Социалисты в ответе

К первой годовщине выборов Социалистическая партия подошла с неплохим багажом: спикер, три министра в правительстве, глава Фонда госимущества. СПУ действует в политической системе, к созданию которой сама же приложила руку, и намерена продолжать политреформу. При этом социалистам приходится отбиваться от публичных обвинений вчерашних единомышленников и соратников по "оранжевому" Майдану в предательстве идеалов. О том, как им живется в такой напряженной обстановке, "Киевскому телеграфу" рассказал первый секретарь политсовета СПУ, народный депутат Михаил Мельничук.

Михаил Васильевич, 26 марта исполнился год со дня проведения парламентских выборов. Подводя итоги, ответьте, пожалуйста, на следующий вопрос: выиграла или проиграла Соцпартия от того, что отошла от "оранжевых" сил и присоединилась к коалиции?

— Наша партия шла на выборы самостоятельно, проводила свою линию в стратегии и тактике. Мы не подписывали никаких соглашений ни с "Нашей Украиной", ни с БЮТ, а вот они не раз публично подтверждали свою готовность реализовать конституционную реформу. Поэтому социалисты не испытывают никакого дискомфорта из-за создания антикризисной коалиции. В чем нас обвинять? В том, что мы хотим выполнять обещания, данные своим избирателям?!

Мы делали все от нас зависящее, чтобы сплотить политические силы, прошедшие в парламент под "оранжевыми" знаменами, и создать демократическую коалицию. Но этот процесс затянулся из-за амбициозности некоторых "вождей", из-за дележа кресел настолько, что просто терпения не хватало. Поэтому было принято решение о создании антикризисной коалиции, в которую вошли Партия регионов, СПУ и КПУ. Потеряли или приобрели что-то социалисты от такого союза? Знаете, дело ведь не в партии, а в том, что получит от деятельности коалиции 47-миллионный народ Украины. 300 тысяч членов СПУ — это лишь часть украинцев. Для нас было главным, чтобы люди почувствовали уверенность в завтрашнем дне, а также стабильность, видя, как работают правительство, парламент, принимаются законы. И анализ итогов работы в первом квартале 2007 года дает нам основания заявить о том, что мы в своем решении не ошиблись.

Выдержала ли СПУ испытание властью, в которую попала после долгих лет, проведенных в оппозиции?

— Вы правы, испытание властью — дело непростое. Но не в традиционном смысле искушений и соблазнов. Дело в том, что экономика страны находится в ужасном состоянии. Многие важнейшие вопросы не решались годами, и сегодня социалистам приходится "разгребать" эти завалы. Кстати, хочу заметить, что мы пришли во власть еще до образования антикризисной коалиции: представители Соцпартии работали в министерствах АПК, образования, возглавляли Фонд государственного имущества. Но в то время шла грызня вокруг должности премьер-министра, и о нормальной работе говорить не приходилось. И только теперь, когда правительство работает эффективно, можно сказать об определенных успехах. Например, ФГИ проводит серьезную работу по инвентаризации жилищного фонда. Валентина Семенюк впервые ввела новую схему продажи госимущества — открытые конкурсы с элементами аукциона, на которые всегда приглашают представителей прессы. Сейчас глава ФГИ добивается прозрачной продажи имущества Минобороны, которое до сего времени просто разбазаривалось. Есть качественные наработки в Министерстве транспорта и связи: в частности, совместно с европейскими специалистами разрабатываются масштабные проекты по улучшению автомобильных дорог и железнодорожных путей. Есть что сказать и министру образования Николаенко: по его инициативе зарплата учителям будет повышена до 1100 гривен, он ведет активную работу по улучшению качества высшего образования. Кроме того, в парламенте прозвучала интересная информация от нового министра внутренних дел Василия Цушко о том, как в действительности обстоят дела в системе МВД. Кстати, несмотря на непонятную реакцию со стороны Президента и Юрия Луценко, ни одно заявление Цушко не опротестовано в суде. Значит, все, что было сказано, — правда, и министр наводит порядок в правоохранительном ведомстве. Мы еще многое от него услышим. В общем, партия спокойна за тех людей, которых она делегировала во власть.

Вы упомянули о Юрии Луценко, который во всех своих публичных выступлениях клеймит Соцпартию. Как СПУ будет строить отношения с ним и его организацией "Народная самооборона"?

— Мы не будем строить отношения со структурой, которая создана для дестабилизации ситуации в стране. В Украине было слишком много партий, которые появились перед выборами, сделали громкие заявления о том, что они изменят жизнь в стране, а теперь их не слышно и не видно. Изменять жизнь приходится нам, тем, кто прошел в парламент.

Если говорить конкретно о Луценко… Я с уважением относился к нему, как и многие в партии. Мы были соратниками, вместе работали. Но заметьте, за ним никто из СПУ не пошел, за исключением разве что некоторых партийных маргиналов. Так, в Кривом Роге бывший член Соцпартии, исключенный за нарушение партийной дисциплины, перешел к Луценко. Или в Донецкой области один из секретарей райкома, который провалил избирательную кампанию, изъявил желание с ним работать. Но нет ни одного примера, чтобы парторганизация в 200—300 человек приняла решение о переходе в "Народную самооборону".

Сохранят ли социалисты свою "золотую акцию" теперь уже в коалиции национального единства, которая будет расширена за счет депутатов-"мигрантов" из БЮТ и "Нашей Украины"?

— Мы никогда не говорили о том, что социалисты владеют "золотой акцией". Просто у СПУ есть четкая позиция, выверенная стратегия и тактика действий, поэтому в любой коалиции партия будет иметь вес. Поверьте, позиции Соцпартии в существующем коалиционном формате не будут ослаблены. А то, что формируется коалиция национального единства, и к нам приходят депутаты, настроенные на конструктивную работу, — это хорошо. Наша коалиция изначально была открыта для всех, и это записано в договоре о ее создании. А вообще, по моему личному мнению, БЮТ и "Нашу Украину" покидают люди, которым надоело заниматься демагогией. Многих из них я знаю: они всю жизнь работали, а не бездельничали, как сейчас, когда их вынуждают охранять электрощитовые или блокировать трибуну. Сначала ультиматум придумали, теперь вот решили возродить Комитет национального спасения. Для чего?! Что случилось в Украине? От чего ее надо спасать? Существование Комитета нацспасения было оправдано в 2004 году, когда страна стояла на грани гражданской войны. Я сам в него входил. А сейчас такой необходимости нет, поскольку ситуация в экономике, социальной сфере стабилизируется. Другое дело, что это не нравится некоторым радикальным политикам, поэтому они искусственно и "разогревают" общество. Ради власти они готовы на все, не задумываясь о последствиях. Вот это очень опасно, поскольку Украина оказывается заложником "политических наркоманов", для которых высокие должности и полномочия затмили все на свете.

Как вы можете прокомментировать заявление юристов "НУ" о том, что переход в коалицию отдельных депутатов, а не фракций делает ее незаконной и Президент получает право распустить парламент?

— Неужели они думают, что у нас менее компетентные юристы? В действиях коалиции нет ничего противозаконного, поэтому у Президента отсутствует право распускать ВР. Другое дело, что некоторые "советники" из его окружения подталкивают главу государства к незаконным действиям — чтобы удовлетворить собственные властные аппетиты. Схема проста: нарушив Конституцию, Виктор Ющенко спровоцирует процедуру импичмента, и тогда за кресло президента начнут сражение те, кто сегодня именует себя его главными друзьями и помощниками. Кроме того, имеет место своеобразная компенсация, поскольку "Нашей Украине" на сегодняшний день нечем оправдать массовый переход депутатов в большинство. Им хочется доказать, что у них идейно сплоченная партия, хотя будь это так, "НУ" давно провела бы съезд, избрала лидера, заявила о конкретных планах и шагах. Точно так же нет единства и в БЮТ. Там есть авторитарный лидер, который всех заставляет ходить строем. Депутаты этого не хотят. Если внутри партии отсутствует демократия и дискуссии, то она не имеет будущего.

Многие аналитики прогнозируют, что Президент в ближайшем будущем превратится в номинальную, ни на что не влияющую политическую фигуру. Что СПУ думает по этому поводу?

— Я с этим не согласен. Можно открыть Конституцию и убедиться в том, что у Президента остается довольно много полномочий. И уверен, что, несмотря на все разговоры о снижении влияния главы государства, во время определения кандидатов на президентское кресло желающих будет более чем достаточно. Даже после конституционной реформы полномочий у Ющенко осталось больше, чем у некоторых европейских лидеров, например, у президента Польши. Другое дело, что польский президент принимает активное участие как во внешней политике, так и во внутренней, он в курсе всех событий. А у нас под полномочиями понимается возможность кого-то назначить, повлиять на прокуратуру, суды, чтобы они принимали решения под диктовку. Такого уже не будет. Суть политреформы заключается в том, чтобы не было авторитарного управления. Парламент никогда не примет решения, если за него не проголосуют депутаты, и спикер не может диктовать, как и что им делать. В правительстве премьер имеет влияние на министров, но я сам был свидетелем того, как члены Кабмина, дискутируя с Виктором Януковичем, меняют его точку зрения на ту или иную проблему.

Когда, по-вашему, начнется второй этап политреформы, расширяющий права местного самоуправления?

— Мы сделаем все от нас зависящее для того, чтобы политреформа в части местного самоуправления была принята в этом году. И если спикер Александр Мороз говорит, что в скором времени у коалиции будет 300 голосов, необходимых для конституционных изменений, значит, для этого есть все основания. Только за последние полгода Александр Александрович встретился в регионах с огромным количеством людей. Все они ждут продолжения конституционной реформы, которая сделает невозможной реставрацию авторитарной системы. Сегодня необходимо дать местным органам власти экономические, кадровые, финансовые полномочия, чтобы они могли эффективно работать. Речь идет о децентрализации власти, о европейской модели управления, при которой избиратель будет ответственен за свой политический выбор. А затем можно думать и о проведении административной реформы, которая тоже позитивно скажется на работе местных органов самоуправления. Просто надо сначала их укрепить. Ведь опыты экс-вице-премьера по вопросам админреформы Романа Безсмертного, предложившего укрупнение районов, чуть не спровоцировали региональный кризис…

Вы сказали, что депутаты, которые хотят перейти в коалицию, идут к Морозу. А почему именно к нему, а не к лидеру Партии регионов?

— К спикеру обращаются не только с вопросами о переходе в большинство, к нему приходят советоваться как к опытному политику, имеющему авторитет в Украине — причем даже многие из тех, кто работает в Верховной Раде не один созыв. Что же касается Виктора Януковича, то он не уполномочен определять действия народных избранников — у премьера совсем другие функции. И в этом плане очень своевременен закон о Кабмине, четко разграничивающий сферы полномочий и сферы ответственности институтов власти. Это раньше назначения, торги, отставки, консультации проводились одним человеком в одном кабинете, а сегодня "включилась" другая модель управления. И депутаты это видят и понимают.

А как вы вообще оцениваете "качество" оппозиции, какой она должна быть? Может, в теперешнем качестве она даже удобна?

— Нам нужна оппозиция, как и в любом государстве. И оппозиция сегодня может быть очень широко представлена во власти. Я имею в виду должности вице-спикера, председателя Счетной палаты, руководителей профильных комитетов парламента. Закон об оппозиции, готовящийся ко второму чтению, предоставляет ей большие права. Надо только сейчас хорошо поработать и принять его. Мы готовы к этому. Другое дело, что самой оппозиции такой закон не нужен. Если бы она в нем нуждалась, то в известном ультиматуме данное требование стояло бы на первом месте. А так все 17 пунктов носят декларативный характер и ничего не дают оппозиции. Просто их цель — кресло премьер-министра, и, исходя из этого, они и строят линию своего поведения в парламенте.

То есть принятие закона об оппозиции — это вроде принудительного лечения?

— Думаю, это выход из положения, поскольку сама оппозиция не может удержаться в рамках приличий. В законе ведь и оппозиционная работа в парламенте специально оговаривается. Уже нельзя будет всякие дудки применять. Так что невыгоден им этот закон. Поэтому они и придумывают какие-то референдумы, пытаются агитировать людей, уже порядком подуставших от митингов и стихийных майданов. Я приведу вам пример: в Черновицкой области есть город Новоднестровск, где 80% людей остались без работы после того, как прекратили строительство ГРЭС. Я приехал на митинг, на который вышли две тысячи жителей: за полтора года у них городская власть украла три миллиона гривен, наглым образом повысив тарифы — безо всяких расчетов, нарушив несколько законов. Так вот, городской голова там избирался при поддержке БЮТ! Как можно после этого слушать демагогию Юлии Владимировны о тарифах и заботе о народе?! Два месяца работали наши юристы, мы подали в суд, выиграли его, и сегодня три миллиона гривен городской совет должен вернуть горожанам. Пусть БЮТ приведет хоть один пример из своей практики, когда незаконно повышенные тарифы были по их инициативе понижены, а деньги возвращены.

Мы начали с социалистов в правительстве и ими же будем заканчивать. Почему идет такая информационная война против Рудьковского? Почти каждый месяц мы что-то нехорошее о нем слышим.

— Эта нелюбовь передалась некоторым чиновникам с улицы Банковой от Кучмы. Вы же помните роль Рудьковского в "кассетном скандале". Кроме того, он молодой, неординарный политик. Всегда имеет свое мнение. Иногда может жестко высказаться в адрес высокого чиновника, и сразу же идет реакция. А обвинение насчет поддельного диплома — это не ново. Еще в Житомире, когда он баллотировался в депутаты, команда Кучмы пыталась поднимать такую волну. Если бы это было правдой, давно бы все доказали в суде.

При Кучме было очень многое завязано на транспорте, там существовали серьезные схемы, и, по одной из версий, Рудьковский кому-то помешал их использовать сейчас…

— Тяжело поднимать тему связей с прошлым режимом хотя бы потому, что я вижу их по некоторым кадровым назначениям. Например, идет куда-то человек от Соцпартии — есть поддержка премьера, вице-премьера, но его не назначают. И в итоге мы выходим на маленького чиновника в отделе кадров Кабинета министров, который все блокирует. Этот чиновник при любом премьер-министре принимал решения, готовил документы, тормозил процессы…

Так это саботаж в Кабмине?!

— Нет, не саботаж, но пример очень показательный. А что касается схем в Минтрансе, то, действительно, это были очень серьезные проекты, которые сейчас поломаны полностью. Некоторым людям перекрыли кислород, а они-то привыкли жить за счет теневых оборотов. Кто виноват в этом? Рудьковский. Вот они и пробуют добраться до министра любыми путями и поставить вместо него человека, который будет работать так, как ему скажут.

Да что там прошлый режим… Когда Президент Ющенко уволил 18 тысяч работников государственных администраций, он сделал большую ошибку. Не было такого количества профессионалов, чтобы заменить их. И в итоге те, кто пришел на освободившиеся места, сразу начали работать на себя. По Черновицкой области могу сказать, что половина глав администраций знают, что они временные и работают на себя. Правда, в последние два-три месяца подход правительства радикально изменился. Мне нравится, что речь идет не просто о подборе кадров. Налажена целая система, в работе которой принимает участие и Академия госслужбы, и специальная кадровая комиссия, в состав которой входят представители коалиции. До этого практиковался следующий принцип: любишь эту власть — на тебе пост и служи. Хуже этого ничего нет.

Социалистам достались самые "вкусные" посты в правительстве. Вам не завидуют коллеги по коалиции? Не ревнуют?

— Когда Василия Цушко назначили министром внутренних дел, а меня — первым секретарем политсовета СПУ, лидер партии поручил мне отвечать за кадровую политику. И когда мы с союзниками ее обговариваем, то никакой ревности я не испытываю. Вы говорите "лакомые кусочки"?.. Нет, это самые ответственные участки! Кто ездил по железной дороге, тот знает, сколько там проблем. Или в селах, где не видели участкового полгода. Социалисты пришли туда, где половина государственного имущества была разграблена. Они сегодня возвращают все на свои места, в том числе через суды. Не думаю, что это так уж сладко. Нас еще не раз будут критиковать за это, но порядок наведем все равно.

Беседовали Дмитрий Заборин, Александр Юрчук