Доверенное лицо

Несмотря на то что наш гость был доверенным лицом кандидата в президенты Виктора Януковича, это больше дань вежливости, чем искренний порыв. Настоящим "лицом" он работает в парламенте, где представляет интересы Президента Леонида Кучмы. Президента пока еще действующего, хотя срок его полномочий тает, как предновогодний снег под ботинками "оранжевых" революционеров. Александру Задорожнему непросто было встретиться с нами и отвечать на вопросы хотя бы потому, что этот человек изначально не был "оранжевым" и не "перекрасился" после второго тура выборов-2004. Во время кампании Задорожний защищал интересы единого кандидата, и сделал все возможное для победы Януковича в своем киевском округе — там Виктор Федорович набрал внушительное количество голосов…

Тем не менее Задорожний не согласился на уговоры возглавить киевский штаб премьера, когда ему поступило такое предложение, и, по-видимому, был прав. Сейчас он отказался от "доверенности" и больше не работает на победу "отпускного" премьер-министра. Хотя бы потому, что Александр Викторович является официальным парламентским представителем той власти, от имени которой премьер шел на выборы и которую стал яростно критиковать перед третьим туром. Об "оппозиционности" Януковича полпред Президента в парламенте говорит осторожно, как и о революционности его оппонента. Его мучают те же вопросы, что и всю страну: оправдывает ли цель средства? Кто победит в борьбе "нанайских мальчиков"? Возможна ли федерализация Украины? Случится ли невероятное, и Виктор Янукович станет премьером при президенте Ющенко? Сам Александр Викторович не верит в однозначную "викторию" ни одного из кандидатов, потому что уверен — в нынешнем случае необходимо "поделиться" победой, чтобы спасти Украину от раскола, экономической катастрофы, социальной нестабильности. Или, если не получится, признать, что критика "режима" была просто проявлением зависти по отношению к Президенту Кучме или главе АП Виктору Медведчуку.

Александр Викторович, что это за странная история с отставкой главы президентской администрации Виктора Медведчука? То подал заявление, то не подал…

— Я лично разговаривал с Президентом на эту тему, и Леонид Кучма подтвердил, что Виктор Владимирович по-прежнему работает главой АП. Тем не менее уже не раз звучали заявления о том, что Медведчук собирается уходить. Но он уйдет в отставку вместе с нынешним Президентом, и именно Леонид Данилович подпишет соответствующий указ. Это, на мой взгляд, естественное желание. Мы неоднократно обсуждали с Медведчуком данную тему, и мне известны его планы на будущее: он хочет сконцентрироваться на политической деятельности, поскольку после назначения на должность руководителя администрации не мог уделять достаточного внимания партии. Совершенно очевидно, что в условиях приближения выборов-2006 СДПУ(о) потребует от лидера максимальной отдачи. Многие говорят о том, что Виктор Медведчук появится уже в нынешнем составе Верховной Рады. Например, выиграет выборы в одном из мажоритарных округов. Мы и эту тему с ним обсуждали, однако, по словам Виктора Владимировича, он не планирует участвовать в довыборах, а, независимо от результатов президентской кампании, будет заниматься исключительно развитием и укреплением партийной структуры.

Видимо, не он один. Многие политики после второго тура президентских выборов стали усиленно заниматься партработой, оставив свои посты. Например, Сергей Тигипко. Это случайное совпадение?

— Очевидно, что поведение Сергея Леонидовича связано с определенными процессами, происходящими в политикуме, и со взаимоотношениями в рамках довольно узкого круга лиц. Я не участвовал в этих разговорах, но понимаю, что отношения между начальником избирательного штаба и единым кандидатом, а также в треугольнике президент—премьер—спикер не были, скажем так, однозначными. Найти свое место и определиться не так-то просто. А сам Тигипко четко не объяснил причины своего ухода с должности главы Национального банка и руководителя штаба Виктора Януковича. Лично мне очень жаль, что таким образом прерывается карьера очень талантливого банкира. Результаты деятельности Национального банка под руководством Сергея Тигипко действительно позитивны для Украины. Например, валютные резервы НБУ возросли с несчастных 1,5 миллиарда до 12 миллиардов долларов, что в условиях нынешней политической нестабильности обеспечило относительное экономическое благополучие и стабилизацию валютного курса.

