с коррекцией на эффект календарных дней оно снизилось и вовсе на 1,1%. В целом по итогам 7 месяцев 2019 года рост промпроизводства составил 0,4% к аналогичному периоду 2018 года. Да и эта цифра натянута с большим трудом.

Так что деньги мы не зарабатываем, мы их занимаем. А потом отдаем. И снова занимаем. Пирамида давно держится на честном слове. Причем, полагаю, что это честное слово Оксаны Маркаровой, которую специально оставили на посту министра финансов, чтобы она удерживала все это хрупкое «сооружение» на своих (не по-женски сильных) плечах. И Маркарова держит. Из последних сил.

Для справки. За июль-2019 госдолг Украины вырос на $2 млрд. или на 2,5%, достигнув $82,4 млрд. Общий размер прямого госдолга по состоянию на 31 июля составил 1,8 трлн. грн. ($72,22 млрд.). При этом прямой внешний долг за месяц уменьшился с $40,12 млрд. до $39,93 млрд. В том числе за счет интенсивных выплат по «евробонлам Яресько»; зато прямой внутренний долг увеличился с 782,42 млрд. грн до 810,06 млрд. грн (а в долларовом эквиваленте вырос с $29,90 млрд. до $32,29 млрд.).

В перспективе прошлый Кабмин планировал сократить размер госдолга Украины с нынешних 59% до 43% ВВП к 2022 году и запланировал для этого девальвацию гривни. Показатель госдолга заложен в Среднесрочную стратегию управления госдолгом на 2019-2022 год. Что думает по этому поводу новое правительство до конца непонятно. Но и они, скорее всего, будут давить на Нацбанк, чтобы он ослабил курс гривны.

Дело в том, что Минфин при Маркаровой сделал упор на иностранных инвесторов. И не скрывает своего намерения и дальше привлекать их для продажи гривневых облигаций внутреннего госзайма. Пока нерезиденты более падки на облигации внутреннего займа, но номинированные в валюте. Поэтому им не нравится укрепление гривны, которое хорошо получается у Нацбанка, поскольку ОВГЗ и депозиты в валюте получили непривлекательную доходность в гривневом эквиваленте. Мы писали, что те из немногих национальных инвесторов, кто инвестирует в эти инструменты, чтобы потом «вернуться» в гривну, понесли убытки.

Это понимали в Кабмине Гройсмана и наверняка осознают в Кабмине Алексея Гончарука. Поэтому в изготовленную «папередниками» Стратегию управления госдолгом, где заложена плановая девальвация гривни до 28 грн./$ на конец 2019 года и до 29,4 грн./$ – на конец 2020 года, менять не станут.

Данный мессидж уже поймали спецы по экономике из новой команды. Даниил Гетманцев, который от «Слуги народа» возглавил Комитет Рады по финансам и налогам в статье на «Зеркале недели» назвал ВВП-варранты «миной замедленного действия»

В этом же документе были прописаны прогнозы роста ВВП, его замедление к 2019 году с 3,3% до 2,8%, и ускорение в 2020 году до 3,3%, а в 2021 году и вовсе до 3,8%. Это Гройсман, как сказано, выше делал «пакость» будущему правительству, настраивая держателей «евробондов Яресько» на ожидание дополнительных выплат в связи с ростом ВВП. Дескать, в 2019 году мы покажем такой рост, при котором доплачивать по «ВВП-варрантам» не надо. А дальше как-то сами выкручивайтесь.

Данный мессидж уже поймали спецы по экономике из новой команды. Даниил Гетманцев, который от «Слуги народа» возглавил Комитет Рады по финансам и налогам в статье на «Зеркале недели» назвал ВВП-варранты «миной замедленного действия».

По его мнению, эти «ценные бумаги, выпущенные на кабальных условиях, не только могут стать сдерживающим фактором экономического роста (намек на то, что мы не сможем показывать заметный рост ВВП, – автор), к которому мы все стремимся, но и приведут к выплатам, кратно превышающим реструктуризированный в 2015 году долг».

Поэтому он предлагает «одновременно с безукоризненным обслуживанием существующего долга необходимо вести проактивную политику по управлению им, заключающуюся в переговорах с нашими кредиторами о досрочном выкупе долговых обязательств (в первую очередь, VRI) на выгодных Украине условиях…».

