Толкователь снов

Обладатель имиджа главного примирителя на последних парламентских выборах, "человек над схваткой" и герой мультфильмов, экс-спикер Владимир Литвин сегодня занимает уютный кабинет в здании президиума Национальной академии наук. Скромная табличка с фамилией на дверях, конференции, семинары, стопки книг и журналов.

Политикой он, по его словам, не занимается, но следит за ней весьма внимательно. Что, учитывая его биографию, неудивительно. И, как человек многоопытный, Литвин как никто другой способен тонко истолковать происходящее в государстве.

Владимир Михайлович, почему, на ваш взгляд, представители серьезной политической силы, во главе которой стоит Президент, выдвигают совершенно нелепые условия для ведения переговоров по созданию широкой коалиции?

— Я считаю, что Президент — серьезный политик, поскольку избран и поддержан народом. Но в его команде есть еще ощущение, что пока "нашеукраинцы" нужнее антикризисной коалиции, чем она (коалиция) им. Они нужны, чтобы с действующим правительством поддерживали диалог европейские страны, а представителей Кабмина принимали в Европарламенте. Вы же знаете, что попытки организовать в Европейском парламенте встречи на высоком уровне натолкнулись на противодействие. Европейская сторона подняла вопрос о моральном облике некоторых политических сил в процессе формирования коалиции в парламенте.

Зная это, "Наша Украина" пытается выдвигать ультиматумы с таким расчетом, чтобы политические силы отказались от лозунгов, с которыми победили на выборах, и начали выполнять ее программу. Думаю, стремятся "додавить" премьер-министра Украины, поскольку чувствуют некоторую уступчивость с его стороны. Янукович действительно изменился, он пытается найти оптимальную линию своего поведения. Но после принятия бюджета на 2007 год антикризисная коалиция может укрепиться, и тогда им уже не будет нужна "Наша Украина".

Как тогда расценивать требование принять Универсал национального единства в качестве закона?

— Это абсурд. Так можно договориться до того, что надо принять закон об обязательном хождении на работу и выполнении Конституции. Универсал следует рассматривать как политический документ, который выполнил свою историческую миссию. Он позволил сформировать правительство и сегодня аргументом в дискуссии больше не является. Тем более что в нем есть ряд положений, которые не только противоречат Конституции, но и могут вызвать напряжение в обществе. Я имею в виду пункт о том, что власть должна содействовать созданию единой поместной Православной церкви. Универсал призван создать в обществе впечатление, что вокруг него или на его основе найден компромисс, обеспечено достижение консенсуса. Но главное заключается в том, что этот документ камуфлирует процесс торговли властью на тот период.

Вы сказали, что антикризисная коалиция может укрепиться. Когда это произойдет?

— Они стремятся к тому, чтобы коалиция насчитывала 270—280 депутатов. Дело в том, что необходимо будет рассматривать и принимать такие законодательные акты, которые никогда не поддержат коммунисты. Но пока для расширения коалиции необходимо время. Депутатам, которые могут в нее перейти, нужны основания для того, чтобы сказать: "Мы до конца шли навстречу, но вы отказались от сотрудничества, и у нас есть основания заявить о своем внефракционном статусе и поддержать антикризисную коалицию, поскольку нам необходимо работать".

Думаю, то же самое коалиция может продемонстрировать и Европейскому сообществу. Показать, что правительство и парламентское большинство открыты для диалога и компромисса, но они не в состоянии идти на постоянные уступки. Тактика деятельности в Верховной Раде такова, что если есть коалиция с перевесом в один голос, то она имеет право на существование. Пока есть стремление расширить политическую базу парламентского большинства. Я убежден, Виктор Янукович осознает, что для принятия непопулярных решений необходима широкая поддержка, и его команда изо всех сил пытается привлечь к процессу "Нашу Украину".

Президент сегодня усиленно демонстрирует, что он становится "другим". Об этом косвенно свидетельствуют кадровые изменения в его Секретариате, а также назначение Виталия Гайдука на пост секретаря СНБО. Усилят подобные шаги позицию Президента или нет?

— Мне кажется, назначение Гайдука — это запоздалое признание Президентом Украины неправильных действий украинской стороны во время заключения газовых соглашений с Россией в начале 2006 года. Дело в том, что тогда был подписан указ о назначении Гайдука вице-премьер-министром. Затем в кабинет Президента зашли три человека, которые имеют непосредственное отношение к энергетическому комплексу, и указ был отозван. Думаю, данная тема еще не раз будет возникать в политических дебатах, и хочу лично подтвердить: это была ошибка.

Мы до сих пор не знаем всех секретных протоколов, дополняющих газовые соглашения, не знаем, как будет украинская власть все это расхлебывать. Моя позиция, и я говорил об этом в начале декабря 2005 года в правительстве РФ, президенту Путину и руководителям обеих палат Федерального Собрания, заключалась в том, что нам не надо спешить и пороть горячку. Я считал, что Россия должна проявить выдержку, и если мы не найдем приемлемого решения до 1 января 2006 года, тогда украинской и российской сторонам нужно действовать по принципам Бюджетного кодекса: если бюджет на следующий год не принят, то финансирование осуществляется в тех же объемах, которые предусмотрены бюджетным законом предыдущего года.

Россия должна была продемонстрировать, если хотите, великодушие, понимание того, что проблема коснется в первую очередь не украинских политиков, а простых людей. И я говорил российской стороне, что не хотел бы, чтобы у нас проклинали россиян. Я оставил соответствующее письменное предложение российской стороне, и в конце декабря мне позвонил руководитель одной из палат Федерального Собрания, который сказал, что принято решение в первом квартале поставлять газ Украине по $50 за 1000 куб. м. Одновременно необходимо будет подписать соглашение, в соответствии с которым дальше мы будем сотрудничать на рыночных основах. И кстати, когда с заявлением по газу официально выступил президент Российской Федерации, то он ни слова не сказал о цене в $230. Я поставил руководство Украины в известность обо всем этом до официального обнародования решения российской стороны, но понял, что не вписываюсь в схему, согласованную по другим каналам.

И возвращаясь к вопросу назначения Гайдука секретарем СНБО. Еще раз подчеркну: Виталий Гайдук, имеющий значительный опыт в этом вопросе — и политический, и управленческий, и практический, — тогда был прав. Думаю, у него есть объемное видение экономических проблем, болевых точек, а главное — того, что нужно делать для ускорения темпов развития Украины.

Что касается Секретариата Президента, то я бы не хотел зацикливаться на состоявшихся там кадровых перестановках, поскольку сегодня он не имеет тех полномочий, которые были у администрации Леонида Кучмы. Поиск недостатков и упущений в работе Кабинета министров с последующим "тыканием" в них пальцем только усиливает напряжение во власти. Я понимаю, что Президент имеет право формировать свою команду, однако главное требование к ней — генерирование идей, концепций, программных подходов в организации работы главы государства. Президент должен задавать тон в общественно-политической и экономической жизни страны, предлагать такие варианты работы Верховной Рады и Кабинета министров, от которых нельзя было бы отмахнуться.

Есть еще одно знаковое назначение: Александр Зинченко, вынудивший Президента разогнать его первое ближайшее окружение, стал советником Ющенко. О чем, по-вашему, это свидетельствует?

— Мы часто ищем глубокие и "тайные" мотивы в тех или иных решениях власти, которая в действительности действует методом "тыка". Если предположить, что в назначении Зинченко был глубокий подтекст, то получается, что Александр Алексеевич выполнял в свое время поручение Президента по разгону его ближайшего окружения, поскольку сам Ющенко сделать этого не мог. Но, думаю, ничего подобного не происходило. У Зинченко было свое видение роли и места государственного секретаря, которое разбилось о реальные процессы, происходившие в аппарате главы государства. В этой сфере твои возможности определяют не должность и полномочия, а способность доносить информацию до Президента. Так было всегда.

Эпизод с уходом Александра Алексеевича не является экстраординарным событием в украинской политической практике. Просто раньше в силу закрытости администрации президента сор из избы не выносили. Громкое обсуждение случая с увольнением государственного секретаря стало возможным потому, что мы стали более открытыми.

А может ли это назначение свидетельствовать о стремлении Ющенко добиться отмены конституционной реформы? Ведь Зинченко в свое время выдвинул идею проведения "антиконституционного референдума"…

— Думаю, определенные попытки в данном направлении будут предприниматься. Люди, которые формируют новую команду Президента, не станут мириться с тем, что у них нет полномочий, а есть только возможность грозить пальцем с телеэкрана Кабинету министров. Мол, не допустим, не подпишем и т. п. Ведь Президент сегодня не имеет в руках главного рычага для управления государством — кадрового. Поэтому говорить о действенности его власти — это, извините, утопия. Можно сколько угодно морализаторствовать, к чему-то призывать, но если ты не имеешь возможности расставить свои кадры и проконтролировать их действия, то у тебя нет власти. Это аксиома.

Но если бы Президент действительно хотел вернуть полномочия, то наполнение Универсала должно было быть другим. Главе государства следовало бы говорить о проблемах, которые непосредственно касаются каждого человека. Нужно было сказать: вы создали антикризисную коалицию, политически я ее воспринимаю сложно, но как гарант предлагаю сделать следующее: давайте введем почасовую оплату труда, при этом потребительская корзинка должна быть такая-то, минимальная заработная плата — такая.

Перед вами также стоит задача отрегулировать уровни зарплат в регионах. Пожалуйста, формируйте правительство, берите на себя ответственность. Если не получится, то я буду апеллировать к народу и требовать выполнения этих социальных стандартов. В таком случае Президент имел бы поддержку населения. А то, что сегодня говорится, — это абстракция. Если бы каждый человек почувствовал, что глава государства хочет, чтобы у него в кармане лежало 500 гривен, а не 380, которых не хватает заплатить за трехкомнатную квартиру, тогда Президент был бы на коне.

А вам не кажется, что Виктор Андреевич пытается действовать именно таким образом? Только в несколько извращенной форме: если бюджет на 2007 год не будет социально ориентированным, то глава государства наложит на него вето. К чему может привести подобная политизация бюджетного процесса?

— Если Верховная Рада не может принять бюджет, то она в таком случае не нужна. Это же экономическая конституция страны! Поэтому в любом случае бюджет будет принят. Правительство, простите за грубое выражение, просто "нагнет" Верховную Раду и заставит проголосовать за бюджетный проект. Уж как не хотели голосовать за отмену закона о моратории на повышение цен и тарифов, но после проведения соответствующей беседы депутаты все же сделали это. Конечно, могут быть и инициативы по роспуску Верховной Рады со стороны людей, которых причисляют к команде Президента. Однако и другая сторона не станет сидеть сложа руки. Слишком уж дорого далась эта Верховная Рада в прямом и переносном смысле. Пока противники пытаются запугать друг друга перед схваткой, издавая воинственные крики.

Если же говорить об ответственной власти, то надо честно сказать людям, в каком экономическом положении оказалась страна. Нынешнее правительство имеет высокий кредит доверия. Думаю, сейчас как раз самое время для ведения серьезного разговора с обществом. А у нас Кабинет министров пока только пытается завуалированно критиковать своих предшественников. Но не слишком резко, чтобы не спугнуть раньше времени "Нашу Украину" и Президента. Глава государства занимает другую позицию. Он предпочитает говорить об успехах в экономическом развитии и подчеркивает, что необходимо и дальше продолжать двигаться в таком же темпе. А надо сказать следующее: экономические возможности у нас такие, резервы вот такие, на удовлетворение потребностей нам надо иметь два — два с половиной бюджета.

Поэтому давайте потерпим: тарифы будут щадящие, зарплату станем повышать с учетом роста инфляции. Мы заморозим социальные выплаты, но во второй половине 2007 года все получат компенсацию. Пока никто не хочет говорить правду, поскольку все пытаются сконцентрировать власть в определенных институтах. Мол, когда окончательно рассядемся, утвердимся, тогда и начнем говорить правду. А там уже и следующие выборы. И опять начнется голый популизм.

