Термидор заканчивается?

Один из законов истории звучит простенько, но для украинской ситуации очень опасно: у каждой революции есть свой термидор. Именно в откате от задекларированных целей, в извращении задуманного при конкретном его воплощении в жизнь и получении результатов, прямо противоположных первоначальным планам, таится главная опасность любой революции, вздыбившей обнадеженные массы на борьбу за идеалы революционеров, которые после победы не смогли (не сумели) довести начатое дело до конца. "Оранжевая" революция в Украине — увы, не исключение.

И что самое интересное: главная опасность может таиться не в угрозе внешней контрреволюции или сопротивлении откровенных врагов, а внутри самих революционеров. Это так же банально, как и верно, потому что подтверждено всеми революциями. И потому, что вряд ли братья Максимильен и Огюстен Робеспьеры, Жорж Кутон и Луи Сен-Жюст верили, что 9 термидора (27/28 июля) 1794 года падут от рук Поля Барраса, Жана Ламбера Тальена и Жоржа Фуше, с которыми они вместе совершали Великую французскую революцию и так азартно рубили голову королю Людовику XVI в 1793-м. И совершался термидорианский переворот, если кто помнит, под лозунгом "Революция против тирании", то есть против якобинского террора. А закончился отменой социальных завоеваний якобинцев, общим сворачиванием демократии, контрреволюционным террором и в конечном итоге — реставрацией монархии…

А ведь начинался переворот явлением, которое тогда же получило название "саботаж". По словарю Ожегова, "злостное, преднамеренное расстройство или срыв работы при соблюдении видимости выполнения ее, скрытое противодействие исполнению, осуществлению чего-нибудь". Другими словами, французские революционеры говорили одно, а делали другое. Или только создавали видимость работы, а народ разочаровывался.

Рассмотрим нынешнюю украинскую ситуацию. Чтобы быть понятой и поддержанной как внутри страны, так и за ее пределами, "оранжевая" революция должна сделать что? Правильно, выполнить свои задекларированные цели — повысить жизненный уровень народа, установить демократические нормы и верховенство права, привлечь иностранные инвестиции и вывести украинскую экономику на новые рубежи по рыночным правилам, интегрировать страну в ЕС. И делать это все в комплексе, а не по очереди. Выпадение любого звена из этой цепи задач чревато общим поражением.

Для анализа возьмем не созидание нового, а разрушение старых тормозов. Перво-наперво революционерам, конечно же, надо сломить сопротивление старых сил. Они ломают. Но как?! Задачи в отношении "бывших", объявленных виновниками прежних народных мучений, стоят простые и детерминированные объективной логикой борьбы: наказать их за прежние преступления и не дать им воспользоваться возможностью реванша на парламентских выборах-2006, подорвав экономическую базу для политического объединения и запугав самых решительных. Но сделать это нужно в рамках закона, чтобы комар носа не подточил и не дискредитировал светлые идеалы революции.

А что получается? Провозглашенная социальная политика в интересах народа проявила себя повышением цен, инфляцией и перманентными кризисами, угроза которых сохраняется. Выборочная люстрация коснулась нескольких десятков высокопоставленных чиновников прежнего режима (что понятно и оправданно при смене власти) и тысяч ни в чем не повинных специалистов среднего звена, которые, так или иначе, выполняли неправовые приказы, желая сохранить за собой свои посты (это не лезет ни в какие ворота). Борьба с преступниками закончилась наказанием мелких сошек (так называемых "фальсификаторов выборов"), а все крупные (Игорь Бакай, Владимир Щербань, Руслан Боделан) благополучно покинули пределы родной страны, ставшей опасной. Против тех же, кто остался и оказался на нарах, новая власть не может выдвинуть стопроцентно аргументированного обвинения и вынуждена отпускать (Борис Колесников, Виктор Тихонов — председатели облсоветов Донетчины и Луганщины, экс-вице-губернатор Виннитчины Николай Дмитренко). Или они успешно отбивают все атаки (Виктор Медведчук, Сергей Кивалов). А если и сидят (Иван Ризак, экс-губернатор Закарпатья), то ничего вразумительного им пока предъявить не могут, потому что доказать не получается. Реорганизация коррумпированной ГАИ вылилась в почти четырехкратное увеличение смертности в ДТП. Обещанная справедливая реприватизация пока похожа на выборочное раскулачивание неугодных олигархов, поддерживавших старый режим, и подорвала доверие к Украине у иностранных потенциальных инвесторов. Ведь не факт, что новая власть успешно распорядится отобранными активами, а иностранцы, поверив в незыблемость провозглашенных новой властью правил игры, вложат туда свои капиталы. В ту же "Криворожсталь", дело которой пошло в Европейский суд…

А арест харьковского экс-губернатора Евгения Кушнарева, вызванного в Генпрокуратуру по одному делу, а задержанного по другому, к тому же возбужденному с нарушением процессуальных норм? А обыск с БТР и двумя автобусами омоновцев в одной из штаб-квартир олигарха Рината Ахметова, сотрудники которой и не думали оказывать сопротивление? Все это похоже на акции устрашения, а не торжество законности и верховенство права. И происходит это все на фоне серьезных разногласий внутри самой правящей элиты. Может, ей надобно внутри себя разобраться и выяснить, кто не хочет выполнять задачи революции, а посему предпринимает действия, похожие на саботаж, убийственный при любой мотивации? Ведь народ все видит. А именно при равнодушии народа к происходящему термидорианцы смяли санкюлотов (фанатов-якобинцев) и казнили реввождей…

…К чему такая аналогия? Очень просто: лето, знаете ли, французский термидор (11-й месяц республиканского календаря, 19/20 июля — 17/18 августа) только закончился. А переворот, между прочим, случился на втором году нового летоисчисления…