Но, кроме Тигипко, повышенную активность проявляют и другие лидеры. Например, Богдан Губский пытается раскрутить партийный проект "Единая Украина", а целый ряд депутатов начинают лихорадочно искать свое место в новых политических раскладах...

— Я не раз говорил о том, что президентские выборы 2004 года очень серьезно повлияют на выработку стратегии парламентской кампании-2006. Уже сегодня ясно, что возникнет сложная ситуация, поскольку бизнесменам чрезвычайно тяжело находиться в оппозиции. Бизнес попросту не может быть в оппозиции. И как бы ни раздражали народ черные мерседесы, но власть держится на людях, которые в этих автомобилях ездят. Еще никогда представители власти не пользовались "тавриями" и поэтому очень быстро забывают о тех, благодаря кому пришли во власть. Вполне понятно, что люди, которые связаны бизнес-обязательствами, должны корректировать свои позиции по итогам президентских выборов. И, находясь в одном политическом лагере, бизнесмены всегда обязаны думать о том, как быть, если победит представитель другой силы.

За ними предприятия, тысячи людей, поэтому они не могут себе позволить оказаться на стороне тех, кто так или иначе будет подвергнут репрессиям (а подобные заявления уже звучат). Я никого не пытаюсь оправдать. Просто, на мой взгляд, именно так можно объяснить нынешнее "трепетание душ". Крупный бизнесмен может относительно недолго продержаться в оппозиции. И то, если он рассчитывает на победу своего лидера. Таких деловых людей, как вы знаете, немало в "Нашей Украине". И сколько было разговоров о том, что они "вот-вот не выдержат". Хотя блок Ющенко весьма условно можно отнести к оппозиции, но факт остается фактом: за власть всю жизнь могут бороться лишь отдельные персоны. Абсолютное большинство стремится в эту власть достаточно быстро и плавно войти. Отсюда и те колебания, которые мы сейчас с вами наблюдаем. Не хочу вдаваться в подробности, но скажу, что судьбы политиков, а также политиканов в значительной мере связаны с электоральными настроениями. "Перекрашиваться" вместе со всеми или же сохранять верность избранной позиции? Я, например, не был "оранжевым" и, скорее всего, им не буду. Во всяком случае, не слышал аргументов, которые убедили бы меня поменять цвет.

Как вы думаете, начавшийся сегодня процесс "перекрашивания" — это всего лишь первая волна? А после оглашения результатов кампании-2004 пойдет вторая, основная? Все-таки в парламенте работают 300 миллионеров — те самые черные "мерсы" нового большинства.

— Знаете, лучшей системы правления, чем демократия, еще никто не придумал. И если меняются электоральные настроения людей, то глупо этого не замечать. Не хочу обсуждать, кто и какими мотивами руководствовался при "перекраске": кто хотел защитить свой бизнес, а кто заработать. Я не судья и не хочу им быть. Но надо понимать, что у каждого есть глубокие личные мотивы. Возьмем тех же "мажоритарщиков". В западных областях Украины очень непросто принадлежать к силе, которая не поддерживает Ющенко. И какой же выход? Разбить лоб об электоральную стену, сложить с себя полномочия или же прислушаться к мнению большинства избирателей? История и оценка людей все расставят на свои места: если "перекрашивание" прошло эффективно, то тебе поверят, если нет — не поверят. Наш избиратель очень умный, и его не проведешь. А сегодня есть в парламенте только один человек не в "оранжевом" — это Нестор Шуфрич. Я уверен, что он найдет свое место в будущем составе Верховной Рады, поскольку далеко не вся страна поддерживает Виктора Ющенко. А вот к другим, возможно, будут вопросы. Сегодня основную роль играют эмоции: подавляющее большинство избирателей голосовали и в первом, и особенно во втором туре именно под их влиянием.

