Обратный отсчет Нью-Йорка

Кажется, что время больше не движется. Или движется назад. А то и вообще куда-то в сторону. За пять лет, прошедших после того как 11 сентября 2001 года смертники атаковали Америку, а Джордж Буш объявил глобальную войну терроризму, мир нисколько не стал лучше и безопаснее. Скорее, наоборот — некогда беззаботные люди стали бояться самолетов, поездов, метро и "арабов". А "арабы" стали ненавидеть этих некогда беззаботных еще сильнее. Такое ощущение, что где-то тикает огромный таймер, отсчитывающий оставшееся до вселенской катастрофы время.

Нет, конечно, люди не только боятся. Они продолжают заниматься своими делами, большими и маленькими, рожают и воспитывают детей, покупают новые телевизоры и жарят котлеты. Те, кому положено, строят на месте разрушенного Всемирного торгового центра офисные небоскребы, снимают фильмы о пассажирах захваченного террористами и разбившегося рейса 93 авиакомпании United и проектируют памятники жертвам терактов. Генералы планируют военные кампании против "рассадников международного терроризма", солдаты дисциплинированно умирают, воплощая эти планы в жизнь. Но приближают ли все эти действия тот благословенный момент, когда человек разумный сможет сказать: "Я свободен и ничего не боюсь"? Мне кажется — нет.

Сразу после 11 сентября все казалось очень простым. Есть террористы, посягающие на демократические святыни ненавистного им Запада, и есть "хорошие парни", похожие на Николаса Кейджа, изо всех сил пытающиеся спасти мир. Ошеломленные сентябрьским кошмаром, Америка и Европа приняли правила игры. Казалось, достаточно устранить явление под названием "Талибан", поймать или убить Усаму бен Ладена, затем свергнуть Саддама Хусейна — и все. Больше никаких терактов и погибших стариков, женщин и детей.

Но почему-то все получается с точностью до наоборот. "Талибан" больше не правит Афганистаном, но мира и спокойствия там как не было, так и нет. Мало того, талибы активизируются и уже пытаются брать штурмом афганские города.

Саддам сидит в тюрьме, но в Ираке ежедневно гибнут люди. Даже Пентагон, предпочитающий молчать, подал в Конгресс доклад, в котором говорится, что внутрирелигиозное насилие в Ираке за последние три месяца существенно усугубилось, а ситуация в стране названа самой сложной с начала вторжения в 2003 году.

Вот лишь малая часть того, что случилось в мире за последние несколько лет. Остров Бали (Индонезия) — 12 октября 2002 года 187 человек погибли от взрыва мощной бомбы в ночном клубе "Сари" на курорте Кута Бич. Еще 309 человек были ранены и доставлены в госпитали.

Эр-Рияд (Саудовская Аравия) — 12 мая 2003 года в столице Саудовской Аравии три небольших подразделения террористов-самоубийц прорвались через ворота трех въездов в элитный жилой комплекс, населенный американцами. Данные о числе жертв назывались самые разные — от 25 до 90 человек.

Стамбул (Турция) — 15 октября 2003 года два начиненных взрывчаткой автомобиля были взорваны у стамбульских синагог. Теракты унесли жизни по меньшей мере 26 человек.

Мадрид (Испания) — 11 марта 2004 года в испанской столице прогремели 10 взрывов, семь из них — около столичного вокзала Аточа, остальные — в электропоезде, подъехавшем к одному из перронов. 198 человек погибли, свыше 1430 получили ранения.

В арабском мире становится все больше фанатиков или просто отчаявшихся, готовых облачиться в пояс "шахида" и взорвать что-нибудь — не важно, будет это полицейский участок, армейский грузовик или пассажирский автобус. Усама бен Ладен сидит где-то в Пакистане и регулярно выходит в эфир телеканалов и в интернет. Пресса сообщает подробности его жизни с таким удовольствием, как будто речь идет о Памеле Андерсон. Вот, оказывается, "террорист номер один" живет вовсе не в пещере, а в доме, возможно, с семьей, но не более чем с двумя телохранителями. А когда-то Усама был настолько без ума от Уитни Хьюстон, что даже подумывал убить ее мужа — Бобби Брауна. И рассказал об этом не кто-нибудь, а дама, которая 10 лет назад была сексуальной рабыней бен Ладена. Оперетта, да и только.

Спецслужбы регулярно сообщают о раскрытых террористических заговорах. Спасибо им за бдительность, но ведь они все время идут на шаг позади террористов. Слава Богу, британским разведчикам удалось предотвратить взрывы почти полутора десятков пассажирских самолетов, которые дьявольски изобретательные преступники хотели уничтожить с помощью пронесенных на борт и внешне безопасных вещей. Но уже сейчас, я в этом уверен, новые террористы придумывают, как обойти меры безопасности, срочно ужесточенные в аэропортах и на вокзалах. И где гарантия, что завтра, через месяц, через год спецслужбы сработают так же четко? Риторический вопрос…

Мир охватывает нечто очень похожее на паранойю. Авиакомпании запрещают проносить на борт самолетов напитки и раздевают пассажиров в аэропортах. Пассажиры, в свою очередь, отказываются лететь вместе с людьми, похожими на арабов или одетыми как арабы. Граждане согласны на то, чтобы "Большой брат" не спускал с них глаз. Для примера возьмем американцев — как народ, сильно пострадавший от терроризма.

