Богатые тоже… платят

Протоколы заседаний Нобелевского комитета в Осло берегут лучше, чем ядерные секреты великих держав. Вот уже и у Ким Чен Ира есть атомная бомба, а за что дают "нобелевку" в области борьбы за мир, до сих пор непонятно...

Подайте борцам за мир...

А ведь денежную часть премии могли и задержать... Фонд, из которого выплачиваются деньги, спонсируется богатыми меценатами. Средств должно было бы хватить до 2008 года, но они закончились. Норвежское государство, от которого ожидали вливания в фонд 30 миллионов крон, пока перечислило меньше 20. Если учесть, что большую часть суммы возвратят — за аренду (между прочим, государственной структуре), то часть сотрудников Нобелевского комитета мира придется уволить. Центр разместился в помещениях бывшего вокзала и живет не на проценты от денег Альфреда Нобеля, а за счет спонсорских средств, доходов, полученных от продажи билетов и общественного финансирования. А может, взять кредит? Вот новый лауреат — человек богатый, миллионер, филантроп. Помогает нуждающимся. Всем.

Западному человеку незнакомо то чувство глубокой ненависти, которое испытывают жители бедной страны к банкиру и банковскому делу. Мухаммад Юнус — третий ребенок в семье, в которой из 14 детей пятеро умерли в младенчестве. Это для Западной Бенгалии 1940-х годов, когда будущий "банкир для бедных" появился на свет, было типично. Говорят, что характерно и сейчас, хотя с тех пор в Ганге много воды утекло. Но Читтагонг уже тогда был деловым центром провинции, хотя города бывшей Британской Индии, по крайней мере как их описывает Редьярд Киплинг в своем "Киме", были всего лишь расползшимися деревнями, где богатство и бедность жили даже не в отдельных кварталах, а в одном доме...

Бенгальцы трудолюбивы и талантливы — за более точными определениями и глубоким пониманием бенгальской души отсылаю к Рабиндранату Тагору. Юнус учился в родном городе, а продолжил образование уже в США, в Университете Вандербилта (Нэшвилл, Теннесси). Экономическое образование по старой англосаксонской традиции все еще прикрывается дипломом "доктора философии" — возможно, молодой бенгалец понял свою миссию буквально: философски подойти к деньгам? Он начал преподавать экономические науки в Читтагонгском университете в 1972-м, в разгар бенгальского кризиса. Мусульманское государство, образованное на обломках бывшей колонии, распалось. На западе остался Пакистан, а на востоке появилась Бангладеш.

Даже любовь не сделала стольких людей дураками, сколько размышления о природе денег — старые политэкономы были весьма изобретательны по части афоризмов. Мухаммада Юнуса, как утверждают его биографы, мучил вопрос: неужели рожденный бедным так нищим и отойдет в иной мир, где ничего материального уже не понадобится? Теоретики облекли этот "проклятый вопрос" в точеную формулировку — для рекламных проспектов "Грамин-движения": соединить достижения капитализма с социальной ответственностью.

Юнус не был в этом первым — еще классика экономической науки и практики Давида Рикардо эта проблема волновала до такой степени, что он пришел к мрачному выводу: чем больше прибыли получает капиталист, тем ниже зарплата у рабочего... Впрочем, "реальный капитализм" эту пессимистическую максиму давно опроверг. Однако Бангладеш, как подсчитал Мухаммад Юнус, не могла ждать две-три сотни лет, пока накопит, распределит и начнет пожинать плоды. За это время умрет каждый третий в бедной семье. Необходима была революция. В такой ситуации кто-то хватается за винтовку, профессор же Юнус родил "Грамин"...

Микро, из которого растет макро

"Грамин" — звучит почти так же "восточно-мудрено", как и "брамин, сатьяграха, махатма". На самом деле все намного проще. "Грамин" на бенгали — "сельский". Вы когда-нибудь видели у сельского жителя много денег? Или хотя бы немного, но свободных? Мухаммад Юнус совершил то, чего его европейские и американские собратья-банкиры и в кошмарных снах представить себе не смогли бы: он начал выдавать необеспеченные кредиты беднякам.

Правда, начал Юнус не с экономики, а с политики — она вроде бы проще. В 1974 году уважаемый профессор организует "Грам Саркер" — "Деревенское правительство", оригинальную форму сельского самоуправления. Руководство Бангладеш одобрило не только саму идею, но и ее реализацию. Этапной стала система "Тебхага Кхамар" — кооперативных ферм, финансируемых на паях. Но все это не решало главного: где взять бедняку деньги на открытие своего дела?

Молва приписывает создание "Грамина" отчаянию, боли и состраданию, которые профессор пережил в дни страшного голода в Бангладеш в 1974-м. Живущие в городе были тоже бедны, но, по крайней мере, они не умирали в пыли и грязи. А вот когда тысячи живых скелетов заполонили Дакку, Читтагонг и другие бенгальские города, не замечать их стало невозможно. "Старцы, похожие на детей. И дети, похожие на старцев", — эти строки из биографического бестселлера "Банкир для бедных" многое объясняют.

Профессор Юнус приехал в маленькое селение неподалеку от Читтагонга и увидел женщину, коих много в бангладешских селениях — и они вынуждены заниматься всем, что приносит копейку, копеечку, денежку — сколько дадут. Та самая женщина делала из бамбука детали традиционной мебели. Она могла делать еще больше. Для расширения дела, например, Рокфеллеру, нужен был миллиард. Бангладешской поселянке хватило ровным счетом 27 долларов — их Мухаммад Юнус выложил из собственного кармана. Никакой банк не открыл бы этой "производительнице" кредита, а ведь таких — миллионы.

В селение это Юнус приехал со студентами — продемонстрировать особенности "экономики бедности". Поговорив с женщиной, он подсчитал прибыльность "предприятия": после выплаты комиссионных посреднику каждый бамбуковый стульчик давал навар в один медный пенс. Одна женщина не смогла бы вытянуть дело, но объединив в артель 42 плетельщиков и выдав им эквивалент тех самых 27 баксов на каждого, профессор спас всех от голодной смерти. "Ничто в экономических теориях не отражало жизни вокруг меня. Как я мог после увиденного продолжать рассказывать моим студентам об экономике?" — напишет впоследствии Мухаммад Юнус...

Юмористы оказались неправы: экономист — это не только человек с пустыми карманами. Он дает людям такие советы, после воплощения в жизнь которых они идут по миру с такими же пустыми кошельками... Мухаммад Юнус превратился в очень удачливого банкира. Сразу же — результат, чтобы понять, насколько "Грамин-банк" успешен: более тысячи отделений в бангладешских селениях, кредиты двум миллионам потенциальных бизнесменов, а с самого основания выдано более пяти миллиардов долларов почти пяти с половиной миллионам людей!

Банкирские тайны, естественно, никто открывать не будет, однако финансовые аналитики оценивают начинание Мухаммада Юнуса как революционное. Его "Грамин" — не только банк, это такая себе денежно-управленческая семья. Конечно, ни в Европе, ни в Штатах подобный финансовый институт не мог бы существовать настолько успешно. Вообразить себе выдачу любой суммы человеку, лишенному почти всего — свихнуться нормальному банкиру да и только! А "Грамин" спокойно, по-бенгальски вежливо и даже с улыбкой может выдать кредит на 8 долларов. Восемь долларов в наших условиях — мизер, а для Бангладеш — микрокредит. Уличным попрошайкам могут выдать кредит на полтора доллара, хотя средний размер выплат составляет 200 долларов. Процентов банк не берет, а существует за счет размеров оборота. Впрочем, определенное обеспечение все-таки предусмотрено. "Грамин-система" базируется на так называемых "группах солидарности". Получатели микрокредитов сбиваются в такие неформальные "стайки", члены их совместно отвечают за выплату кредитных средств, а также поддерживают друг друга в сложных обстоятельствах. Кое-кто скажет, что в таком варианте профессор Юнус всего лишь воспользовался чьей-то бедностью — но иначе бедные не получили бы даже восьмидолларовых кредитов! Мухаммада Юнуса можно обвинить лишь в некотором гендерном неравнодушии: 96% выданных микрокредитов получили женщины, страдающие в Бангладеш от бедности более мужчин.

Стабильность "Грамин-банка", а он разделил с Мухаммадом Юнусом Нобелевскую премию, поддерживается другими членами "семьи": фондом, трестом, коммуникационным департаментом, интернет-провайдером... и с точки зрения закона большинство из них являются некоммерческими. Это позволяет распределять средства таким образом, чтобы снизить налоговые выплаты — даже банкир для бедных вынужден прибегать к маленьким юридическим хитростям. "Грамин" не обошла вниманием и критика: профессиональные финансисты считают, что банк неоперативен в выдаче кредитов, бюрократия уже отъедает потихоньку от блестящего начинания. Кроме того, в условиях Бангладеш микрокредиты часто оказываются бессильными перед стихией: несколько катастрофических наводнений — и вот в селениях снова полно детей, похожих на старцев. А старцы уже умерли...

Модель "банка для бедных" оказалась не только привлекательной в рекламном смысле, но и прибыльной: ныне ее уже опробовали во многих странах; даже в Соединенных Штатах, Канаде, Нидерландах, Норвегии — державах отнюдь не бедных — появились свои "граминчики". Если точнее, там заимствовали не столько идею вырывания из когтей бедности, сколько систему микрокредитов и солидаризацию выплат. Когда-нибудь наши внуки придут в музей, чтобы узнать, что такое "бедность". Мухаммад Юнус все еще верит в победу...