Великое нефтяное удовлетворение

Великое нефтяное удовлетворение

Американцы должны быть благодарны русским за то, что они (на пару с Саудовской Аравией) заставили их примкнуть к сделке ОПЕК + по сокращению добычи нефти. Без этого в условиях всемирного карантина наблюдать отрицательную стоимость нефтяных фьючерсов мы могли еще долго. А так нефть уже по $40 за баррель. Рекордное сокращение добычи продлено до июля. Ираку и Нигерии сделаны внушения за их мелкие хитрости.

После встречи ОПЕК+ на этих выходных цены на эталонный сорт Brent достигли максимума за три месяца. При том, что спрос на сырье остается низким, а запасы нефтепереработки избыточными. Парадоксальная коррекция, как говорят специалисты.

Может, и парадоксальная, но нефтяники в восторге, в том числе и американские сланцевики. Стоимость августовских фьючерсов на нефть Brent колеблется в рамках $40,8 – 43,3 за баррель. В свою очередь стоимость российской нефти марки Urals увеличилась до $42,55 за баррель, превысив стоимость так называемую цену отсечения, заложенную в бюджете РФ – $42,4 за баррель.

Для русских такая ситуация оптимальна. Потому что если стоимость нефти поднимается выше цены отсечения, полученные сверхдоходы направляются в Фонд национального благосостояния (ФНБ). В ином случае недополученную выручку компенсируют из средств ФНБ. Для сравнения: в апреле средняя стоимость Urals составила $18,22, а в мае – $31,03 за баррель. В общем, не зря старались, додавливая американцев.

Мы подробно описывали хронику великой нефтяной войны, имевшей место весной этого года. Поэтому напомним только основные вехи. Все началось с якобы конфликта между Россией и Саудовской Аравией по поводу снижения нефтедобычи из-за чего цены на нефть начали резко падать.

Но очень скоро стало понятно, что на самом деле идет игра, смысл которой в том, чтобы низкими ценами на нефть затолкать США в соглашение с ОПЕК. Американцы не участвовали в соглашении ОПЕК+ и формально не брали на себя обязательства сокращать добычу нефти, на чем настаивала Россия.

После длительных препирательств произошло так называемое «пасхальное перемирие». В ходе телефонного разговора Владимира Путина с Дональдом Трампом прозвучали слова о «продолжении контактов между руководителями Российской Федерации, США и Королевства Саудовская Аравия». Возник своего рода нефтяной триумвират.


Официальная статистика показывает, что добыча в Штатах упала на 1,5 млн баррелей ежедневно. Но, как говорят специалисты, если посчитать не по так называемым телефонным сводкам, которые делает Американское энергетическое агентство, а посмотреть реально, то снижение достигает около 2 млн баррелей в день. И это не предел

В тот же день Владимир Путин провел телефонный разговор с престарелым королем Саудовской Аравии Сальманом Бен Абдель Азизом Аль Саудом. После чего американцы согласились взять на себя квоту Мексики, которая отказалась что-либо сокращать. И в рамках сделки урезать добычу на 250 тыс. баррелей в сутки.

Но это был лишь дипломатический ход, чтобы сохранить лицо и официально не идти на уступки русским. Фактически же в США с нетерпением ждали отмашки – меньше добывать нефти, потому что цена плавно приближалась к нулю. И сланцевая промышленность превращалась в тотального банкрота.

Официальная статистика показывает, что добыча в Штатах упала на 1,5 млн баррелей ежедневно. Но, как говорят специалисты, если посчитать не по так называемым телефонным сводкам, которые делает Американское энергетическое агентство, а посмотреть реально, то снижение достигает около 2 млн баррелей в день. И это не предел. Ожидается, что к августу-сентябрю с американского рынка уйдет 3-4 млн баррелей, с канадского – 1-2 млн баррелей.

Правда, американцы слишком долго капризничали и согласились на сокращение только в середине апреля, когда по планете бодро маршировал коронавирусный карантин. Великая сила инерции привела к тому, что на момент вступления в силу договора о сокращении добычи нефти (это было 1 мая), он уже не спасал от обвального падения цен к нулю.

Поскольку временная консервация нефтяной шахты – это очень сложная процедура, которая предполагает бетонирование на большую глубину, а чтобы запустить шахту после консервации ее надо будет практически бурить заново, добыча, хоть и сокращенная, продолжалась. А сбыта не было. Поскольку основной потребитель нефть – авиация – практически не летала. Самолеты стояли на земле.

В итоге оказалось, что избыточную нефть негде хранить. Мы рассказывали о том, как многочисленные нефтесуда застопорили рейды у берегов Саудовской Аравии, Сингапура, в районе Малаккского пролива, порта Гальвестоун в Техасе и вблизи Новороссийска. Проблема была у всех одинаковая: нефть некуда разгружать – свободных емкостей нет, а экипажам запрещают спускаться на берег из-за карантина.

Но, пережив сначала нефтяную войну, а затем и нефтяное изобилие, рынок начал потихоньку приходить в себя. Перспектива возобновления авиасообщения в пакете с договоренностями в рамках ОПЕК+ сыграл свою роль.

Нефть сначала медленно приблизилась к $30 за баррель. А 4 июня обновила на лондонской бирже ICE Futures рекорд – до $40 за баррель. Дальше она колебалась в пределах $36,5-39 долларов. Но это уже не 10, не 15 и даже не $25.

Если американцы не взбрыкнут, а Нигерия с Ираком перестанут идти «не в ногу», усилиям ОПЕК + удастся сократить мировую добычу на 9,7 млн баррелей в сутки вместо 7,7 млн. баррелей в мае. Это гарантирует, что цены на нефть не упадут, если только не будет второй волны глобального карантина

Правда, у этой шаткой стабильность есть два рисковых момента. Первый – это американские сланцевики. Как известно, добыча сланцевой нефти при цене ниже $40 за баррель для них не интересна и не рентабельна. Но они готовы начать работать даже с минимальной прибылью или без нее, чтобы выплачивать кредиты: вся сланцевая промышленность США дико закредитована.

Именно возможное восстановление добычи сланцевой нефти, по мнению аналитика AxiCorp Стивена Иннса, является основной проблемой для ОПЕК+. «Быстрое восстановление цен вызвало озабоченность членов ОПЕК+ тем, что быстро реагирующие на цены американские производители возобновят добычу и отхватят часть пирога ОПЕК+», – считает он.

Вторая проблена это так называемые «шалуны». Три страны, входящие в ОПЕК, – Ирак, Ангола и Нигерия – де-факто не стали сокращать добычу нефти. Как пишут в специализированных изданиях, Ирак ссылается на политические сложности: дескать, он прямо инструктировал национальную нефтяную компанию Basra Oil Company сократить добычу в рамках квоты, которая требует от страны убрать с рынка 1 млн баррелей нефти в сутки, но договориться с иностранными нефтяниками, включая американскую Exxon, британскую BP и даже российский «Лукойл», иракцам не удалось. Багдад настаивает, что переговоры продолжаются, но план отгрузки из ключевого порта Басра не изменился по сравнению с апрелем – это 3,3 млн баррелей нефти.

Еще более нагло поступила Нигерия, которая должна была сократить добычу до 1,41 млн баррелей нефти в сутки, но ее экспортный график на май включает поставки на 1,56 млн баррелей нефти в сутки. В оправдание она может разве что сказать о пересмотре государственного бюджета: новая его версия стала резко дефицитной в силу расчета по среднегодовой стоимости барреля в $25. Аналогичным образом повела себя и Ангола (второй по величине производитель в Африке), заложив в майские планы повышенные относительно апреля объемы поставок.

Собственно из-за этих нарушителей и собирали ОПЕК+. Изначально встречу альянса планировалось провести 9-10 июня. Но затем ОПЕК+ начала обсуждать перенос заседания на 4 июня. В итоге встретились 6 июня и договорились о продлении сокращения добычи нефти на месяц, а так же о дополнительном сокращении производства еще на 10%.

Кроме того, ОПЕК+, потребовала, чтобы такие страны, как Нигерия и Ирак, которые превысили производственные квоты в мае и июне, компенсировали дополнительные сокращения в июле-сентябре.

Если американцы не взбрыкнут, а Нигерия с Ираком перестанут идти «не в ногу», усилиям ОПЕК + удастся сократить мировую добычу на 9,7 млн баррелей в сутки вместо 7,7 млн. баррелей в мае. Это гарантирует, что цены на нефть не упадут, если только не будет второй волны глобального карантина.