Идея хорошая, как и все, что говорят умные экономисты-теоретики. Но ключевое слово тут – теория, а на практике представить добровольный отказ частных западных кредиторов от гарантированных им по соглашению, подписанному с Яресько, долгосрочных доходов, слишком фантастично. Это же не клуб наивных и доверчивых. И не благотворительный фонд. Там ребята, которые своего не упустят.

Есть идея попугать инвесторов дефолтом. С ней носится Игорь Коломойский, повторяя ее в каждом своем интервью (последний раз рассказал сайту «Цензор.Нет»). Но «первым этапом очищения и выздоровления» дефолт вряд ли станет.

Бьюсь об заклад, что финансовый мир не оценит, говоря «по-коломойски», нашу честность, если мы сунемся с заявлением о своей неплатежеспособности. Аргентина – вечный источник «дефолтного напряжения» – своим примером нам это доказывает. Причем наисвежайшим.

Как известно, на днях рухнул курс аргентинского песо – за один день почти на 40%. Очередной экономический кризис обострился после того, как президент Маурисио Макри потерпел поражение на праймериз. А глава Минфина Эрнан Лакунса заявил о возможности попросить отсрочку у МВФ на ближайших переговорах. Только отсрочку! И все рухнуло.

Это при том, что переговоры могут и не состояться, так как в Аргентине на носу президентские выборы, на которых может победить лидер от оппозиции Альберто Фернандес, а экс-президент Кристина Киршнер, нелюбимая Западом и обвиняемая в отмывании денег, в случае победы станет вице-президентом.
Скажите кто-нибудь президенту, чтобы он больше не обещал в публичных выступлениях 5% и более роста ВВП в ближайшие годы. А премьеру, чтобы не фантазировал о росте «минимум на 40%» в ближайшие пять лет. Пока мы под «варрантами», говорить об этом не надо. Кто не верит, может смотаться в Аргентину – посмотреть, что бывает

Все это сложили в кучу, и все – инвесторы побежали. Песо упал уже вдвое. Аргентина ввела валютный контроль, запретила покупать больше $10 тыс. в месяц, но бесполезно. Инфляция, которая в прошлом году достигла 47%, сейчас – 30%. Фондовый рынок упал более, чем на 40%. Все говорят об очередном дефолте, вспоминают ситуацию 2001-2003 гг., когда крупнейшие инвестбанки мира вынуждены были списать 90% долгов этой страны.

И тут самое время напомнить, как Аргентина пришла к такой жизни и навсегда испорченной репутации. В 1990-х она начала погашать свои прежние долги за счет новых, по более высоким процентам. Одновременно брались кредиты для покрытия бюджетного дефицита.

После очередных выборов новый президент Фернандо де ла Руа и правительство объявили об обмене государственных облигаций на новые, имеющие более низкие процентные обязательства и более длительный срок погашения. Это не понравилось инвесторам, они взбунтовались.

6 декабря 2001 года МВФ в наказание заблокировал выделение Аргентине очередного транша кредита в $1,3 млрд. С точки зрения объема финансовых проблем – капля в море. Но эта капля стала последней, после чего все покатилось в преисподнюю и закончилось объявлением крупнейшего в истории дефолта на $80 млрд. из $132 млрд. долга в ночь с 23 на 24 декабря 2001 года. Это сделал и. о. президента Адольфо Родригес Саа, потому что в политическом и экономическом хаосе тех лет президента у Аргентины не было.

Дальше был кромешный ад на полтора десятилетия с самозахватами предприятий и продажей земли иностранцам. Потом вроде как-то вырулили и вот – опять. Это к вопросу о «целебной силе» дефолта у стран с не самой блестящей репутацией заемщика на мировом рынке. Т.е. и о нас тоже.

Так что думаю, нам надо изо всех сил удерживать нашу пирамиду от разрушения и не делать резких телодвижений. Сидим тихо, как ежики, платим регулярно, как зайчики, делаем вид, что все будет хорошо.

P.S. И, плиз, скажите кто-нибудь президенту, чтобы он больше не обещал в публичных выступлениях 5% и более роста ВВП в ближайшие годы. А премьеру, чтобы не фантазировал о росте «минимум на 40%» в ближайшие пять лет. Пока мы под «варрантами», говорить об этом не надо. Кто не верит, может смотаться в Аргентину – посмотреть, что бывает. Мы с ней как раз договорились о безвизовом статусе. Символично...