Как вы оцениваете новое позиционирование единого кандидата накануне третьего тура? Мы увидели Виктора Януковича в новой, непривычной для него роли оппозиционера. Кандидат от власти стал ее оппонентом — такое нечасто бывает… Это тоже эмоции?

— Не был в оппозиции, поэтому не знаю, что это такое. Будучи доверенным лицом Виктора Януковича в своем округе в Киеве, сделал все для его победы. Хотя в моем округе Виктор Федорович набрал значительно больше голосов, чем в других, однако в целом по столице он проиграл. Но тогда был другой расклад: когда Янукович стал кандидатом от власти, он занимал должность премьера. А сегодня связывать Виктора Федоровича с действующей властью мне бы не хотелось. Хотя бы потому, что этого не хочет сам Янукович. Если Виктор Федорович называет себя оппозиционером, то он имеет право так заявлять. Почему один кандидат может выступать с громкими обвинениями о попытках его отравления, а другой не вправе говорить о своих обидах? Принцип паритетности должен соблюдаться по отношению к обоим претендентам.

Не кажется ли вам, что в период "оранжевой" революции была успешно стерта грань, отделяющая закон от политической целесообразности?

— Я в этом уверен и потому абсолютно не приемлю тех методов, с помощью которых был "урегулирован" политический кризис. Считаю, что решение парламента, принятое 27 ноября, только усложнило ситуацию. Еще в большей степени мне не нравится компромисс, достигнутый 8 декабря. Однако, на мой взгляд, весь этот негатив перевешивает тот факт, что мы все же смогли сделать реальный шаг на пути к демократизации общества и преобразованию Украины из президентской республики в парламентско-президентскую. Иначе невозможно было бы способствовать решению совершенно очевидного конфликта элит. Мы столкнулись с философской проблемой, поскольку ищем ответ на вопрос: оправдывает ли цель средства? Конечно, не оправдывает, и история дала на этот вопрос массу ответов.

Вы верите в то, что Украина станет парламентско-президентской республикой и конфликт элит удастся урегулировать уже в рамках новой формы правления?

— Если верить пророчествам одной сверхоппозиционной дамы, то этого не произойдет. Однако главная проблема заключается в том, что в условиях, когда страна разделена в соотношении 50 на 50, не реализовать новую конституционную модель будет чрезвычайно сложно. Я, например, воспитан в условиях соборной Украины, и федерализация страны с последующей потерей государственности для меня неприемлема. Мне хотелось бы жить в едином государстве с унитарной формой организации государственной власти, которая, на мой взгляд, является наиболее эффективной.

В одном из первых конституционных проектов Леонид Кучма предлагал двухпалатную модель организации работы законодательного органа власти, которая должна сбалансировать отношения между центром и регионами…

— Считаю, что в нашем унитарном государстве ни десять лет назад, ни сейчас не было и нет предпосылок для федерализации. Это шаг назад. Даже с чисто административной точки зрения, поскольку федеративное устройство увеличит количество госчиновников. Страна просто не выдержит такого раздувшегося бюрократического аппарата. В конституционной истории Украины идея двухпалатного парламента была направлена исключительно против тогдашнего спикера: чтобы не позволить главе ВР быть "не первым, но и не вторым" человеком в государстве. А когда спикер возглавляет одну из палат, то это совсем другое дело. Но из-за нежелания главы Верховной Рады играть подобную роль конституционный проект, предусматривающий двухпалатный парламент, был отвергнут, и в результате появился совершенно другой вариант. Знаете, иногда личные амбиции играют значительную роль в истории государства.

Я не думаю, что развитие местного самоуправления может происходить только при наличии двухпалатного парламента и федеративной формы государственного устройства. Вы же понимаете, что в федерализации прежде всего заинтересована региональная буржуазия, которая не хочет ни с кем делить то, что она сумела "оторвать" от центра. Еще раз хочу подчеркнуть: ошибочно связывать проблему федерализации с принципом бикамерализма. И точно так же нельзя сводить к федерализации разочарования и обиды местных элит, вызванные игнорированием региональных электоральных настроений. Скажем откровенно: неадекватная реакция центра на итоги выборов, подведенные в ноябре Центризбиркомом, сильно разочаровала регионы. Но если мы будем поощрять подобные настроения, то тогда снова возникнет вопрос: а в чем же суть демократии? А суть в том, что кто-то должен быть в большинстве, а кто-то — в меньшинстве. Иначе не бывает. Мне кажется, что мы слишком много сил потратили на строительство единого государства и не вправе допустить повторения кризиса, который мы уже пережили в момент распада Советского Союза. Я приветствовал распад СССР и даже принимал участие в этом процессе. Уверен, что ликвидировать независимость Украины в силу целого ряда причин уже невозможно.

Затянувшиеся президентские выборы привели к тому, что до официального оглашения результатов третьего тура начался процесс формирования новой власти. Как, по-вашему, он будет развиваться дальше?

— Убежден, что для решения проблем, с которыми мы столкнулись между первым и вторым туром — пошатнувшийся валютный курс, снижение уровня поступлений в бюджет, сокращение запасов угля и газа, — потребуются сверхусилия. Если проанализировать цифры, то создается впечатление: еще чуть-чуть — и начнется падение в пропасть. И сразу возникло сомнение в том, что показатели экономического роста, которыми нас баловали до недавнего времени, соответствовали действительности. На самом деле это не так. Я, например, следующим образом объясняю происходящее: в Украине существует не рыночная, а переходная экономика. Поэтому многое зависит от эмоций, инвестиционной и социальной стабильности. Даже мои родители-пенсионеры после известных событий бросились снимать деньги с банковского накопительного пенсионного счета — "на всякий случай". Можно сказать, что сегодня социально-психологический климат в стране является залогом ее процветания. И если начнется "охота на ведьм", которую обещают провести некоторые горячие головы, если начнут "укрощать" СДПУ(о) и мстить Медведчуку, то говорить о стабильности и устойчивой экономике не придется. Но в то же время "оранжевая" революция доказала прочность экономики — хлеба дали, и в результате возникла потребность в зрелищах.

Я, конечно, несколько все упрощаю, но в таком утверждении есть доля истины. Для меня то, что произошло, имеет позитивную составляющую: народ действительно накормили, поскольку подтвердилась справедливость принципа "не хлебом единым". Уверен, если кто-то попытается эту стабильность нарушить — будь то Юлия Владимировна, которая стремится отомстить всем своим обидчикам, или группа радикально настроенных товарищей из "Нашей Украины" в случае прихода к власти, — то последствия для экономики страны, банковской системы будут очень тяжелыми. И поэтому они обречены на то, чтобы договариваться. Скорее всего, спектр договоренностей будет очень широк. Невозможно удержаться в рамках парламентского большинства, насчитывающего 228 депутатов. Конечно, логика их действий понятна: чем нас меньше, тем на меньшее количество людей придется делить должности. Но такого уже не будет, и "Наша Украина" будет вынуждена договариваться с "Регионами Украины", с тем же Януковичем — в случае победы Виктора Андреевича.

Как?

