Под знаком GRECO

Прошел год с тех пор, как Украина прочно забыла словосочетание «борьба с отмыванием денег» и аббревиатуру FATF. Международный проект по внедрению в наше законодательство уголовной ответственности за легализацию криминальных доходов, а также создание системы мониторинга за происхождением денег формально завершился. Но это не значит, что по другим направлениям нас оставят в покое. Следующим этапом «перевоспитания Украины» будет кампания по борьбе с коррупцией, аналогичная «антиотмывочной», а новой аббревиатурой, которую стоит выучить отечественным чиновникам, станет GRECO.

У европейской и международной бюрократии отсутствуют любые признаки фантазии. Она действует по сценарию, который многократно обкатан на разных странах и заключен в тиски внутренних стандартов тех или иных структур. Скажем, у FATF была следующая система: они добирались до конкретной страны, изучали в ней ситуацию, выписывали «лекарства» в виде рекомендаций и ждали их выполнения. Если рекомендации выполнялись быстро и в срок, давали деньги на создание системы национального мониторинга капиталов. Если страна действовала медленно и неправильно, то результат был такой, как у нас: включение в «черный список», исключение из него, «испытательный срок» и, наконец, окончание многолетней «дрессировки». Все это, разумеется, за наши, а не FATFовские деньги. В качестве приза мы рассчитывали вступить в ряды «антиотмывочного клуба», но нас туда не приняли (и не собирались), в отличие от России, о чем мы, в общем-то, и не сильно грустим.

Группа по борьбе с коррупцией Совета Европы (GRECO) находится в «дальнем родстве» с Международной группой по борьбе с отмыванием денег (FATF) и действует по той же схеме. Правда, с двумя существенными отличиями – ее полномочия распространяются только на членов Совета Европы, ратифицировавших (что, впрочем, обязательно для членов СЕ) специальную конвенцию и таким образом присоединившихся к Группе, и при этом на борьбу с должностными преступлениями выделяются значительные средства. В остальном схема работы с «клиентом» такая же, как и у FATF: создается многонациональная группа инспекторов (миссия), она приезжает с ревизиями и по итогам своих визитов выдает отчет. Этот отчет обсуждается на заседании Группы, после чего принимается решение, как воздействовать на объект ревизии – денег дать или наказать.

Впрочем, наказывать, в отличие от FATF, GRECO не стремится. Они хотят помочь нам улучшить свое законодательное поле и создать предпосылки для реальной борьбы с коррупцией. В том числе и «персональной». Если FATF вовсе не интересовали отдельные дела, связанные с отмыванием денег (например, ГНАУ пыталась избежать включения в «черный список», популяризируя уголовные дела против банков «Славянский» и «Андреевский», но это ни на кого не подействовало), то визитеры из Совета Европы будут фокусироваться на проверке «кредитных историй» высокопоставленных лиц, обвиненных в коррупции и освобожденных от судебного преследования. По всей видимости, они попросят рассказать о том, кто из должностных лиц высокого ранга был наказан за коррупцию (не случайно в последнее время было уволено несколько десятков чиновников среднего уровня, а один министр сегодня оштрафован Печерским судом), и посетуют на то, что среди наказанных преобладают «мелкие сошки».

Основной позицией в риторике GRECO и ее руководства является постулат, что, когда речь идет о борьбе с коррупцией, неприкосновенных быть не должно. Он также добавил, что согласно исследованиям, проведенным его организацией, и население, и инвесторы считают Украину одной из наиболее коррумпированных в мире. Вызывает интерес вопрос, кто проводил исследование, поскольку FATF для этих целей использовал как своих аналитиков, так и мониторинг, составленный специально нанятыми независимыми экспертами. К слову, самая авторитетная международная организация, занимающаяся независимыми исследованиями в данной сфере – Transparency International, если я не ошибаюсь, недавно признала улучшение ситуации с коррупцией в Украине и порекомендовала обновить пакет профильных законов. Совет Европы же, наоборот, упирает на то, что с коррупцией в нашей стране совсем худо. И необходимо принятие комплекса мер, а не только обновление законодательного поля. На эти меры выделяется 1,75 млн. евро, которые, вероятно, разделят Минюст и международные консультанты.

Интересно, что реализацию совместного антикоррупционного проекта Украины и Совета Европы начал уволенный недавно министр юстиции Роман Зварыч. По его словам, финансирование будет осуществляться через европейскую программу TACIS под контролем Совета Европы. А целью пятилетнего проекта является ликвидация коррупции в Украине в течение трех лет. Амбициозный план, мягко говоря.

Уже известно, что проект пойдет по пяти направлениям: улучшение законодательной базы Украины, привлечение к борьбе против коррупции рядовых граждан (создание «правильной» общественной организации), борьба с коррупцией в сфере правоохранительных органов и судов, противодействие коррупции в сфере государственной службы и в политической сфере.

Предположить, как будет выглядеть этот процесс, можно исходя из опыта России, которая начала «партию игры» с GRECO на пару лет раньше. Россияне уже обновили законодательство (в частности, 25 июля 2006 года Путин подписал Федеральный закон «О ратификации Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию»).

Кроме того, на саммите стран «Группы восьми» в Санкт-Петербурге летом этого года был принят декларативный документ «Борьба с коррупцией на высоком уровне». Следующим этапом стало создание указом президента РФ Совета по борьбе с коррупцией и двух комиссий: Комиссии по противодействию коррупции и Комиссии по разрешению конфликта интересов. Задача первой – вырабатывать предложения по противодействию коррупции в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления. Вторая Комиссия призвана рассматривать ситуации, когда личная заинтересованность лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации (кроме военнослужащих), и государственных гражданских служащих, назначаемых на должность и освобождаемых от должности президентом или правительством Российской Федерации, может повлиять на объективное исполнение ими должностных (служебных) обязанностей.

В Украине формально был аналогичный орган при президенте, но с реформированием Администрации в Секретариат он исчез. По всей видимости, визит миссии GRECO – это прелюдия к началу большой работы, главными составляющими которой будет усиление уголовной ответственности за коррупцию и учреждение госоргана, ответственного за борьбу с этим злом. Со временем, когда интерес Совета Европы к нам утихнет, это ведомство, как и департамент финансового мониторинга, останется таким себе памятником очередного курса «дрессировки», пройденного нашей страной на пути к цивилизованному сообществу.