Отмороженные

Продолжаем исследование, посвященное годовщине инаугурации президента. Пока в неоправданных муках творчества рождалась первая часть (желающие могут ознакомиться с ней здесь), в подземном переходе на площади Льва Толстого под кондиционером успел вырасти сталагмит. Или сталактит. Хрен его в такой мороз разберешь, что выросло. Кстати, Центральная избирательная комиссия должна разобраться с Александром Морозом, который использует холодный арктический циклон для предвыборной агитации. Но вернемся к нашим баранам.

Обижаться не надо. Это выражение такое. Как оказалось, президент отметил годовщину двумя посланиями. Одно еще народу предстоит услышать ближе к вечеру. Возможно, по телевидению. Второе некому слушать по объективным причинам, поскольку депутаты, к которым должен обращаться глава государства, разошлись на каникулы. Но такие мелочи не волнуют Секретариат президента. Было бы послание, а депутаты – не кони, когда-нибудь соберутся. В конце концов, глава государства не должен зависеть от милостей природы или графика работы Верховной Рады. Наверное, именно поэтому институт с красивым, но загадочным названием – стратегических исследований – взял на себя смелость представить доклад, который ляжет в основу послания Ющенко к парламенту. Один из авторов берущей за сердце и другие части тела социальной рекламы ("Думай, мать твою, о Родине по- фински!") Иван Васюник сразу предупредил: "никаких конституционных коллизий!". По его словам, в окончательном варианте послания глава государства "не будет делать заявлений о путях изменений кризисных моментов, которые заложены в Конституцию". В этом месте необходимо, как говорится, прояснить ситуацию. 8 декабря группа несознательных парламентариев в количестве 420 с копейками человек внесла в Основной закон "кризисные моменты". Это сегодня так называется. В результате, с 1 января, когда "кризисные моменты" вступили в силу, жить стало гораздо хуже. "Раньше были времена, а теперь моменты. Кошка просит у кота…". Ну, это мы здорово отвлеклись. Так вот, не будет этого! В послании. А я скажу так: и не надо.

Что делать с "моментами" определено в другом документе, подписанном Виктором Андреевичем накануне годовщин инаугурации. Называется он (документ) следующим образом: "План мероприятий по выполнению обязательств Украины, вытекающих из ее членства в Совете Европы". В соответствии с планом, должен быть подготовлен проект закона о внесении изменений в Конституцию с учетом выводов Венецианской комиссии и "пункта 14 резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы №1466 от 5 октября 2005 года". До 1 апреля Министерство юстиции и Национальная комиссия "по укреплению демократии и утверждению верховенства права" (чего смеетесь, это, между прочим, официальное название) должны родить. Проект конституционных изменений по Венецианской модели. А в Венеции сейчас хорошо… Вода, крысы бегают по площади Сан Марко. Романтика. Однако дело не в них. Получен официальный ответ на вопрос: а что делать с "кризисными моментами", то есть с конституционной реформой? Очень просто: надо ее хе...ть в полном соответствии с европейскими традициями, которые в концентрированном виде изложены Венецианской комиссией (ВК). А ВК считает, что легендарный проект №2222 не соответствует высоким европейским стандартам демократии. В частности, "венецианцев" возмущает так называемый "императивный мандат".

Судя по всему, имеется в виду "крепостное право", закрепленное уже в новой, модернизированной Конституции (с 1 января нынешнего года поправки в Основной закон стали его неотъемлемой частью). Парламентарии, избранные по партийным спискам, не имеют права "свалить" из родных фракций. Например, не понравился народному депутату авторитарный стиль фракционного руководства. Устал он, как Александр Зинченко (лидер малоизвестной политической силы своего имени, не имеющий шансов попасть в парламент и заключить соглашение с Тимошенко), "монотонно следовать позиции одного человека". А выйти на свободу с чистой совестью нельзя. В таком случае оставшиеся товарищи исключат "раскольника" из партии и все. Надо сдавать обратно мандат. Вот к чему императивность приводит. Думаю, среди кандидатов в народные избранники найдется немало солидных людей, которым эта императивность – как серпом по сердцу. Человек честно внес в партийную кассу энную сумму денег (три миллиона баксов), а его как простого лоха могут лишить нажитого непосильным трудом мандата. Не по-людски это. Не по-венециански. А если с другой стороны на проблему посмотреть? Дай им (депутатам) волю, они ж все разбегутся по парламенту, как вороны! Посоздают свои фракции, которые не будут иметь никакого отношения к заявленному в ЦИК перечню партий (блоков), принимающих участие в избирательной кампании. Впрочем, "императивный мандат" уже "прокомпостирован". Если к 1 апреля члены Национальной комиссии по укреплению демократии что-то разработают для преодоления "кризисных моментов", то дальнейшая судьба этих наработок туманна. Но сигнал послан четкий – не наша эта конституционная реформа, не венецианская она. Вот.

Кстати, "венецианцы" еще недовольны тем, что поправки в Основной закон вносились "без предварительной консультации с Конституционным судом". Вот над этим пассажем я крепко задумался. Обвинение серьезное. Такая "предъява" вообще ставит под сомнение все. Если она ("предъява") была. А авторы документа, подписанного президентом, уверены – это действительно так. Даже приводится соответствующая фраза на английском (without prior consultation with the Constitutional Court). До последнего времени был твердо уверен в том, что КС давал свои заключения по поводу конституционности (неконституционности) предлагаемых вариантов внесения изменений в Основной закон. Ведь парламент просто не имел права их принимать без экспертизы КС. Целая процедура есть: отправляет, получает выводы, а затем идет дальше. Оказывается, не все так просто. Из Венеции, оно, конечно, виднее…