Microsoft попустило

Как известно, одним из главных борцов с производством пиратских копий программного обеспечения всегда была корпорация Microsoft. Почему это происходило, понятно: на продаже лицензионных продуктов Microsoft зарабатывала свои основные деньги. Именно под давлением Билла Гейтса ВТО одним из основных условий приема в полноправные члены выдвигала к таким государствам, как Украина, жесткие требования по приведению своего законодательства в сфере защиты авторских прав в соответствие с международным. Однако, похоже, борьба с пиратством на всех фронтах для Microsoft остается в прошлом: недавно президент бизнес-группы Джефф Райкес заявил, что не видит особой опасности в развитии компьютерного пиратства, и даже признался, что пиратство в некотором смысле способствует увеличению продаж лицензионных копий.

Дословно глава подразделения Microsoft, специализирующегося на бизнес-продуктах, сказал следующее: пиратство в каком-то смысле способствует увеличению объемов продаж легальных копий продуктов. Пользователи, работающие с контрафактными программными продуктами, через некоторое время настолько привыкают к ним, что уже не хотят переходить на альтернативные решения. И рано или поздно такие пользователи могут решиться на покупку лицензионного программного обеспечения. "Если пользователи хотят воровать программные продукты, то пусть уж лучше воруют у нас", — сказал Райкес.

Такие заявления одного из ближайших соратников Билла Гейтса говорят о том, что Microsoft серьезно пересматривает стратегию своего бизнеса. Дело в том, что на сегодняшний день компания монополизировала рынок программного обеспечения для персональных компьютеров, и поскольку альтернатив ее программного обеспечения практически не осталось, пираты вынуждены воровать и продавать ее же продукт, тем самым увеличивая и усугубляя монополию корпорации. Впрочем, позиция Райкеса не означает, что корпорация полностью прекратит борьбу с контрафактным программным обеспечением. Вероятно, речь идет о том, чтобы установить правильный баланс между преследованием пиратов и пониманием того, что рано или поздно они могут перейти на использование лицензионных продуктов.

Это должно воодушевить украинских пиратов: ведь именно под давлением Microsoft Украине пришлось в срочном порядке уничтожать у себя (в прямом смысле — давить бульдозерами) подпольную индустрию по производству пиратских копий, в которой до последнего времени мы были "впереди Европы всей".

Почему же Гейтс и его компаньоны либерализовали свое отношение к пиратству? Осознали тщетность вложений в борьбу с ним? Думаю, дело обстоит несколько иначе.

Нужно отметить, что сегодня Microsoft получает все больше доходов не от продаж лицензионного продукта, а благодаря производству программного обеспечения под заказ разработчикам всевозможных компьютерных, мобильных и мультимедийных новинок, предназначенных для массового пользователя.

И в этом смысле пираты Биллу Гейтсу только в помощь: на сегодняшний день в мире практически отсутствует альтернативная программная среда, с которой бы легко согласовывалось программное обеспечение всех новых высокотехнологичных товаров на рынке. "Свободный Linux" не может стать альтернативой, поскольку программные разработки для "новых наворотов техники" на его базе если и появляются на рынке, то почти всегда после Microsoft, как бы ему вдогонку.

А стоимость программного продукта, "закачанного" в товар, как правило, уже включена в его цену. Типичный пример: "продвинутые" мобильные телефоны или карманные ПК на сегодняшний день заранее оснащены операционной системой Microsoft. И, в отличие от стандартных персональных компьютеров, найти "продвинутый" смартфон или карманный ПК, не имеющий операционной системы Microsoft Windows, практически невозможно.

К тому же, по мнению аналитиков, через год-два мы будем стоять на пороге массового прихода новых технологий в сферу стандартных персональных компьютеров. При этом весьма вероятно, что такое "железо" будет стоить относительно дешево, но производители уже заранее "встроят" в товар стандартный набор программного обеспечения. Для Microsoft крайне важно, чтобы "компьютерный пакет" заказывали у него. По мнению специалистов, сегодня разрабатывается такая система, которая не будет поддаваться апгрейду: другими словами, без коренного ухудшения работы на новые "компы" установить дополнительные пиратские разработки будет нереально. Придется покупать новое "железо" с новым, уже установленным программным обеспечением.

В связи с этим у ответственных за продажу "старых" продуктов функционеров Microsoft, возможно, возникла идея сбыть залежалый товар по заниженной цене в третьи страны. Но, чтобы конкуренты не возмущались, это можно сделать… через тех же пиратов.

Наконец следует отметить, что по-прежнему чрезвычайно высокими остаются доходы Microsoft от производства программного обеспечения оборонного назначения для спецслужб, всевозможных служб безопасности и контроля и других смежных сфер, а также систем автоматизации производства в различных отраслях. И в вышеперечисленных сферах пиратство, понятное дело, отсутствует.

Ослабление борьбы Microsoft с кражей интеллектуальной собственности косвенно означает, что Билл Гейтс намерен в ближайшее время постепенно отходить от "профильного" направления своего бизнеса и сосредоточиться на более рентабельных сферах. "Киевский телеграф" уже писал о том, что глава Microsoft начинает уделять повышенное внимание инвестициям в гостиничный бизнес, добычу серебра и других цветных металлов, а также вложениям в фармацевтическую отрасль. Такая стратегия Билла Гейтса становится понятной, если учесть, что на сегодняшний день производство программного обеспечения для персональных компьютеров и "компьютеризированных устройств" (включая, к примеру, стремительно прогрессирующие мобильные телефоны) перестало быть сверхрентабельным бизнесом. Хотя, как мы сказали, монополии Microsoft здесь пока ничего не угрожает.

Новая стратегия Microsoft, конечно же, не означает, что с пиратством не будут бороться другие компании, производящие продукт для широкого потребителя. Поэтому можно предположить, что основной накал борьбы переместится в другие сферы: незаконное "копирование" и последующая продажа фильмов, видео- и аудиозаписей, брэндов и т. д.