Противник с юго-запада

Во время моей службы в Вооруженных силах Украины случились как-то в нашей воинской части учения с легендой "противник с юго-запада". Румыния, в общем, напала. Поучаствовать в них мне пришлось в той связи, что сначала был утерян портфель с секретными документами, а мне в два часа ночи поручили его найти. А когда искомое было найдено и доставлено на командный пункт учений, там обнаружилась живописная груда спящих на столах и под столами тел. Противник мог брать нас голыми руками прямо со своего юго-запада, и никто не встал бы у него на пути. Но самое интересное, что именно это и происходило много лет. Причем это особо и не скрывалось, да вот беда: никто из украинских руководителей не знает румынского языка…

На первый взгляд, Румыния никакого впечатления "Великой" не производит: пограничники и полиция требуют с транзитных туристов взятку, справа до горизонта кукуруза, слева до горизонта кукуруза, конные брички с госномерами, темные лица. Бывший враг, топтавший нашу землю вместе с немецко-фашистскими оккупантами, бывший друг по соцлагерю, а ныне член НАТО и кандидат на вступление в ЕС уже в январе 2007 года. Румыния, как говаривал Сильвио Берлускони, часть европейского сообщества, которой не нужно это подтверждать, а нужно просто восстановить историческую справедливость.

Но о стране, с которой мы имеем более 600 километров общей границы – сухопутной, речной и морской, – известно и то, что идея "Великой Румынии" в ней весьма популярна. Логичная ее составляющая – антиукраинская политическая риторика, идеи возвращения исконных румынских земель и присоединения Молдавии. Идеи, популярные настолько, что партия "Великая Румыния" имеет стабильные 11-12% голосов на выборах, а ее лидер Корнелиу Вадим Тудор занял на президентских выборах 2004 года третье место с тем же процентом.

В самом центре Бухареста находится так называемый "нулевой километр" – своеобразный памятник идее Великой Румынии. Здесь в качестве румынских обозначены молдавские, болгарские и украинские города. Гражданам страны постоянно напоминают, что Черновцы, Хотин и Белгород-Днестровский расположены на исконно румынских землях – ныне украинской Бессарабии и Северной Буковине. Ну и, само собой, румынским должен быть остров Змеиный.

Но Змеиный – это спор публичный, с участием международных судов, куда Румыния обратилась с просьбой размежевать с Украиной морскую границу, континентальный шельф и исключительные экономические зоны. А вплоть до 2002 года, когда было принято решение о вступлении в Североатлантический альянс, Румыния очень активно работала над другим важным проектом: массовой выдачей паспортов жителям Черновицкой области. Активность пришлось прекратить (или замаскировать) только из-за недовольства, высказанного Брюсселем.

Наверное, все же замаскировать, ведь "Pasaport Romanesc" по-прежнему пользуется среди местного населения огромной популярностью: гражданам Румынии разрешен безвизовый въезд в Шенгенскую зону. И меркантильный интерес – лишь одна сторона дела. Тут важно знать условия получения двойного гражданства, которое оговорено законом в Румынии и запрещено законами Украины.

Статья 37 закона о румынском гражданстве гласит: "Иностранные граждане и лица без гражданства, которые были лишены румынского гражданства до 22 декабря 1989 года по разным, независимым от них причинам, а также их потомки, имеют право на возвращение гражданства Рyмынии".

По сути, речь идет о том, что стать румыном имеют право все жители Черновицкой области (до Днестра), чьи родители или предки до 28 июня 1940 года обладали соответствующим паспортом. Но доказывать этот факт необходимости нет, достаточно просто лично сдать стандартный набор документов.

Смысл проекта – раздать такое количество паспортов, которое бы позволило сторонникам Романия марэ, Великой Румынии, заявить о пересмотре статуса Северной Бyкoвины. Есть информация, что с задачей донести до населения нужные мысли статус дипработников получили румынские священники, ведущие службы в 106 приходах на территории Украины.

В Черновцах, кстати, имел место крупный скандал, когда по запросу государственные органы Румынии подтвердили, что депутат Черновицкого облсовета Василий Тэрицану является гражданином Румынии. Правда, закончилось все ничем, пошумели и успокоились. Депутат депутатствует, а проблема остается.

Этнические румыны Украины не считают себя национальным меньшинством, они настаивают на том, что они корни, а не крона. И, как заявил несколько лет назад народный депутат Ион Попеску в интервью газете "Зеркало недели", румыны имеют право на представительство в органах власти и на автономию, с правом управлять своими внутренними делами, хотя бы в сфере культуры, воспитания, образования, религии, информации, социальных вопросов, а также налогообложения.

Мода на румынские паспорта затронула не только Украину. Точно такими же объектами политики румынизации стали Сербия и Молдова, вынужденная узаконить двойное гражданство. А как еще поступить, если румынские паспорта имеет больше половины населения моложе тридцати лет, среднее звено офицерского корпуса страны и многие госслужащие? В школах и вузах здесь преподается "История румын", а граница между двумя странами для жителей разных берегов пограничного Прута давно формальна.

И вот тут уже начинает вырисовываться интересная схема. Украина и Молдова тесно связаны между собой исторически, и до 1940 года Молдавская Автономная Республика вообще существовала в составе УССР. Между нами находится непризнанное Приднестровье, на которое Молдова претендует как на часть своей территории. Приднестровье хочет в Россию. А Румыния говорит, что Молдова – это, на самом деле, румынская земля, населенная румынским народом.

На протяжении текущего года президент Румынии Траян Бэсеску сделал минимум пять заметных заявлений о необходимости слиться в братских объятиях с Молдовой. Правда, делаются эти заявления довольно аккуратно. "Румыния предложила Республике Молдова, главе молдавского государства вариант войти вместе с нами в ЕС. Однако что будет сделано – зависит от кишиневских властей и народа Республики Молдова, – сказал Траян Бэсеску в июле. Но при этом добавил очень важную фразу: "Румыния все еще остается разделенной на две страны, однако румыно-молдавское объединение будет иметь место внутри Европейского союза и никак не иначе". По словам Бэсеску, Румыния – "единственная страна, единственный народ, оставшийся разделенным после воссоединения Германии".

Несколько дней назад, в интервью телеканалу "Euronews" Бэсеску вновь подтвердил намерение своей страны лоббировать вступление Молдовы в ЕС. Кроме того, в другом выступлении он пообещал, что, когда туда вступит Румыния, буковинские румыны по-прежнему смогут ездить на родину беспрепятственно.

Тут стоит чуть подробнее поговорить о том, как "румынская тема" работает в Молдове.

Во-первых, пророссийская политика первых лет правления коммунистов породила в Молдове мощную оппозицию, которую активно поддерживал Бухарест. Повысить уровень жизни в стране президенту Воронину не удалось, Москва никакой существенной помощи не оказала, кроме того, что дает возможность молдаванам нелегально работать в России. В этих условиях президент сам пошел на сближение с Евросоюзом и НАТО. Поворотным моментом стал его неожиданный отказ от предложенного Россией плана урегулирования приднестровского конфликта, предусматривавшего присутствие российских миротворцев на левом берегу Днестра.

К парламентским выборам в марте 2005 года коммунисты во главе с Ворониным подошли в состоянии конфликта с Кремлем, сформировали самую большую фракцию, но для переизбрания Воронина президентом (в Молдове его избирает парламент) голосов не хватало. Тогда был создан совершенно неожиданный союз: коммунистов поддержал их первейший враг, глава прошедшей в парламент на антикоммунистических лозунгах Христианско-демократической партии (ХДП) Юрие Рошка. Кстати, один из активных разжигателей войны в Приднестровье в 1992 году.

Главной целью своей деятельности ХДП называет объединение Молдовы и Румынии в одно государство, и молдавские политики всерьез считают, что очень скоро их государства не станет. Проблема лишь в том, что Румыния рассматривает Молдову только вместе с более развитым в промышленном отношении Приднестровьем, причиной отделения которого в 1991 году как раз и было острое нежелание жить в Румынии. Недавний референдум в пятый раз подтвердил: миром взять ПМР, этот живой музей советских 80-х с автоматами газированной воды, Румынии не удастся.

Так что, сценарий может быть таким: если Румыния все же удовлетворится текущим раскладом, Молдова окажется там, где мы уже сказали, и наш традиционный соперник на юге увеличивает протяженность своих границ с Украиной. Приднестровье становится фактором серьезной нестабильности, если не будет решена его судьба как суверенного государства. Общаться с внешним миром оно может только через Молдову или Украину. И кстати, до экономической блокады большинство приднестровцев были уверены в скором союзе с Украиной. Но Украина не хочет или боится бороться за ПМР, и потому это будет делать Румыния, одновременно продолжая работу в направлении других своих "исконных земель".

Если на кусочек украинской земли имели смелость претендовать даже аграрные молдаване, со своей семитысячной армией (имеется в виду захват зданий Днестровской ГЭС в 2003 году), то почему от нее должна отказываться динамично развивающаяся Румыния? Вспомните, с каким напором, и с какой агрессией она действовала в связи с решением Украины возобновить судоходство по дунайскому устью Быстрое.

А ведь у нас продолжается конфликт по Змеиному: до декабря текущего года Румыния должна ответить на иск Украины в международном суде, после чего Киев до июня 2007 г. должен будет подать в суд дополнительные документы касательно пограничного спора. Мы имеем дело с молодой, энергичной румынской элитой, получившей образование в том числе в украинских вузах, за счет украинского государства и прекрасно представляющей, с кем она имеет дело.

Это сценарий грустный. Есть более оптимистичные. В интервью "Версиям" директор Буковинского политологического центра Игорь Буркут, один из лучших в стране балканистов и специалистов по Румынии, высказал мнение, что ее действия в отношении молдаван носят скорее ритуальный характер, а поползновения в нашу сторону удержит НАТО.

"Унионистов в Молдове относительно немного. Единственный серьезный фактор в пользу союза – гораздо более низкий уровень жизни в сравнении с Румынией. Средняя зарплата на уровне 50 долларов, отсутствие перспектив, огромное количество людей работает за границей. Но психологически там другие настроения, – отметил Буркут. – У них, например, малопонятные фантазии на темы ГУАМ. Однако главное состоит в том, что старшее поколение настроено резко антирумынски, они помнят 22 года румынской власти (1918-44 года – ред.), там не было ничего хорошего, и эти настроения передались молодежи". К тому же молдаване ездят в Румынию батрачить, причем батрачить именно в исконном смысле, и видят настоящее отношение к себе.

По словам Буркута, унионисты (сторонники союза) в Молдове это, прежде всего, потомки пострадавших от советской власти, потомки 60 тысяч румын-колонистов, цыгане и те, кто, имея часть румынской крови, декларируют свою принадлежность к молдавскому этносу. "Новообращенные всегда впадают в крайности. Чтобы доказать, что они больше румыны, чем сами румыны, выдвигаются идеи воссоединения, – говорит политолог. – Эти идеи поддерживает еще интеллигенция, но все вместе это совершенно небольшая часть молдавского народа".

Игорь Буркут порекомендовал нам обратить внимание на референдум, прошедший в Молдове лет восемь назад, когда более 90% насления выступило против воссоединения с румынами. Что же касается отношений с Украиной, политолог убежден, что сдерживающим фактором станет членство Румынии в НАТО, и Альянс не допустит никаких конфликтов, в которые неизбежно будут втянуты другие страны Блока. А еще более снижает их вероятность тот факт, что идеи Великой Румынии в самой Румынии поддерживают люди в основном среднего и старшего возраста.

"У нас развивается сотрудничество в разных сферах. Буквально сейчас большая делегация уездного совета из Сучавы встречается с нашими областными властями и постоянно подчеркивает, что сотрудничество в гуманитарной сфере должно перейти в широкомасштабное экономическое сотрудничество, – отметил Буркут. – Возникают реальные идеи, особенно связанные с идеями туризма, транспортных артерий. Психологически не чувствуется того напряжения, что было несколько лет назад".

Вероятно, это связано с предвкушением вступления в ЕС, до которого осталось три месяца, и антиукраинская истерия, имевшая место во время выборов, улеглась. Возможно, предположил наш собеседник, она была и нужна-то затем, чтобы отвлечь внимание румынского общества от внутренних проблем. Но что будет потом, когда реализуется мечта румын о Европе?

Вступление в ЕС не означает решения проблем, наоборот, в первые годы непременно случится обострение, возникнут серьезные трудности с аграрным сектором. И потом, как мы видим на примере нашей собственной страны, желания народные вовсе не означают, что внешняя политика государства будет им соответствовать. Это мы смело можем отнести и к Молдове, и к Румынии, которая через разрешение строить у себя американские военные базы обрела доброго друга в лице США. А данная держава, как мы знаем, никогда не стеснялась наводить порядок в этом бардачном мире.

Так что, хотя предвыборные цвета Траяна Бэсеску и президента Ющенко одинаковы, и Америку они оба любят, это вовсе не означает автоматически крепкой дружбы и любви. Вялая, лишенная каких-либо геополитических амбиций Украина, мечтающая вступить куда-нибудь – отличная боксерская груша для юго-западного соседа, являющего полную противоположность. И посему о факторе юго-запада придется помнить постоянно. Хотя бы кому-нибудь.