Согласно опросу, проведенному в США, 70% американцев поддерживают идею массовой установки видеокамер на улицах и в общественных зданиях. 61% выступает за организацию мониторинга банковских транзакций людей, подозреваемых в терроризме, для того чтобы установить источники их финансирования. 52% поддерживают идею прослушивания телефонных разговоров и проверки электронной почты для перехвата сообщений террористов.

Лишь несколько недель назад американский суд запретил Агентству национальной безопасности — крупнейшему и самому засекреченному разведывательному ведомству США, занимающемуся электронной разведкой, — прослушивать граждан без санкции суда. Как выяснилось благодаря журналистам из The New York Times, тотальная электронная слежка началась после терактов 11 сентября "в целях пресечения террористической деятельности". Интересно, что на суде представители правительства настаивали, что президент США, давая указание начать прослушивание, не вышел за рамки своих полномочий, но доказать это невозможно, поскольку будет нарушена государственная тайна. Весело, правда?

Или история с секретными тюрьмами ЦРУ. Если помните, дотошный швейцарец Дик Марти выяснил, что 14 европейских государств помогали Центральному разведывательному управлению тайно перевозить подозреваемых в причастности к терроризму, похищенных в разных странах. Как выяснилось, после нападений на США в 2001 году Вашингтон создал по всему миру сеть секретных объектов для содержания и перевозки подозреваемых в терроризме. Журналисты заявили, что арестованных подвергают пыткам в странах, на территории которых не действуют американские законы о защите прав человека. Что интересно, самолеты ЦРУ летали через европейские страны с одобрения их властей. Об этом рассказал человек более чем компетентный — бывший государственный секретарь США Колин Пауэлл. По его словам, "Соединенные Штаты не работали изолированно от других сторон в этом направлении" и "действовали в сотрудничестве с другими государствами".

Каков же реальный результат этих титанических усилий? Исследовательская служба Конгресса США попыталась проанализировать нынешнее состояние терроризма как явления. Получилось интересно.

Во-первых, как утверждают исследователи, "в террористических структурах по всему миру отмечается рост числа участников, ведущих свою деятельность на рядовом или микроуровне. Побуждаемые пропагандой, распространяемой в интернете радикальными духовными лидерами и арабоязычным телевидением, все большее количество независимых участников примыкают к рядам террористов". Отмечу, что идеальные поводы для такой пропаганды дают и глобальные действия (вроде оккупации Ирака), и кажущиеся мелкими проявления (отказ лететь вместе с арабами, запрет на ношение хиджаба).

"Террористические группы эффективно используют международные потоки информации, финансов и идей. Террористы усовершенствовали технический аспект своей деятельности в области планирования, коммуникаций, пропаганды и выбора целей для последующих атак". То есть идейные борцы с Западом берут на вооружение все новейшие достижения западной же мысли.

Понимаете, о чем я? Почти все предпринятые до сих пор борцами с международным терроризмом меры в конечном итоге лишь ухудшают ситуацию. И здесь сам собой возникает вопрос: а может, мы что-то делаем неправильно? Скажите, способны ли танки и самолеты испугать человека, для которого смерть в борьбе с "неверными" — высшее счастье? Скажите, можно ли отгородиться бетонным забором от ракет или подсыпанного в водопровод яда? Можно ли убедить человека, чью семью убила ракета, выпущенная вертолетом "антитеррориста", отложить автомат или бомбу? Или доказать пилоту этого вертолета, потерявшему близких в ВТЦ или на мадридском вокзале Аточа, что его действия контрпродуктивны?

* * *

Накануне пятой годовщины 11 сентября пресса публикует новые расшифровки переговоров спасателей, работавших во Всемирном торговом центре, и записи звонков в экстренные службы находившихся там людей. Снова на экранах телевизоров появляются страшные кадры гибели башен-близнецов и любительские съемки, запечатлевшие летящие с верхних этажей тела. Мы вновь увидим лица погибших клерков, пожарных, спасателей, пассажиров самолетов. Мы вновь услышим голоса скорбящих. Но громче всего будут звучать речи о том, что борьбу с терроризмом надо продолжать еще жестче, еще глобальнее. О том, что Афганистан, Ирак, Гуантанамо, тайные тюрьмы, прослушивание, наблюдение — меры радикальные, но необходимые. И почти наверняка мы услышим Усаму бен Ладена, угрожающего новыми терактами и смертями. А то и увидим все это — не своими глазами, так по телевизору. Именно поэтому мне кажется, что времени на огромном таймере остается все меньше и меньше. Как его остановить?

…Хорошо бы закончить статью чем-то вроде: "А теперь слушайте, дети мои! Вот что мы все должны сделать, и будет нам счастье". Однако нет у меня рецепта. И ни у кого, похоже, пока нет. Но кажется мне, что прав был Гребенщиков, когда спел: "Теперь нас может спасти только сердце, потому что нас уже не спас ум". Остается лишь надеяться, что найдутся люди, которые придумают, как этим сердцем воспользоваться.