По моему глубокому убеждению, страна остановилась в своем развитии. А если брать вопросы гуманитарной сферы, особенно проблемы религии, языка, межнациональных отношений, то мы отброшены на уровень конца 80-х годов прошлого века. Отброшены, в том числе, и по вине политиков, которые на этих темах спекулировали, подняли их на поверхность и теперь не знают, что с ними делать. Эта остановка в движении может иметь катастрофические последствия. Я не хотел бы пугать, но мы можем серьезно откатиться назад. Не в последнюю очередь потому, что у нас нет преемственности власти. Каждое правительство начинает работу с чистого листа. Каждая команда, уходя, оставляет чистые столы, все уничтожается. Остается только переписка.

Вы тоже чистый стол оставили?

— Нет. Я слишком долго работал в архивах, поэтому понимаю значение каждой бумажки. Анализируя и сравнивая документы, можно понять побудительные мотивы тех или иных действий власти. Это очень важно для их оценки. А без архивов нельзя сделать это объективно.

Почему говорят, что правительству Януковича осталось недолго работать?

— Не надо желаемое выдавать за действительное. Казалось бы, и я политически заинтересован в том, чтобы произошел очередной кризис власти, который привел бы к досрочным выборам. В таком случае у Народной партии появился бы шанс попасть в новый состав парламента. Но, во-первых, терпение у людей не бесконечное. Если они опять выйдут на улицу, то уже не захотят никакой власти. Просто всех поднимут на вилы. Во-вторых, надо считаться с реалиями. В политике важно терпение, умение ждать и работать на время "Ч", а не просто заниматься спекуляциями и интригами. Но все-таки у нас есть болевая точка — не коалиционное, а фракционное правительство. У "Нашей Украины" семь министров, и мне непонятна их позиция. То они уходят, то остаются. В результате нет единой кабминовской команды.

В принципе, во время сложных, переходных периодов, когда необходимо принимать сложные решения, желательно, чтобы у правительства была однородная позиция, поскольку оно должно нести полную ответственность за свои действия. В этом плане кабинет Януковича очень уязвим.

Вы даете полезные советы власти. Так сказать, со стороны. Почему не пытаетесь участвовать в реальной политике? Партийная структурка-то у вас осталась?

— Вижу в вашем вопросе предложение попроситься на какую-то работу. Однако работа у меня есть, и мне очень нравится то, чем я сейчас занимаюсь. Каждому человеку нужна интеллектуальная подпитка, поскольку политика опустошает. Но я не согласен с вашим уменьшительно-ласкательным определением — дескать, у меня осталась "структурка". Как правило, партию оценивают по ее представительству в Верховной Раде. Однако сегодня депутатов от Народной партии в советах областного и сельского уровня 27,5 тысячи! Ближайшая по результату партия имеет всего 14,5 тысячи. Когда будут расширяться полномочия местных органов власти вследствие углубления административно-территориальной реформы, думаю, позиция Народной партии значительно усилится. Пока же у нас местное самоуправление административно подавляется и играет роль профсоюза при директоре завода.

Я понимаю, что построить партию за год невозможно. Не тешу себя иллюзией, что, перекинув ноги через трехпроцентный барьер, можно было бы считать, что мы выполнили свою задачу. Ну, успокоились бы люди, попавшие в проходную часть списка, а дальше что? Считаю, что проигрыш на парламентских выборах — это урок. Поэтому нужно работать так, как учили советских спортсменов: если вас засуживают, необходимо показать такие результаты, что даже если засудят опять, вы были бы на первом месте. Я это понимаю и говорю своим коллегам: вот вы упали с припечка, а я с печи свалился. Но кто не падает, тот не поднимается и не идет вперед.

Беседовали Ирина Гаврилова, Дмитрий Заборин, Владимир Скачко, Александр Юрчук