Давление от "полушахидов"

Как известно из опыта любой революции, ее участники всегда действуют с нарушением существующего на тот момент формального законодательства своей страны. Революционеры всегда хотят нарушить законы, захватить власть и создать новое правовое поле для закрепления завоеванного и себя во властных коридорах. Деятели и Великой французской буржуазной, и Великой Октябрьской социалистической революций сломали своды старых королевских и царских законов. И до тех пор, пока Наполеон не создал свой знаменитый Гражданский кодекс, а большевистские юристы — социалистическую законность, окончательно закрепленную в Конституции СССР 1936 года, в странах царила правовая анархия, при которой правоту или неправоту любых деяний определяла так называемая революционная целесообразность.

Нечто похожее происходит сейчас в Украине. Причем второй раз, с перерывом в два с половиной года. "Оранжевые" осколки прежних "революционеров", слившиеся в так называемую "объединенную оппозицию", опять хотят разрушить основы формального законодательства и создать новую правовую реальность, которая призвана обеспечить им видимость законности захвата власти.

В 2004 году они массовыми акциями якобы народного протеста и под давлением обманутого ими и поверившего им международного сообщества вынудили Верховный суд Украины принять не чисто юридическое, а так называемое "политико-правовое" решение — изобрести "третий тур" президентских выборов, после которого и отдать президентский пост "последней надежде украинской демократии" Виктору Ющенко.

В 2007 году "оранжевые" вынуждают создать такую же новую правовую реальность, обеспечивающую, как им кажется, их возвращение к власти, Конституционный суд. От КС требуют узаконить Указ Президента, все того же Ющенко, о роспуске парламента, законно избранного и даже до этого всеми признанного демократическим. Сначала Ющенко издал Указ, который никоим образом формально не корреспондирует с Конституцией (в "творении" главы государства даже не упомянута статья 90, дающая президенту три законных повода для досрочного прекращения полномочий Верховной Рады Украины). Теперь от КС требуют "освятить" его правоту. Если же конституционные судьи откажутся сделать это, то "оранжевые революционеры" уже публично заявили, что не признают такое решение.

А для того, чтобы их уход в "глухой отказ" выглядел оправданным, они предприняли беспрецедентные шаги по:

а) тотальной дискредитации высшего и единственного в Украине органа конституционной юрисдикции. Как института в целом, так и всех неугодных судей в отдельности. Сначала из состава суда попытались "изъять" пятерых ставленников Президента, заставив их обвинить неизвестно кого в давлении на них, а потом развернули кампанию в подконтрольных СМИ, повествующую о том, что "судьи коррумпированы" и что "народ не доверяет коррумпированным судьям". Вершиной этого процесса стали обвинения СБУ судьи-докладчика по спорному вопросу Сюзанны Станик в получении $12 млн. взятки;

б) непосредственному давлению на работу судей. То, что произошло 18 апреля сего года под зданием КС, не лезет ни в какие ворота — судьям КС "оранжевые" просто не давали пройти на рабочее место.

Связано это с тем, что по украинским законам решения КС являются окончательными, обжалованию не подлежат и обязательны для выполнения всеми без исключения органами власти. Даже Президентом Ющенко, стараниями "оранжевых" опять вознесенным в ранг непогрешимого "мессии", которому позволено ВСЕ. Вот потому "оранжевые" и не хотят, чтобы КС вынес не устраивающий их вердикт. Они хотят выглядеть в глазах окружающего мира эдакими законниками, которые защищают интересы народа, действуют от его имени и потому готовы даже на революции.

Однако уже очевидны несколько взаимосвязанных украинских парадоксов, в которые еще 2—3 года назад мало кто мог поверить. Первый: по сравнению с нынешними "оранжевыми" даже прежний президент Леонид Кучма выглядит сегодня демократом. Он тоже не особо жаловал Конституцию и законы, но хоть формально им подчинялся. И в итоге в стране были созданы некие правила игры, которые позволили ей создать и укрепить институты власти, получить признание на международной арене, худо-бедно развивать свою экономику и — о, это было! — повышать жизненный уровень граждан. И именно Кучма, убедившись в бесперспективности авторитарного метода управления страной, предложил изменить его — превратить Украину из президентско-парламентской в парламентско-президентскую республику. Его в этом начинании якобы поддерживали все. Но потом, когда "оранжевые" убедились, что при новой системе могут легко потерять власть, они выступили за возврат к "сильной президентской руке" своего лидера Ющенко.

