Год терроризма и избирательных урн

Високосный 2004 год начался с трагедий и оканчивается ими же. 3 января в авиакатастрофе в Египте погибли 135 французских туристов и шесть членов экипажа Боинга-737, а последний понедельник уходящего года принес страшное известие о жертвах разрушительного цунами в Южной и Юго-Восточной Азии, число которых достигло 24 тысяч человек. Причина стихийного бедствия – самое мощное за последние 40 лет землетрясение…
А ведь Нострадамус предсказывал, что вместе с ХХ веком кровавые кошмары человечества канут в историю. Увы, пока это пророчество терпит фиаско. По крайней мере, уходящий год в полный рост продемонстрировал нам такие ужасы, которые нескоро сотрутся из людской памяти. Слово «терроризм» стало, пожалуй, самым частотным во всех языках мира. Ну а вторым наиболее употребляемым словом явились, конечно же, «выборы». Они состоялись в 60 странах мира!

Демократия бодрой трусцой пробежалась буквально по всей планете. Президенты Грузии, Ирака, Афганистана, США, Украины, Чечни… Выборы любого из этой шестерки могли бы потянуть на событие года. А тут такой букет! В некоторых странах не обошлось без допинга, однако выборы – не Олимпиада в Афинах. Здесь все куда более абстрактно и прозаично. Кроме того, мы стали свидетелями многочисленных парламентских выборов. В том числе, самых крупных за всю историю мирового сообщества. В Индии зарегистрировали более 670 миллионов избирателей. Это больше половины от того миллиарда жителей планеты, которые голосовали в этом году.

Помимо терактов и выборов, мир живо обсуждал перспективы двух расширившихся до неприличия организаций – НАТО и Евросоюза. И все политические баталии происходили на фоне многочисленных войн, в быту именуемых зачистками. За прошедшие 12 месяцев не окончился миром ни один конфликт. Противостояние в «горячих точках» продолжается по сей день.

Но из всех событий уходящего года большинство людей более всего поразила трагедия в североосетинском городе Беслан.

Первое сентября. Прекрасный праздник. Одни шли в школу впервые, а другие – в последний раз. Оказалось, что в последний раз шли многие. Не хочу вдаваться в подробности ужасов тех дней. Ведь мы все видели своими глазами. Ни один газетчик не смог бы описать того, что без комментариев показывали телекамеры, фиксировали фотообъективы. Официальный итог трагедии в Беслане – 355 человек погибло, 155 из них дети. Неофициальный – неизвестно окончательное количество погибших и раненых, сотни пропавших без вести, десятки геройских поступков, трусость властей, табу на свободу слова. Как сказал один из бойцов спецназа, на руках которого умерла семилетняя девочка: «Это можно было бы назвать победой, если не знать, какой ценой она получена».

Помните, как долго нам морочили голову версиями о связях бесланских террористов с “Аль-Кайедой”? Убитые чернокожие и прочий бред… Кстати, еще одна страна СНГ в этом году также пыталась списать теракты местного разлива на международный терроризм.

Версий и оценок трагических событий в Узбекистане было масса. Президент Ислам Каримов в своем телевизионном выступлении обвинил международный терроризм в гибели мирных людей и многочисленных взрывах. Но это, по словам очевидцев, было выступление растерянного человека, не уверенного в том, что во всем виноваты исламские радикалы из «Аль-Кайеды». Многие наблюдатели тогда задавались вопросом: откуда в Узбекистане появился международный терроризм? Исполнителями террористических актов в основном были женщины-смертницы, все орудия терроризма – гранаты, бомбы – являлись самодельными устройствами из пороха и селитры. А самое главное – объектами терроризма стали в основном милиционеры, а не государственные чиновники и не «символы» узбекской власти – резиденции чиновников или здания судов, прокуратур. По всему выходило, что узбекская модель терроризма – это не что иное, как борьба против коррумпированной милиции, которая обложила данью магазины и рынки.

Большинство иностранных экспертов склонялись к тому, что причиной насильственной гибели людей в Узбекистане явились нерешенные внутренние проблемы, отсутствие политического диалога с оппозицией, закрытость общества, нежелание власти либерализировать СМИ.

Похожая внутренняя ситуация вынудила выйти на улицы людей в Армении. В ночь на 13 апреля митинг оппозиции у стен армянского парламента разгоняли при помощи брандспойтов, резиновых дубинок и электрошокеров. В итоге – масса пострадавших и задержанных. Офисы оппозиционных партий были разгромлены. Свидетели вспоминали, что полицейские дубинками избивали любого, кто попадался им на пути. Очевидцы событий видели также трупы, о которых официальные власти не сказали ни слова. Арестованных людей вывозили в неизвестном направлении на машинах скорой помощи. Главным требованием оппозиции было проведение референдума о доверии властям. Еще год назад, после февральского первого тура президентских выборов, оппозиция объявила: власти подтасовали бюллетени. А после второго тура оппозиционеры обратились в Конституционный суд. Тогда он рекомендовал провести через год после выборов референдум о доверии президенту. Однако по прошествии этого срока Конституционный суд заявил, что предложение «носило лишь рекомендательный характер»…

Как мне рассказали тогда коллеги из телекомпании «А1плюс» (которая два года назад была закрыта), революция в Армении, по сути, окончилась ничем, потому что люди в стране были очень плохо информированы о том, что происходило, и запуганы. Ситуация в Ереване оставалась напряженной несколько дней, а затем все благополучно забыли об этой маленькой стране.

То ли дело Грузия. После «революции роз» нынешний год для этой страны начался с выборов президента. Новая власть в лице Михаила Саакашвили, засучив рукава, принялась наводить порядок. Или порядки. Кому как показалось. Итог работы новой метлы – конец эпохи Абашидзе в Аджарии. Саакашвили назвал отставку Абашидзе важным шагом на пути объединения Грузии, а действия жителей автономной республики, которые не испугались преследований со стороны режима Абашидзе и самоотверженно боролись с диктатурой, героическими. Вот, правда, с Южной Осетией и Абхазией так лихо пока не вышло.

И если Украина удивила мир вслед за Грузией, то ветры революции благополучно обошли стороной наших соседей-белорусов. Хотя повод возмутиться был. Да и возмущение вроде бы было, только вот осталось все по-прежнему.

В день парламентских выборов 17 октября президент Беларуси Александр Лукашенко провел в стране еще и референдум о продлении своих полномочий. На Октябрьской площади столицы Беларуси несколько сотен учащихся школ и ПТУ показательно слушали, как Лукашенко объявляет референдум о третьем сроке своего президентства. Всеобщая реакция на его слова была одна – гробовая тишина. А затем школьники и студенты начали доставать сотовые телефоны и звонить своим родным и друзьям, чтобы рассказать о том, что они сейчас видели и слышали. Около десятка молодых людей – члены «Маладога фронту» – начали скандировать «Ганьба!» и «Жыве Беларусь!». На них тут же набросились милиционеры в форме и штатском… Последовавшие за этим волнения ни к чему не привели. Большинство граждан Беларуси на вопрос об их отношении к «несгораемому» Лукашенко, отвечали, что, мол, ну а кто другой? Терпеливые белорусы – оптимисты и ждут от своего президента, к которому они привыкли, как к родному, новой хорошей жизни.

А вот в рядах европейцев, в отличие от белорусов, преобладал пессимизм. Во-первых, в депрессивное состояние их повергло расширение Евросоюза до 450 млн. граждан, живущих на 4 млн. кв. км территории. При этом Кипр, единственный на Земле разделенный остров, одной своей частью – греческой – стал одним из новых членов ЕС. В связи с чем практически вечный вопрос объединения Кипра стал еще более сложным. Кроме того, новый клуб 25 не стал клубом равных, так как старые члены установили для новых семилетний переходный период. Так что в связи с расширением в Евросоюзе преобладали усталость, разочарование тем, что пришлось пойти на серьезные уступки, и неуверенность в прочности сооруженной конструкции.

Во-вторых, теракты 11 марта произвели на Старый Свет неизгладимое впечатление. До этого Европа была почти уверена, что защищена от терроризма. Ирак и Афганистан казались добропорядочным гражданам такими далекими. Оказалось, что кроме США и Испании, «Аль-Кайеда» занесла в свой черный списочек еще немало стран, с которыми террористы хотят поквитаться.

Кроме того, после 11 марта противостояние вышло на новый виток. Началась психологическая война. Она продолжалась в течение всего года и перед нынешним Новым годом ситуация вновь обострилась. К примеру, газета «The Telegraph» со ссылкой на секретный документ, поступивший в распоряжение редакции, считает, что существует реальная угроза для британцев. Места скопления людей во время новогодних празднеств могут привлечь террористов-смертников. Также «значительной» опасности подвергаются сотрудники охраны правительственных зданий в центре Лондона и служащие на военных базах страны. Поясняется, что угроза исходит от «Аль-Кайеды» и связанных с ней террористических группировок.

И это все несмотря на продолжавшиеся в течение всего года серьезные зачистки в Ираке и Афганистане. Параллельно с ведением в этих странах активных военных действий американцы пытались наладить в них некое подобие демократических политических систем. Проходил этот политический процесс с большим скрипом. В Афганистане, к примеру, за последние 12 месяцев было уничтожено более полутора тысяч человек, связанных с правительством Карзая или американцами. Тем не менее, общими усилиями были проведены выборы и избран президент. Последовавшие за выборами скандалы были улажены. Теперь Карзай является не только президентом Кабула. Де юре.

Что касается Ирака, то в этом году стране также не суждено было выйти из состояния войны, хаоса, крови и отчаяния. На фоне очередных взрывов в Багдаде и жертв среди американских солдат и местного населения произошло историческое событие, предварившее символическую церемонию передачи власти в стране от американцев иракцам: переходный правящий совет Ирака избрал президентом страны Гази аль-Явара. Затем США все-таки передали власть в Ираке временному правительству. Сделано это было на два дня раньше пресловутой даты 30 июня с целью обмануть иракское сопротивление и противостоять готовившимся к ней мятежу и терактам. Это лишь подтвердило общеизвестный факт, что как коалиционная администрация, так и временное правительство, не способны контролировать обстановку в стране.

А еще в связи с Ираком нельзя не вспомнить скандал вокруг фотоснимков, на которых запечатлены издевательства американских военнослужащих над заключенными иракской тюрьмы Абу-Грейб. Эта тема на несколько месяцев стала одной из центральных в мировой прессе. По данным США, в военных тюрьмах в Ираке и Афганистане зарегистрированы 35 случаев пыток и жестокого обращения, повлекших за собой смерть 25 заключенных. За стенами тюрьмы Абу-Грейб скрывались ужасы эпохи Саддама. После его свержения там продолжили «добрые традиции»…

На этом фоне суд над самим диктатором выглядел фарсом. Процесс с претензией на историческое событие начался в июле и в этом году окончен не был. Его отличали два серьезных факта. Во-первых, далеко не для всех иракцев Хуссейн – отпетый злодей и враг народа. Многие считали и считают его мучеником и с его именем на устах продолжают убивать неверных. Во-вторых, иракское общество, раздираемое противоречиями, где нет пока легитимной власти, а, следовательно, и объективного суда, вообще не готово к восприятию этого процесса.

И наконец, нельзя не вспомнить, что в этом году многочисленные друзья и еще более многочисленные враги навсегда попрощались с человеком-эпохой Ясиром Арафатом. Он был не только главой администрации Палестинской автономии, но еще и главой Организации освобождения Палестины (ООП), главой ФАТХ. Собственно, Палестинская автономия – это творение его рук. И ее еще долго будет лихорадить, чем не преминут воспользоваться политические враги палестинцев.

Смерть Арафата как подарок судьбы восприняли в Иерусалиме. Впрочем, с Арафатом или без него Израиль в этом году продолжал проводить свою жесткую политику в отношении Палестины, игнорируя вмешательство в этот процесс мирового сообщества. С начала мая премьер-министр Израиля Ариэль Шарон упорно продолжал отстаивать свой план одностороннего выхода из Газы и последующего отделения от палестинской автономии. Генассамблея ООН приняла резолюцию, осуждающую Израиль за строительство защитной стены на границе с палестинскими территориями. Израиль призвали подчиниться решению Международного суда в Гааге и снести стену. Однако израильская реакция на все это была предсказуемо резкой.

Таким сложным и напряженным выдался для международной политики нынешний год. Кровавые кошмары и выборы преследовали жителей планеты, да и природа не благоволила. Остается надеяться, что наступающий год согласно предсказаниям Нострадамуса все-таки будет более милосердным. Утопия? А вдруг нет?

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам