Украинская иностранная армия

Украинская политическая элита обожает стандарты. Одним больше по душе стандарты НАТО, другим подавай все советское, третьи ограничиваются стандартами только в отношении костюмов и машин. Но главное, что всех объединяет – это стандартность мышления. И потому реакции на вчерашнее решение парламента о дальнейшем сокращении Вооруженных сил Украины пошли по давно проторенным тропам: у нас будет малая боеспособная армия в системе НАТО; у нас не будет боеспособной армии, а НАТО – это враг; дедовщина – это очень плохо. О том, что действительно нужно Украине в военном смысле, как всегда не сказали.

Вкратце о событии. Как известно, курс на НАТО мы не меняем, и даже премьер Янукович, который сделал кампанию на борьбе с американским злом, теперь против него в принципе не возражает. Только предлагает идти к злу медленно и сдобрить (как следует из интервью премьера европейским газетам) неприятный для народа Украины вкус Альянса душистыми травами.

Сокращение армии – это фактически часть программы по движению в НАТО. И законопроект, поданный президентом Ющенко, полностью отвечает программе развития ВС Украины до 2011 года. Развития, то есть поэтапного сокращения до 143 тысяч человек в 2011 году. Изначально в проекте закона планировалось сократить армию до 183 тысяч в 2008 году, в 2009 году – до 165 тысяч и так далее, до искомой цифры. Депутаты же, со свойственной им самостоятельностью, решили принять закон с расчетом лишь на 2007 год, когда у нас должно остаться 200 тысяч людей в форме.

Но и это, в принципе, устроило сторонников маленькой армии. Тем более, что, согласно теории, под сокращение не подпадают боевые подразделения, расформированы будут исключительно части обеспечения и на боеспособности это никак не отразится.

Так, председатель парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Анатолий Кинах подчеркнул, что целью сокращения, в первую очередь, является создание компактной, мобильной, обеспеченной новейшей военной техникой и вооружением армии, которая способна защитить страну. Согласился с ним и предшественник Кинаха на этом посту, коммунист Георгий Крючков, отметивший, что «Верховная Рада делает все правильно».

Сам министр обороны выразил уверенность в том, что большей армии у нас все равно не будет, — нет для этого ни экономических возможностей, ни боеспособной техники. Армия наша, считает Анатолий Гриценко, будет крепка именно своими малыми размерами. Она как ежик из анекдота, будет сильная, но легкая.

«У нас появится новая система управления войсками на компьютерной основе – не солдатик мелом рисует, где находится какая цель, а машина. Поверьте, это в разы увеличит эффективность армии», — подчеркнул министр. И пусть депутаты проявляют самостоятельность, пусть не верят, что траектория, предложенная Минобороны будет соответствовать требованиям нацбезопасности. Решение все равно было принято разумное, подвел итог Гриценко. Обороноспособность является адекватной угрозам.

Конечно, было и негодование. Народный депутат Геннадий Удовенко, например, возмущался тем, что всяких «беркутов» и «омоновцев» будет больше, чем военных, и они непременно используют возможность побороться с собственным народом. Нардеп-социалист Евгений Филиндаш выразил уверенность в том, что Минобороны Украины не имеет продуманной политики сокращения ВСУ, и, к тому же, «закрывает глаза на социальную составляющую этой проблемы». Кстати, вполне возможно, что закрывает.

«Нам приводят в пример Европу. Но в той же Франции с ее почти 60-миллионным населением численность Вооруженных Сил составляет 330 тысяч, то есть 0,5% от общего количества граждан. Почему в Украине должно быть вдвое меньше?», — спросил Филиндаш, добавив, что на самом деле МО сократит вовсе не тыл, а части ПВО и авиации, стерегущих мирное украинское небо от вражеских стервятников. Способ анализа численности, кстати, рыночный, безо всяких там маркетингов: «Петя открыл кабак, и мне надо».

Мнения, как мы видим, разошлись, а полезной информации о том, можно ли действительно поставить знак равенства между сокращением армии и улучшением ее качества, о том, какая нам нужна армия вообще, так и не поступило. Президент решил идти в НАТО, Генштаб посчитал, на сколько сокращать командиров и личный состав, парламент проголосовал, сокращаемые построились и пошли. Верьте, к 2011 году все будет хорошо.

Но при детальном изучении темы, оказывается, что все-таки хорошо не будет, хотя положительные стороны, несомненно, есть. В интервью “Версиям” директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак сказал, что оборонное ведомство при нынешнем руководстве очень грамотно стабилизирует армию как организм. Проводит водоразделы между боевыми и тыловыми частями, между оружием в боевом составе и тем, что будет из него выводиться. И, в принципе, решение парламента ограничиться планом сокращения только на один год ударит по системности процесса и по созданию нового облика украинского войска.

Однако, по мнению эксперта, сокращение это ничем фактически не подкреплено. «Я не согласен с тем, что при строительстве армии надо оглядываться на НАТО, — говорит Бадрак. – Их система предусматривает в первую очередь взаимосвязанность, взаимосовместимость войск разных стран при участии в международных миссиях, в военных операциях, в учениях. И нигде четко не сказано, какая численность армии должна быть в той или иной стране. Мы придерживаемся позиции, что нужно строить армию для Украины, строить институт сдерживания».

Действительно, армия может быть небольшой. Но, по словам эксперта, она должна иметь вооружение, которое позволяет вести войну шестого поколения (разгром бесконтактным способом экономического потенциала любого государства, на любом удалении от противника). Мы пока можем вести войну только четвертого поколения (взял винтовку, пошел на фронт) и сделать гиперскачок вряд ли сможем. При нынешних подходах государства к вооружениям мы можем потерять даже те небольшие технические наработки, которые у нас есть.

А что у нас есть? Есть, например, программа создания военно-транспортного самолета Ан-70, которая саботируется россиянами, а потому легла на бок и не движется. Говорят, в этом самолете есть заинтересованность людей из НАТО. Но, по данным нашего источника, приехав на АНТК им. Антонова, люди из НАТО попытались выудить документацию относительно некоторых технических тонкостей, а также затыков и способов их ликвидации. Покупка их не интересует.

У нас есть программа перспективного многоцелевого корвета. У нас есть радостные заявления о создании нашей собственной оперативно-тактической ракеты, многофункционального ракетного комплекса, который заменит ракетные комплексы производства 60-х годов. Но нет никаких признаков выполнения этих программ в будущем.

Еще у нас есть завод «Мотор-Сич», производящий прекрасные авиадвигатели, который явно не от хорошей жизни стремится войти в состав российского машиностроительного холдинга. Еще у нас есть прекрасные комплексы радиоэлектронного подавления, которые покупают американцы и китайцы. У нас есть системы раннего оповещения «Кольчуга», у нас есть танковый завод, мы сами переделали автомат Калашникова под систему «буллпап» (магазин сзади рукоятки) и выдали это за суперразработку. Только ничего этого нет в войсках. А если и есть, то работать на технике никто не умеет.

А когда уметь? Как заявил заместитель госсекретаря США Джон Хиллен, выступая на заседании комитета Сената по международным делам, весной 2006 года на Украине будут уничтожены не менее тысячи ПЗРК. Борьба с международным терроризмом, знаете ли. А вы, лучшие в мире украинские солдаты, служите год и осваивайте для защиты родины матчасть швабры.

Остатки украинского ВПК работают на экспорт, продают остатки изюма, уникальных систем, созданных еще в советское время. А в системе НАТО, например, им (остаткам) придется работать в условиях пресловутых стандартов – раз, и в условиях сложившегося рынка — два. По нашим данным, киевский завод Арсенал пытался выйти на Запад с предложениями о продаже ракетных головок самонаведения. Им сказали: спасибо, у нас есть свое. Госзаказа давно нет. И получается, что, мечтая о компьютерных системах для украинской армии, министр говорит об иностранных компьютерных системах.

Логика простая, но очень странная: разработать свою, лучшую по многим характеристикам, технику и поставить ее в войска дорого, денег нет. Да что там ракеты! Украинская армия по сей день не имеет тяжелого грузовика отечественного производства, который мы можем с полным правом использовать в военных целях, монтировать на его всякие полезные штуки, в том числе, в целях продажи. Конструкторы воют, приспосабливая под нужды покупателей советские БТР-60 и БТР-70. Тем не менее, оснащать армию по западным стандартам нужно, и стремиться к технологическим высотам тоже нужно. Где взять оружие и технику? Правильно, купить.

К 2011 году у нас есть планы сделать армию профессиональной. Наладить быт. Искоренить дедовщину. Решать все проблемы юридическим путем. Это будет очень, очень хорошая армия. Только больше какая-то иностранная.

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам