Искушение проекта «300»

Есть такая штука – сакральные цифры, у каждого народа – свои. Для одних тринадцать означает неудачу, для других – наоборот. Украинцы ввели в оборот еще одно сакральное число – триста. Вопрос будет в коалиции национального единства три сотни голосов или не будет, стал очень важным, по крайней мере, для президента. Ющенко предстоит принять важное решение, которое может стать последним в политической карьере. Один вариант – дальше слушать Юлию Владимировну, спровоцировав тем самым расширение большинства, и остаться вообще без ничего. Второй - прекратить ссориться с коалицией и получить некие гарантии…

Но, в любом случае, вся власть в стране оказалась теперь в руках «антикризисников», теперь национально единых. Переход в коалицию Анатолия Кинаха и людей из его группы дал повод политическим аналитикам начать подсчет ресурсов оппозиционных фракций: сколько еще депутатов может переметнуться в большинство. И, в общем-то, зря. Как заявил «Версиям» директор Института политического анализа и международных исследований Сергей Толстов, «все зависит от качества работы правительства. Если сможет показать обществу и политическому классу, что способно обеспечить прорыв в будущее и улучшить внутренние условия, никакая сила – ни личностная, ни финансовая – не удержит самых трезвомыслящих депутатов от перехода в правительственное большинство».

Понятно, что многое тут зависит от Виктора Януковича. А ему предстоит весьма нелегкая задача совместить характерную для него жесткость с необходимостью учитывать мнение увеличившегося числа союзников. Ведь даже и группа Кинаха, при ее формальной малочисленности, имеет приличный политический вес. Кроме того, после последнего перетряхивания состава правительства в нем не осталось случайных людей, которых можно обвинить в саботаже, вредительстве, порче машин и механизмов.

Вместе с тем, процесс перехода из оппозиции в большинство – не такая уж простая штука. Кто еще не слышал, что за это дают по пять миллионов долларов? А теперь представьте, что человек должен совершить шаг, за который ему автоматически будет присвоен статус предателя и «запроданца», но денег при этом не получит. Это же просто как удар молотком по голове. Били вас когда-нибудь молотком по голове? «Леди Ю» как никто другой умеет создать невыносимую моральную атмосферу.

Но при этом один из «перебежчиков» от фракции БЮТ, народный депутат Александр Ковтуненко откровенно сообщил «Версиям», что он лично и его коллеги на самом деле Герои Украины. Они (надо полагать, не без согласия лидера фракции) выполняют план по внедрению в состав коалиции, автором названия которой был Виктор Андреевич Ющенко. И своими действиями дают ему повод для роспуска парламента и проведения досрочных выборов. Тему расширил и углубил уже сегодня юрист «Нашей Украины», заявивший, что, исходя из буквального понимания Основного Закона, сформировать коалицию в Верховной Раде могут исключительно депутатские фракции.

Но, несмотря на чьи-то желания, все же есть четко направленный процесс. Перешагнув в новый формат, правящая коалиция приступит к укреплению властной вертикали, переподчиняя себе институты, остающиеся под контролем президента. Прежде всего, местные власти, для чего в правительстве даже введен пост министра регионального развития и строительства: стоить только пустить потоки субсидий и субвенций через него, как главы райгосадминистраций забудут о Викторе Андреевиче. А дальше есть над чем поработать: Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания, Высшая квалификационная комиссия судей, Госкомиссия по ценным бумагам и т.п.

Отсюда проистекает логичный вопрос: удержится ли Виктор Федорович, склонный к жестким централизованным методам управления, от искушения замкнуть все на себя? Сергей Толстов полагает, что опасаться нечего, поскольку сама по себе образуется система сложного баланса, когда в одних случаях нужно будет учитывать мнение левых, в других – либералов, перешедших (или еще тех, что придут) из «Нашей Украины». В конце концов, говорит политолог, «степень неформального политического взаимодействия между двумя группами политической и экономической элитами выше, чем мы думаем».

«Представим себе, что страна перейдет в режим демократии прямого действия – марши на Киев, блокирование работы государственных институтов, захват здания Верховной Рады, чтобы туда зашел «народ» и не давал парламенту работать тридцать дней. Все это закончиться далеко небезобидно и далеко не все этого хотят», – подчеркнул Толстов.

А вот народный депутат Николай Онищук, прошедший в парламент в составе группы Анатолия Кинаха, проторившего дорожку в коалицию, видит ситуацию совершенно иначе. Проект «300», т.е. увеличение числа депутатов в большинстве до конституционного, он видит делом вредным и для самого большинства, не имеющего никакой общей, цементирующей идеи, и для страны. «Изменения в Конституции преследовали цель обеспечить новую систему организации власти на принципах ее сбалансированности и противовесов, лишить всех субъектов властной монополии. Проект «300»противоречит тем задачам, которые были решены в декабре 2004 года, – говорит Онищук. – Истории неизвестны случаи, когда монополия на власть была употреблена в полном объеме на пользу государства. А если и были, то они связаны с великими личностями, которые интересы нации ставили выше корпоративных».

Альтернативой здесь (и именно этим Онищук оправдывает свое решение остаться в «НУ») может быть только некий общенациональный политический проект. А именно, договоренность между основными политсубъектами касательно внесения не позже осени этого года конституционных изменений, касающихся раздела государственной власти при сохранении парламентско-президентской формы правления. Конкретно: расширение полномочий местных советов и превращение местных администраций в их исполкомы и префектуры; компенсация президенту за эту потерю – полномочия по назначению и увольнению главы СБУ и генпрокурора, повышение его влияния в Высшем совете юстиции и повышение влияния самого совета в системе судебной власти. Парламенту дается право выносить «президентским» силовикам вотум недоверия, а Кабмин формирует всю остальную вертикаль власти.

В общем, задача, насколько можно судить, непростая, но важная: все основные участники политического процесса должны проявить волю и разум, сознательно ограничив себя и тех, кто придет за ними, от целого комплекса искушений с нехорошими последствиями. Свою миссию народный депутат Онищук (и, надо полагать, он не один такой) видит в решении этой задачи. Тогда были бы сняты с повестки дня темы о досрочных выборах, акциях протеста и пр., о чем мы говорили выше, но уже не механическим объединением интересов двух групп, а на более высоком уровне.

Хороший план. Только все же есть большие опасения, что комплексы искушений могут пересилить. Хотя уровень демократических свобод у нас высок как никогда, слишком легко политические партии скатываются к авторитаризму. Слишком привыкли они к персонификации политики. А значит, вполне может быть хоть и не 300, но 280 депутатов, президент, помноженный на ноль, единственно верная оппозиция и даже досрочные выборы.