— Конфигурация может быть очень простой. Например, в рамках той же конституционной реформы. Можно хотя бы прекратить заявлять о том, что политреформа не устраивает лидера "НУ". И дать шанс Виктору Януковичу стать премьером при президенте Ющенко. Такого варианта я тоже не исключаю. Надо понимать, что Виктор Янукович — не просто личность. За ним стоят восточные промышленные регионы страны, это огромная масса людей, с мнением которых надо считаться. Вы же помните, что три премьера были "уничтожены" шахтерами. Нам только шахтерских бунтов не хватает… И я благодарен Виктору Федоровичу за то, что он не устроил потасовку шахтеров со студентами на Майдане. Именно в этом заключается мужество Януковича: в отличие от своего оппонента он в пылу борьбы за власть не забыл о стране. Поэтому мы обречены на стабильность. Если мы политики, а не политиканы, то другого выхода просто нет. А если мы политиканы, то генпрокурором, премьером или главой НБУ должен стать тот, кто внес свой вклад в революцию на Майдане. Но если думать о стране, то вариант должен быть более мягким.

Пойдет ли Янукович на такой компромисс, или же ему проще сорвать выборы, действуя по принципу "так не доставайся же ты никому"?

— Думаю, что Виктор Федорович готов к переговорам.

Другими словами, вы не верите в вероятность срыва третьего тура или во введение чрезвычайного положения из-за "восстания" на востоке Украины? Об этом много говорят представители обоих кандидатов…

— Чрезвычайного положения не будет, и об этом неоднократно заявлял Президент Леонид Кучма. Мы его в этом поддержали, в том числе и на совещаниях в Конче-Заспе. Случайности, конечно, возможны — метеорит на Крещатик упал, или инопланетяне высадились в Бердичеве, — но мы говорим о прогнозируемых тенденциях. Хотя я согласен с тем, что и в одном, и в другом лагере есть экстремисты, требующие навести порядок "железной рукой". Однако большинство все же составляют здравомыслящие люди, которые уверены, что необходимо идти путем компромиссов. Есть те, кто говорит, что люди на Майдан приходили за деньги. Другие утверждают: "купить" народ невозможно. Третьи считают, что народное восстание финансировала Америка, и давайте растерзаем за это американцев. Четвертые говорят, что не хватало еще испортить отношения с США. Однако общая тенденция — достижение разумного компромисса. Понятно, что за власть боролись очень долго и серьезно, и совсем не для того, чтобы затем ею делиться с побежденными… Однако не следует из этого делать катастрофу. Я одному своему коллеге, кстати, так и сказал: ну не разрешат тебе больше воровать, будешь работать честно — что тут такого? Он просто изумился и спросил: а как это? Что ж, в этом тоже есть свой позитив: может, парламент наконец дойдет до третьего чтения Налогового кодекса, чтобы реально стабилизировать ситуацию в экономике, в налоговой сфере. Давайте не забывать о том, что в лозунгах обоих кандидатов это одна из основных составляющих: бизнес должен быть прозрачным. Так давайте посмотрим, как выполнит эту программу хотя бы один из кандидатов.

До Нового года это все "рассосется"?

— На мой взгляд, нет. В том, что 26 декабря выборы состоятся, я не сомневаюсь. Но вот подсчет голосов и объявление победителя третьего тура наверняка затянутся. Как показал опыт второго тура, состоявшиеся выборы — это еще не конец. Напомню вам, что в соответствии в изменениями, которые мы внесли в закон о выборах президента, уже подготовлен календарный график работы ЦИК. Согласно ему, Центральная избирательная комиссия будет готова огласить итоги выборов не ранее чем 10 января. Вряд ли они станут торопиться. Хотя бы потому, что ЦИК уже упрекали в излишней спешке: не дождавшись рассмотрения жалоб и судебных дел, Центризбирком назвал имя победителя.

Если мы на этот раз простим ЦИК излишнюю "торопливость", то станем заложниками своих же решений. Получится, что "мертвые тянут живых"… Депутаты приняли решение о смене Центризбиркома под влиянием революционной целесообразности, обвинив прежний состав в фальсификации результатов выборов. Так давайте сами не быть такими же. В принятых изменениях в закон о выборах президента речь идет о сроках обжалования итогов голосования: два дня на обжалование, два дня на рассмотрение, два дня на апелляцию. Так что раньше 10 января 2005 года Центральная избирательная комиссия не сможет посчитать голоса и объявить итоги выборов президента Украины. Конечно, есть огромное желание закончить все до Нового года. Возможно, это удастся сделать, но означает ли это окончание процесса? Вряд ли. И поспешная инаугурация только осложнит его. Другое дело, если действительно удастся договориться о новом составе правительства и принципах его формирования. Если этого не произойдет, то будут волнения — либо в одной части Украины, либо в другой. Поэтому выход следует искать на базе парламентского решения от 8 декабря 2004 года. Только на основе конституционной реформы можно будет урегулировать ситуацию. А новый Кабинет министров должен стать по-настоящему коалиционным: очевидно, что 100 депутатов одной фракции не смогут обеспечить большинство. Этого количества "штыков" достаточно только для блокирования. Значит, надо будет привлечь людей на свою сторону. А как это сделать? Напомню, что до 1 сентября 2005 года мы работаем и живем по "старой" Конституции, в соответствии с которой кандидатуру премьера на рассмотрение и утверждение парламента вносит президент. Очень многое зависит от того, кто это будет — компромиссная фигура или чисто "оранжевая". Знаете, у меня нет уверенности в победе как одного, так и другого кандидата. Я не верю в однозначную победу Виктора Ющенко и вообще считаю, что ни один из претендентов не сможет воспользоваться теми полномочиями, которыми обладал Леонид Кучма, без консультаций и компромисса. К переговорам должна подтолкнуть и угроза экономической нестабильности: ни один президент не заинтересован получить в наследство разваливающуюся экономику. Но как это все будет происходить в действительности, не знает никто.

И последний вопрос. Вы являетесь представителем Президента. Что же все-таки произошло 8 декабря? Леонид Кучма выиграл? Проиграл? Смог остаться над схваткой? Стал европейским политиком? Сберег себя, будучи в шаге от полного краха? Или это просто поступок человека, который устал?

— Я работаю с Президентом больше двух лет и считаю, что именно благодаря занятой позиции Кучме удалось добиться принятия решения, которое было абсолютно необходимо в сложившейся конфликтной ситуации. Трагедия авторов компромисса заключается в том, что никто не остался довольным на 100%. Но иначе это не компромисс. Вы вспомните, что 8 декабря многие депутаты, выходившие из сессионного зала, задавали себе вопрос: кто кого обманул? Кто выиграл? Кто проиграл? Мы настолько привыкли к единоборствам и однозначным победам, что вариант "не выиграл, но и не проиграл" нам просто непонятен. Или понятен, но нежелателен, и тогда необходимо признаться в собственном фарисействе. Согласиться с тем, что у нас осталась психология рабов, которые не хотят свободы, а просто сами стремятся стать олигархами и иметь собственных рабов. Тогда давайте честно признаемся, что, критикуя Кучму или Медведчука, мы только завидуем им. А если мы хотим сломать эту систему, то давайте признаем, что те 402 депутата, которые проголосовали за изменения в Основной Закон, сделали большой шаг для демократизации общества. Не стоит, конечно, думать, что этот механизм станет работать сам по себе. Очень много зависит от политического режима, от того, каким образом задуманное будет воплощаться. И я заинтересован в том, чтобы разрыв между победителем и побежденным в выборах-2004 был не более 2—3%. Это необходимо для того, чтобы лидер гонки не почувствовал себя всесильным. Трагедия всех вождей заключалась в том, что они наплевательски относились к закону, поскольку были уверены в поддержке большей части населения. А вот когда лидер будет видеть, что за ним не вся страна, а только ее часть, то он станет действовать с оглядкой. Это будет сдерживающий фактор.

Беседовали Ирина Гаврилова, Александр Юрчук