Сезонное обострение

Сама по себе фраза «статус русского языка в Украине» вызывает приступ отчаянной тоски и плохого самочувствия. Особенно в той связи, что вводится в оборот она обычно в период пышного умирания природы. Пожалуй, по живучести и беспросветности в плане окончательного и бесповоротного разрешения эта проблема может сравниться только с вечным поиском национальной идеи.
Однако есть в ней и несомненный плюс: когда о том, что русскому языку в нашей стране живется плохо, говорит кто-то извне, даже самые отчаянные украинофобы грудью встают на защиту родной страны…

Так случилось и в этот раз. Стоило только Департаменту информации и печати МИД России озвучить свое видение языковых проблем в Украине, как у нас тут же поднялась волна устных и письменных протестов. В нее даже пытались вовлечь спикера Совета Федерации Сергея Миронова, заехавшего на годовщину трагедии Бабьего Яра, но тот сослался на неосведомленность в содержании документа.

Кстати, интересно отметить, что никаких официальных документов МИД России не издавал, а пресловутое «озвучивание» являлось ответом на вопрос РИА «Новости». Вопрос начинался так: «В последние дни русский язык на Украине вновь оказался в опале. Интересно, кому он помешал на этот раз…». Однако претензий к российским журналистам никто не высказывал, и вообще можно поспорить, что текст целиком мало кто видел.

А в видении российского внешнеполитического ведомства нет ничего особенного. Наш северный сосед всегда считал, что русский язык в Украине подвергается дискриминации и больше это «нельзя игнорировать». «Гонителям русского языка в Украине необходимо, наконец, осознать, что двуязычность в Украине – это явление, исторически сложившееся, и поэтому заниматься искоренением русского языка… просто контрпродуктивно», – отметили в Департаменте.

Главными гонителями в российском МИДе видят «представителей украинских политических кругов», ставящих перед собой цель «вытеснить русский язык из различных сфер общественной жизни и на всех уровнях в надежде нажить себе политический капитал». Они засели в Министерстве юстиции Украины, они – украинские парламентарии от Блока Юлии Тимошенко (в частности, Владимир Яворивский и Николай Томенко) и «местные власти некоторых западных регионов» (в частности, города Ивано-Франковска). Все эти люди и институты, считает МИД РФ, «своими воинственными заявлениями и лишенными здравой логики действиями разжигают ненужные страсти среди населения Украины».

Естественно, подобные обороты (в которых, между тем, не содержится каких-либо оскорблений и призывов к действию) глубоко оскорбили «представителей украинских политических кругов». Их общее мнение выразил министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк, определивший заявление российских коллег как «очевидное вмешательство во внутренние дела Украины».

«Мы решительно отвергаем обвинения в адрес центральных органов власти и органов местного самоуправления Украины в будто бы насильственном вытеснении русского языка из разных сфер гражданской жизни», – говорится в заявлении, которое распространила пресс-служба МИДа вечером минувшего четверга. Кроме того, МИД Украины требует от российской стороны «с уважением относиться к законам Украины, как это предусмотрено международной практикой», хотя никакого неуважения к законам в комментарии не было.

Дипломаты только в одном месте выразили удивление тем фактом, что от спикера Мороза потребовали запретить употребление русского языка в Верховной Раде, хотя ст. 10 Конституции Украины, гарантирует свободное развитие, использование и защиту русского и других языков национальных меньшинств Украины.

Но ведь регламент Верховной Рады прямо указывает, что «заседания… ведутся на государственном языке», а если докладчик не владеет таковым, он может выступать на другом языке, если надо – переведут. Объяснили бы бестолковым московитам спокойно, да и дело с концом.

Нет, надо поерничать. Вот как мог БЮТ не вставить здесь свои пять копеек? Особенно когда Партия регионов, у которой языковые вопросы были приоритетными во всех предвыборных обещаниях, деликатно молчит. Хотя даже в родном русскоязычном Донбассе теле- и радиоэфир, газеты и журналы натужно переводят на украинский. «Если бы чиновники российского МИД услышали, на каком русско-украинско-белорусском диалекте говорит, скажем, первый вице-премьер Николай Азаров, то, наверное, сами бы выступили с предложением немедленно прекратить издевательство над восточнославянскими языками», – говорится в заявлении блока.

В итоге ведомство Тарасюка заключило: вопрос о русском языке в Украине не стоит на повестке дня украинско-российских отношений, это необходимо раз и навсегда запомнить и из этого исходить при построении взаимовыгодных, равноправных, партнерских отношений. Все, точка.

Да только вот беда, этим обменом мнениями дело не ограничится, и вопрос с повестки дня, увы, не уходит. Он всплывал и будет всплывать раз за разом, как только дело идет к холодам и отопительному сезону, являясь намеком на то, какой будет политика РФ по различным актуальным проблемам, в первую очередь, топливно-энергетическим. Это косвенно подтвердил известный ксенофоб, депутат Госдумы РФ Дмитрий Рогозин, посетивший Днепропетровск.

«Я ожидаю реакции на вроде бы притеснения русского языка в Украине со стороны Януковича, который шел на выборы с определенными обязанностями перед избирателями», – отметил он. По словам Рогозина (он уверил всех, что знает пять языков и учит шестой – украинский), неплохо бы высказаться и ряду народных депутатов, «которым это небезразлично».

Перефразируя сказанное, Россия деликатными устами своих дипломатов говорит: не надо думать, что если Виктор Федорович стал премьером и бьется с президентом Ющенко за полномочия, мы вам сразу пойдем на уступки экономического характера. Виктор Федорович и другие Маленькие Братья выезжают на пророссийских лозунгах, едут в Москву жать руки, но и только. Так что переговоры по газовому вопросу закончатся так, как выгодно РФ.

Ну, а помимо того, российское внешнеполитическое ведомство готовит в конце октября «Всемирный конгресс соотечественников, проживающих за рубежом». Соотечественники съедутся в Санкт-Петербург поговорить о своих трудностях, в которых Россия может им помочь. А какая у русского человека на чужбине главная трудность? Правильно, притеснение родного языка местными националистами. А МИД вот уже заранее все знал и помогал, чем только мог.

В завершение позвольте маленькую ремарку, призванную окончательно подтвердить, что все разговоры России о притеснениях языка – чистая политика, и воспринимать их нужно сдержанно и с достоинством. Найти ее нам тоже помогло замечательное РИА «Новости». Сегодня на пресс-конференции в Москве министр образования и науки РФ с русской фамилией Фурсенко заявил, что российские дети все хуже знают русский язык и литературу.

«Проблема есть. Читают, действительно, меньше, хуже изучают русский язык и литературу», – сказал министр. По его словам, часть проблемы – в учебных материалах и стандартах образования. «С другой стороны, у нас, может быть, не всегда хватает ярких учителей, учителей словесности», – сказал Андрей Фурсенко. Просто министр не знал, что все они ушли работать в Департамент информации и печати МИД России.

А языковой вопрос в нашей стране определен еще в 1989 году, когда Верховный Совет УССР принял «Закон о языках». Этот Закон закрепил за украинским статус государственного в республике. Русский и другие языки национальных меньшинств, наряду с украинским, провозглашались языками межнационального общения. И этого по сей день никто не изменял.

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам