Пьеса под Карзая

Пьеса под условным названием "демократизация Афганистана", похоже, подходит к концу. И больше всего режиссеры и местные действующие лица опасались, что финал ее – инаугурация демократически избранного президента – пойдет не по сценарию. Ведь исполнители роли врагов главного героя – террористы – вполне серьезно предупреждали о том, что по-своему готовы к заключительной сцене. Поэтому декорации были соответствующими. Вымерший Кабул. Дороги, ведущие в столицу, перекрыты. Небо патрулируют военные вертолеты США. На земле – два пояса безопасности. Гости в сопровождении охраны с лицензией на убийство. Их точный список, а также место и время инаугурации – военная тайна. Президентский дворец превращен в неприступную крепость…

Впрочем, декорации – ничто, факт инаугурации – все. Хамид Карзай принес присягу в качестве президента Афганистана, за которого, по официальным данным, 9 октября проголосовало более 60% избирателей. Его ближайший конкурент, министр образования Юнус Кануни, набрал всего 18%. Наблюдатели обратили внимание, что среди тех, с кем после завершения торжественной церемонии длительное время беседовал афганский президент, был его соперник на выборах. Эта дружеская беседа стала следствием достигнутых ранее договоренностей. Кануни якобы уже обещан высокий пост в новом афганском правительстве…

Итак, первые всеобщие выборы президента должны были стать важной вехой афганской истории. Однако обернулись скандалом. Противники Карзая попытались опротестовать итоги выборов, указывая на многочисленные нарушения в ходе голосования и подсчета голосов. Однако потом почти все отказались от претензий. А специально созданная для проверки международная комиссия сочла обнаруженные нарушения несерьезными и признала результаты выборов.

И после антракта при беспрецедентных мерах безопасности финальная сцена прошла в лучших традициях политических шоу. По окончании присяги президента и двух его заместителей (таджика Ахмада Зии Масуда и хазарейца Карима Халили) перед гостями выступил детский хор. Затем Хамид Карзай произнес речь. Что-то отдаленно напоминающее: "Мы строили, строили и, наконец, построили!". При этом многочисленные благодарности в адрес США перемежались с предупреждениями о серьезности политического момента и заявлениями о светлом будущем страны. "Обещаю, что сделаю Афганистан страной, в которой слезы уступят место смеху и радости", – сказал Хамид Карзай.

Большинство из приглашенных знали свои роли назубок. Они поздравляли, констатировали, что Афганистан наконец стал полноправным членом международного сообщества, и старались как можно меньше говорить о проблемах. В частности о явной неспособности властей и международных сил по поддержанию мира выкорчевать терроризм и о еще менее эффективной борьбе с производством наркотиков. Не говорили и о том, что правительство в Кабуле контролирует далеко не всю территорию страны, а сам президент Карзай не имеет возможности без риска для жизни покинуть хорошо охраняемую резиденцию. Все демонстрировали уверенность в том, что демократически избранный президент Афганистана сможет решить и проблему терроризма, и проблему наркотиков.

До конца блестяще играл свою роль и главный герой. Хамиду Карзаю, три года в соответствии с берлинскими соглашениями занимавшему пост главы временной администрации Афганистана, 47 лет. Высшее образование получил в Индии. Политическую карьеру первый президент Афганистана начал с должности начальника информационного департамента Национального фронта освобождения Афганистана, возглавляемого первым президентом правительства моджахедов Сигбатуллой Моджаддади. Был первым заместителем министра иностранных дел в одном из первых постсоветских правительств Афганистана. Поддерживал талибов на первом этапе их становления, занимался, в том числе, финансированием и вооружением своих соплеменников в районе Кандагара, воевавших против советских войск. Автор бестселлера "Талибан" – монографии, в которой подробно рассказывается об истории прихода к власти афганских фундаменталистов. Однако довольно скоро Карзай разочаровался в движении. Жил в Америке, где его семья владеет сетью афганских ресторанов в Чикаго, Сан-Франциско, Бостоне и Балтиморе.

В президенты стартовал из вождей племени поползай, входящего в племенной союз дуррани. Это полумиллионное объединение пуштунов, к которому принадлежит древний королевский род Афганистана.

"Клянусь охранять основы священной религии ислам, соблюдать конституцию и другие законы Афганистана и с помощью Бога при поддержке народа предпринять все меры ради счастья и прогресса Афганистана", – этими словами Хамид Карзай присягнул на верность стране и ее народам, после чего поцеловал Коран. В то время, когда он произносил эти слова, в восточной провинции Хост более 120 боевиков "Талибана" атаковали одно из подразделений правительственных войск. Реализовать свою угрозу – "сорвать инаугурацию ставленника Америки" -- силам вооруженного сопротивления удалось только таким образом. В результате боестолкновения обе стороны понесли равные потери -- – четыре человека убитыми…

На инаугурации Карзай кратко обозначил приоритеты нового афганского руководства: укрепление безопасности и стабильности, уничтожение посевов опиумного мака и борьба с наркотрафиком, разоружение бывших боевиков и борьба с бедностью.

И что: занавес, аплодисменты, переходящие в овации? Не думаю.

От США на инаугурации выступил вице-президент Ричард Чейни. Он заверил, что Штаты обещают оказать Афганистану всю необходимую помощь в восстановлении экономики: "Я и президент Буш уверены в том, что Афганистан ждет светлое будущее. Мы также уверены и в правильности выбора афганского народа президентом страны Хамида Карзая". Хамид Карзай опять рассыпался в благодарностях, подчеркнул, что во многом благодаря США "Афганистан стал полноправным членом международного сообщества".

Впрочем, Карзай хорошо справился с ролью. Он даже не стал откладывать в долгий ящик все то, о чем говорил на инаугурации. Во-первых, через два дня после церемонии президент Афганистана выступил с инициативой бороться с наркотиками с таким же рвением, как афганцы боролись с Советской армией. По мнению аналитиков, это круто. Ведь доход афганской "опиумной экономики" в этом году составил 2,8 миллиардов долларов. Увеличение по сравнению с 2003 годом – на 500 миллионов долларов. На долю Афганистана приходится 87% всего мирового "производства" героина. ООН считает, что Афганистан превращается в "наркогосударство". В докладе, опубликованном в прошлом месяце Объединенными Нациями, говорится, что оборот "опиумной экономики" был равен 60% афганского ВВП в 2003 году. В сферу наркопроизводства вовлечено 10% 24-миллионного населения.

Американский посол в Кабуле Залмай Халилзад, что называется, не отходя от кассы, пообещал Карзаю, что Конгресс США выделит 780 миллионов долларов "на борьбу с производством наркотиков". Помощь поступит уже в течение следующих нескольких месяцев. Главным образом, эти деньги должны быть использованы для создания рабочих мест для 125 тысяч афганцев в трех провинциях страны. Замечательно! Однако по оценкам ООН, мак в прошлом году, например, выращивали… во всех 32 провинциях.

Кстати, после того, как американцы "помогли" Афганистану избавиться от режима талибов, мак расцвел в стране буйным цветом. По иронии судьбы именно "Талибану" удалось в последний год своего правления свести производство наркотиков в Афганистане практически к нулю. Талибы считали тех, кто участвует в создании зелья, врагами ислама и беспощадно с ними боролись. Получается, что, победив одно зло – талибов, – американцы остались один на один с другим злом. Так же иронично выглядит тот факт, что сейчас, по заявлениям Карзая, партизанские отряды талибов финансируются за счет доходов от наркоторговли.

В том, что правительство Карзая сможет эффективно бороться с наркобаронами, сомневаются все. Многие афганские полевые командиры, которые участвовали в борьбе с талибами и помогали Карзаю прийти к власти, прямо участвуют в наркоторговле. Как новый президент будет выступать против них? Ведь он вряд ли захочет потерять их поддержку. Что же стоит за громкими заявлениями новоиспеченного президента? Аналитики считают, что Карзай решил попросту использовать "благоприятную конъюнктуру".

Во-вторых, после инаугурации Карзай не забыл о талибах и бин Ладене. Афганские силы безопасности арестовали Наджибуллу Хана – начальника личной охраны главы движения "Талибан" муллы Мохаммада Омара. По мнению американцев, арест Хана может оказать помощь специальным силам США и Афганистана в деле поимки наиболее разыскиваемых лиц движения "Талибан" и террористической организации "Аль-Кайеда". Ведь американские войска в Афганистане уже начали широкомасштабную операцию против разрозненных отрядов талибов. Операция будет продолжаться всю зиму.

Цель – поиск и уничтожение остатков вооруженных формирований движения "Талибан". Военные США намериваются принудить афганских боевиков отказаться от попыток сорвать намеченные на весну 2005 года выборы в Афганистане и принудить их воспользоваться амнистией, которую недавно объявил Хамид Карзай. Сам же президент на этой неделе выразил уверенность, что глава международной террористической сети "Аль-Кайеда" Усама бин Ладен в конечном счете будет пойман.

После успешных выборов и торжества инаугурации в Афганистане так не хочется вспоминать, что благодаря недальновидности и недостатку информации именно американцы в свое время вступили в союз с талибами, чтобы остановить советское наступление в Афганистане. Они завербовали (или им так только казалось) Усаму бин Ладена. Ныне Белый дом убежден, что теперь правильно распределил роли на афганской сцене. Американцы также считают, что их миссия, пользуясь своим экономическим и военным могуществом, сделать афганцам подарок в виде демократии. По их мнению, это подарок, от которого нельзя отказаться. Ведь еще Рузвельт в свое время заявлял: "Американизация мира – наше предназначение". Продолжение этих слов – декларация Дональда Рамсфелда: "Свобода на нашей стороне, и мы заставим мир смириться с ней". Инаугурация Карзая не оставляет сомнений, что господин Буш не хочет отказаться от проекта, о котором сказано столько слов – сделать великий Средний Восток демократическим и единым, простирающимся от Мавритании до Афганистана. Наивно, но факт.