Цена мира

То, что газовой войны с Россией не будет, понятно даже ребенку. Война, она, знаете ли, разрушительная штука для всех сторон, особенно, если учитывать, что путь голубого топлива на Запад идет через нашу территорию. И маршрут пока не меняется. Другое дело – цена мира. Что Украина может положить на весы конструктива: должность главы "Нефтегаза", отказ от "наездов" на посредника в транзите туркменского газа "Росукрэнерго" или активизацию своего участия в создаваемых Москвой "пространствах"? Пока однозначного ответа на этот вопрос обитатели властного Олимпа не нашли. И в этом главная проблема…

То, что газовой войны с Россией не будет, понятно даже ребенку. Война, она, знаете ли, разрушительная штука для всех сторон, особенно, если учитывать, что путь голубого топлива на Запад идет через нашу территорию. И маршрут пока не меняется. Другое дело – цена мира. Что Украина может положить на весы конструктива: должность главы "Нефтегаза", отказ от "наездов" на посредника в транзите туркменского газа "Росукрэнерго" или активизацию своего участия в создаваемых Москвой "пространствах"? Пока однозначного ответа на этот вопрос обитатели властного Олимпа не нашли. И в этом главная проблема…

Вариант первый – уволить Ивченко

Изначально, назначение на пост главы "Нефтегаза Украины" состоятельного, энергичного, но абсолютно не подходящего по ментальности для контакта с россиянами Алексея Ивченко было стратегической ошибкой. Есть политические нюансы, играть с которыми сложно. Особенно если партнер по игре в несколько раз сильнее. Для московских переговорщиков сам факт того, что за стол с ними садится председатель Конгресса украинских националистов, создавало враждебное предубеждение. Поэтому контакта не могло быть в принципе: обе стороны плотно "замкнуло" и газ стал "отбойным молотком" двусторонней дипломатии, которым высокие стороны пытались стукнуть друг друга по макушке. Россиянам удавалось бить больнее. Мы им – фантастический проект строительства обходного трубопровода, они нам – вполне осязаемое повышение цен на газ и пошлин на нефть. Мы им – новых партнеров в "рукавичке" газового консорциума, они нам – отказ от консорциума в принципе.

Что потеряет Украина вообще и правительство, если у 42-летнего львовянина Ивченко отберут его нынешнюю должность? Как ни странно, дать однозначный ответ на этот вопрос трудно.

С одной стороны, Алексей Григорьевич, конечно, не профессионал в глобальных газовых вопросах. Да, с 1995 по 1997 года он занимал руководящие должности в АОЗТ "Интергаз", где главную скрипку играли два Игоря – Шаров и Бакай. Но энергобизнес не был для него ключевым в деловой карьере. Так, своего рода "перешеек", между должностью директора завода железобетонных изделий в Ивано-Франковске и зарабатыванием денег в аграрном секторе, сфере быта и т.д.. С тем же успехом г-н Ивченко мог бы стать министром торговли (если такое ведомство создадут), поскольку его ЗАО "Украинская промышленная компания "Добромыль" развивает широкую торговую сеть магазинов, кафе и ресторанов. Или министром строительства, учитывая, что та же фирма еще в 1997 году занялась производством серы и кирпичей на экспорт.

С другой стороны, еще со времен мюнхенского периода жизни Славы Стецько у Ивченко были тесные отношения с немцами. Благодаря чему он смог во время визита в Германию Виктора Ющенко явить чудо двухмиллиардного кредита от Deutsche Bank. Кредит гораздо менее призрачен, чем строительство обходного трубопровода, хотя и растянут на срок в 7 лет. Те, кто сопровождали президента в немецком вояже, наблюдали звездный час Ивченко, не скрывавшего, что переговоры с банком он вел давно. Чуть ли не в период своей работы в фирме "Энергосинтез". И это его личная масштабная победа.

В качестве альтернативы отставке Ивченко высказывается идея оперативного подчинения НАК влиянию правительства и передачу переговорных функций от него правительственным чиновникам. Идея имеет два изъяна. Первый – это то, что вместо КУНовца Ивченко за стол переговоров могут сесть не менее специфические ребята из Минтопэнерго, чья "хозяйственная жилочка" может и пригодилась бы во времена Черномырдина-Вяхирева, но никак ни в эпоху Миллера. Во-вторых, отставка Ивченко не заменяет собой другого компромисса, на который нас толкают россияне. Речь идет о "Росукрэнерго".

Вариант второй – пощадить "Росукрэнерго"

Эту фирму-посредника Юлия Тимошенко откровенно не любит и своей нелюбви не скрывает. В недавнем телеинтервью она призналась, что подозревает посредников в применении теневых схем при поставках газа в страну. "И меня абсолютно как руководителя правительства не удовлетворяет, что на теле НАК "Нефтегаз" старой властью был создан такой большой криминальный нарост", – сказала Юлия Владимировна, добавив, что практически все операции по цене на газ шли через оффшорные зоны, где определенные властные лица делились этой сверхприбылью. "Я могу сказать, что сегодня я лично за своей подписью уже несколько раз обратилась к силовым структурам Украины", – сказала премьер. Силовые структуры – это СБУ. Именно ведомство Александра Турчинова занялось исследованием родословной данной компании и ее основателей-нерезидентов, ранее имевших отношение к не менее известной фирме Eural Trans Gas Kft.

Однозначно сказать, насколько данная фирма близка сердцу "Газпрома" я не берусь. Слишком сложным является клубок интересов российского топ-менеджмента: газпромовского вообще, и энергетического в частности. С одной стороны один из официальных представителей "Росукрэнерго" (английской подданный) был в свое время близок с Ходорковским, с другой – занимался операциями по покупке российского государственного долга при поддержке тогдашнего премьера Михаила Касьянова, в-третьих… А в-третьих, вопрос не в нем. Заинтересованными лицами в данном случае являются высокопоставленные чиновники как с украинской, так и с российской стороны. Однако пока можно констатировать, что попытка украинского правительства инициировать вопрос замены посредника возле газовой кормушки вызвала явное недовольство Москвы. Более того, невооруженным глазом видна синхронность между возбуждением спецслужбами дела против упомянутой выше фирмы и урезанием "транзитной пайки" (якобы за воровство газа) со стороны "Газпрома". Возможно, для российского газового монополиста не так принципиально защитить "Росукрэнерго", как не допустить возрождения на рынке с нашей помощью "Итеры": именно ее в свое время отстранили от туркменского транзита. И это уже не наша интрига.

Вариант третий – благосклонность оптом

Поскольку неясно, какие именно уступки с украинской стороны растопят сердце "Газпрома" и не окажемся ли мы заложниками аппетита, который, как известно, приходит во время еды (т.е. не станет ли вал новых требований увеличиваться после каждой новой нашей уступки), есть идея купить благосклонность Кремля оптом. Например, на высшем уровне договориться, что вместо консорциума мы создаем СП, причем намного более выгодное для его участников, чем прежний формат. Или подписываем политический контракт века в рамках ЕЭП. Моя фантазия бедна. Думаю, у президентов простор для договоренностей гораздо шире.

Но предметом такого соглашения формально не может быть ничто иное, как согласие российского государства на транзит по их территории газа: как своего, так и туркменского. Все остальное, включая цены, решается на уровне субъектов хозяйствования. И тут мы снова упираемся в межличностные размолвки сильных мира сего. Юлии Владимировне не нравятся хитрые схемы "Росукрэнерго". Алексею Миллеру – напористость Алексея Ивченко. В общем, есть опасность, что высокого примирения будет недостаточно, чтобы российская сторона смягчила намерения зачесть в качестве оплаты за транзит 7,8 млрд. куб. м газа. И если уже не дефицит газа, так его подорожание нам грозит в любом случае.