Повелитель бабочек и тигров

Когда перед Новым годом в исламском мире пронесся шквал протестов (не столько против казни Саддама Хусейна, сколько против того, что в этом замешана Америка), то чуть ли не единственным лидером, спокойно согласившимся с приговором трибунала, стал малайзийский премьер Абдулла Бадави. Конечно, все в руках Аллаха, но ведь если суд законный, а приговор — по совести, то зачем бунтовать...

Крылышки бабочки. Малайзия — рай для энтомологов, изучающих бабочек. Говорят, там есть уникальные экземпляры: с размахом крыльев, как у птицы, с зубами и даже что-то там лопочущие...

И сама Малайзия — государство уникальное. Там есть король, поэтому обычно страну называют конституционной монархией. Но король — выборный, как в бывшей Речи Посполитой. Избирают его из 13-ти наследственных султанов на пять лет. Очередь каждого султаната "делегировать" собственного монарха наступает раз в почти 40 лет. Малайзия — страна также многонациональная: большинство — малайцы, полно китайцев (как же без них!), а также привезенных когда-то колонизаторами индийцев. Белый человек до сих пор считает, что местный народ живет в раю: еще путешественник Иван Гончаров, сойдя на берег с борта фрегата "Паллада", поймал бабочку для коллекции, сорвал с пальмы плод (там есть что срывать!) и написал: "Живут же люди в этих климатах, и как дешево! Пища — горсть рису, десерт — ананас. Жить, то есть спать, можно везде: где ни лягте — тепло и сухо". И никакой тебе зимы...

Но местный народ со времен первых белых людей сильно изменился. После того как 100 лет назад началась автомобильная эра, а в малайзийских лесах нашли каучуконосы, дороги в этой стране — одни из самых удобных в мире: в тамошний гудрон-асфальт добавляют природный каучук. А если вы покупаете компьютер, знайте: его железное сердце-процессор, возможно, сделан в Малайзии.

Страна создала так называемую "монопартийную систему": что-то вроде КПСС в азиатском варианте. Впрочем, "Национальный фронт", который находится у власти с момента провозглашения независимости — это, скорее, блок "клубных групп". А ядром фронта является Объединенная малайская национальная организация. Ее формальный лидер становится главой кабинета — совсем как в Британии. Европейских аналогий следует все-таки избегать: в государстве, где подавляющее большинство населения мусульмане-сунниты, СМИ — под жесточайшим контролем. Законодательство о цензуре — одно из самых развитых в мировом масштабе. Цензоры могут запретить музыкальный клип, если он покажется им непристойным, а из американских фильмов регулярно вырезают все поцелуйные сцены и "затирают" слова из четырех букв (f***). Стараются также не напрягать отношения между малайцами, индийцами и китайцами — горький опыт дефолта 1998-го многому научил.

Для сохранения крылышек в целости — Малайзия похожа на тропическую бабочку даже с космической высоты — одного выборного султана мало. Политикам в Куала-Лумпуре приходится быть просвещенными, суровыми, заботливыми, предусмотрительными, предупредительными... 22 года страной руководил Махатхир Мохамед. Ему удалось продержаться в премьерском кресле дольше других азиатских лидеров — выборных, конечно, не самих себя назначивших. Четверо из десяти малайзийцев и не знали других "поводырей". А устав от жизни такой, Махатхир нашел себе преемника. Сначала хотел другого, не Бадави, а скромного кабинетного труженика, но избранник неожиданно проявил норов. А там такое не принято. И вот последние шесть лет Адбулла Ахмад Бадави — премьер.

Тигриная лапа. Мохамед был человеком публичным. В том смысле, что его "тигриный рык" звучал повсюду. Бадави также вооружен "тигриными когтями", но на вид — намного проще, скромнее что ли...

Тигр — такой же символ Малайзии, как и бабочка. Страна прошла путь реформ, превративших ее в одно из наиболее развитых государств региона. Изменения начались еще при старом премьере, а вот пожинать плоды довелось уже нынешнему. Абдулла бин Хаджи Ахмад Бадави: для нас — просто сложное имя. Но для малайца — это паспорт с указанием происхождения. Семья Бадави — одна из известнейших в политической элите Малайзии. Отец — из старинной арабско-малайзийской семьи, отсюда и фамилия. Мать — китаянка, так что внешне премьер мало чем отличается от большинства соотечественников. Отец Ахмада Бадави входил в число основателей правящей партии. Семья дала Малайзии много богословов и вероучителей. "Я не коплю вещей,/Чтобы жить богато./Я не гонюсь за деньгами, /Чтобы жить красиво. /И друзья мне нужны/ Не для развлечений./Мы пытаемся разгадать тайну Книги Аллаха/ Ищем в ней опору" — стихи премьера. А если даже приписаны ему — все равно виден характер и стать.

Абдуллу Ахмада Бадави неофициально называют Пак Лах — по-малайски "дядюшка Абдулла". Его любят дети — как это ни странно для политика такого ранга. Его помнят друзья детства. И он тоже помнит друзей, что еще более странно! Бадави хотел учиться на экономиста, но недобрал баллов и поступил на искусствоведческий факультет. В политику же пошел не случайно — его карьера — "классическая", как у младшего сына британского лорда: если не досталось титула и поместья, то ведь можно выставиться на выборах и засесть в палате! Потом начинается медленное, но верное продвижение по карьерной лестнице. Абдулла Бадави прошел все ее ступеньки в правящей партии, несколько раз назначался заместителем лидера, а также министром в нескольких кабинетах.

Бадави консервативен именно в европейском смысле. Первоначально, даже будучи очень близким к Махатхиру Мохамеду, Бадави держался в тени, постепенно подбираясь к вершинам власти. Как тигр, мягко ступая по красной почве джунглей, крадется к жертве... ну, это уже эмоции. В политике все гораздо сложнее и прагматичнее. Вполне возможно, что никто не может в сегодняшней Малайзии сравниться по опыту, образованности и компромиссности с Бадави. Харизматиком его не называют — да в Азии такой термин и не в ходу. Малайцы называют Бадави "вахмурка" — это пахарь, по-нашему вроде как трудоголик. Провал на экзаменах в экономический — не беда: нужно уповать на Всевышнего и учиться, учиться...

Бадави кроме премьерского занимает еще и кресло министра финансов. Не потому что он глава кабинета, а потому что научился считать, зарабатывать и тратить деньги. Аналитики утверждают, что как государственный деятель Бадави достаточно осторожен, склонен к неспешным действиям, однако редко отказывается от уже принятых решений. При этом исключительно интеллигентен, это отмечают все, кто его знает. Но также умеет стоять на своем: Малайзия — "тигр с крылышками бабочки" — все-таки очень проблемная страна. И окружение ей досталось сложное.

Бадави — по воспитанию консерватор, но в общении очень демократичен. С региональными лидерами наладил неплохие личные взаимоотношения. Поладил с Джорджем Бушем, очаровав президента, не знающего иностранных языков, умением обойтись без переводчика. Подружился и с Владимиром Путиным, подарив тому книгу с намеком — об азиатском кризисе конца 90-х. Бадави развивает идею "корпоративной валюты": представьте себе, что страны АSЕАN, возможно, с подключением Китая, Южной Кореи, Японии, Австралии и Новой Зеландии, вводят "азиа" (евро по-восточному).

Бадави пережил личную трагедию: в октябре 2005-го умерла его жена Эндон Махмуд. Рак молочной железы два года съедал красивую умную женщину. Они с мужем уже знали, чем может закончиться болезнь: сестра-близняшка Эндон — Нораини — скончалась в январе 2003-го. После безуспешного лечения за рубежом Эндон вернулась домой: ей оставалось жить всего 18 дней...

Премьера называют "Мистер Clean" — "чистый". Никакие обвинения в коррупции к нему не пристают, а ведь даже его знаменитый предшественник так и не смог отмыться. Самым значимым прегрешением Бадави считается неуплаченный штраф в 275 долларов: пять нарушений скоростного режима, четырежды пересекал дорожную разметку и дважды парковался в неположенном месте. Говорят, поклонники предлагали заплатить за "малайзийского дядюшку" штраф, но он гордо отказался...