Второй: и прежние кучмистские, и нынешние "оранжевые" силы вряд ли могут что-либо говорить от имени народа. Ужасающая степень отчужденности власти от населения страны была зафиксирована как при Кучме, так и при Ющенко. Уровень доверия к институтам власти — ниже городской канализации, 5—15%. Ющенко было взмыл в рейтингах популярности и персонального доверия, но очень быстро скатился в пропасть тотального недоверия. А все потому, что и кучмисты, и ющенковцы в своей деятельности обслуживали прежде всего свои интересы, а не народа, к которому за поддержкой обращались раньше и обращаются сейчас только затем, чтобы придать своим шагам видимость некоей легитимности. Именно из этого стремления родился знаменитый референдум Кучмы 2000 года о перекройке системы власти в свою пользу. Отсюда же и заявления Ющенко с соратниками о том, что у народа "украли победу в 2004 году" и что "народное волеизъявление пытаются извратить в 2007-м". Власть и только власть во всей ее полноте движет украинскими политиками. Потому что только она дает им возможность решать свои проблемы. И когда они, дорвавшись к кормилу, начинают их решать, о народе забывают напрочь.

Третий: в Украине, говорят, якобы случилась "оранжевая" революция. Но на самом деле как раз революции-то и не было. Ибо этим словом называется кардинальный слом всей прежней системы при активном участии народа. Или без него — после верхушечного переворота. И слом не только по части законодательства, но и в области экономики и общественных отношений. Беда "оранжевых революционеров" в том, что они активно задействовали народ, но, придя к власти, ничего не сломали в старой системе, а только попытались приспособить ее к своим нуждам. И слишком увлеклись набиванием собственных карманов и местью поверженным. За полтора года безраздельной власти Ющенко "оранжевые" не сделали почти ничего из обещанного ими на Майдане народу, зато очень заметно пополнили свои личные счета и финансово "забурели". Власть решала свои проблемы, а народ по-прежнему выживал, как мог. Вот сейчас народу и по барабану все, что происходит на главных площадях и улицах столицы. Туда смогли свезти своих сторонников как власть, так и оппозиция. Но подлинных "верующих активистов" мало, и потому вся остальная страна наблюдает за происходящим в Киеве исключительно по телевизору. А люди выходят на митинги "поддержки" в родных селениях только за отдельную плату…

Четвертый: определенным особняком во всем этом стоят нынешние коалицианты, костяком которых являются "бело-голубые" сторонники премьер-министра Виктора Януковича из Партии регионов (ПР). Они, как и противостоящие им "оранжевые", — плоть от плоти прежнего режима, но тоже его якобы отвергли и хотят создать в стране нечто новое. Они "бодаются" между собой как игроки в боях без правил. И с "оранжевыми" все ясно — они показали, что умеют, вернее, не умеют, за полтора года своей власти. Однако и главная проблема "бело-голубых" в том, что в созданном ими явно просматриваются контуры прежнего "кучмизма", но под другим — парламентско-президентским — "соусом", а для демонстрации чего-то совсем нового у них еще не было времени. У власти "бело-голубые" с "розовыми" и "красными" союзниками находятся меньше 9 месяцев, и уже можно говорить, что, в отличие от "оранжевых", в их деяниях меньше авантюризма и расхлябанности, больше предсказуемости и системности. Но не совсем понятно, куда нелегкая вывезет. Это-то если и не пугает, то настораживает…

И, наконец, пятый парадокс заключается в том, что даже после решения КС выход из кризиса не ясен. Равно как и туманны перспективы всей страны. КС может принять несколько решений: не признать Указ Президента конституционным, признать его таковым или вынести вердикт, ведущий к компромиссу, — обязать Ющенко отменить свой Указ, а Верховную Раду и Кабмин — свои постановления, принятые в пику Указу. Первые два варианта будут означать продолжение столкновений до полного изнеможения сторон без достижения полной победы одной из них. Третий по нашей традиции будет называться "политико-правовой компромисс". И он действительно может сбить накал противостояния, но не решит ни одной ключевой проблемы. Главным образом потому, что толчком к нему, основой для него и выходом из него же будут нарушения формального законодательства и выпадание за формальное конституционное и правовое поле страны. Как со стороны Президента, так и его парламентско-правительственных визави. Точно так же, как поводом для обострения конфликта, ведущего к такому "компромиссу", послужили довольно произвольные и спорные эксперименты правящей коалиции и ее правительства с законами и Конституцией.

В итоге КС только разведет участников противостояния по углам политического ринга, даст команду "брэйк" и зафиксирует игроков перед следующим раундом поединка. Решение судей будет напоминать тот железный забор, который милиция возвела перед зданием суда после событий 18 апреля сего года, чтобы, как сказал милицейский начальник, митингующие оппоненты "не столкнулись горячими лбами". Суд в любом случае не остудит эти лбы.

Украинские политики могут даже согласиться на некий отдых. Настоящих "шахидов", в борьбе за власть готовых идти до самоуничтожения, среди них немного. Они тоже готовы пойти на компромисс и довольствоваться "малым". Но это означает одно: если понадобится "большее", то в будущем, возможно, уже недалеком, стороны попытаются опять возобновить свое "толковище", придав его началу иную видимость законности…

…Один дискредитированный во всех отношениях украинский политик как-то сказал занимательную фразу: никогда не бывает так, чтобы было никак. Увы, оказывается, бывает. Причем довольно долго. Именно НИКАК Украина сегодня и живет…