Секрет ротаций в НБУ

Возвращение старых кадров во власть приобретает характер тенденции. Только Святослав Пискун через суд восстановился в должности генпрокурора, как на днепропетровском горизонте замелькал образ экс-губернатора Николая Швеца, в парламенте появилось представление на возвращение в Нацбанк Владимира Стельмаха, а в "Украгролизинг" вернули уволенного год назад с этой должности Евгения Томина. Впрочем, о втором пришествии Стельмаха заговорили еще до "тенденции", сразу после начала финансового кризиса. И в отличие от перечисленных выше "старых временщиков", Владимир Семенович имеет шанс остаться надолго…

Самое интересное заключается в том, что у Стельмаха было больше шансов восстановиться в своей должности по суду, чем у Святослава Пискуна. Тут в самый раз напомнить историю отставки главы НБУ. Ровно два года назад, в конце ноября 2002 года, между главой НБУ и шефом Кабмина вспыхнул далеко не макроэкономический конфликт. Это сейчас Анатолий Кириллович Кинах руководит всеукраинским стачкомом при "ревкоме", известном как "Сила народа". А на тот момент политический расклад был совсем иным. Правительству Кинаха угрожала отставка. Среди участников торга активно суетился Сергей Тигипко, не скрывавший своего желания стать главой НБУ. Честно говоря, я не сильна в политической тригонометрии (тем более что подоплеку "кадровых подвижек" того времени "Версии" подробно описывали), но хроника событий была такой. В конце ноября 2002 года Кинах резко раскритиковал Стельмаха в связи с тем, что НБУ не поддержал выпуск облигаций ДК "Газ Украины". Стельмах в ответ на это собрал пресс-конференцию и "наехал" на правительство, попутно пообещав не уходить в отставку. Тогда Кинах написал президенту "докладную", что в Нацбанке не все в порядке, по сути, сыгравшую роль рекомендации на увольнение. Тогда Стельмах написал заявление об отставке, которое некоторое время не было подписано Леонидом Даниловичем, добавляя остроты интриге. Наконец, в парламент поступило представление на увольнение Владимира Семеновича и назначение вместо него Сергея Тигипко. Тогда включился механизм сессионной борьбы.

28 ноября 2002 года Верховная Рада не отклонила представление (было набрано лишь 214 голосов "за"). Но на следующем голосовании, 12 декабря, спикер Верховной Рады Владимир Литвин вынужден был закрыть заседание из-за драки в сессионном зале. В результате депутаты и второй раз не смогли проголосовать за увольнение Стельмаха. Только с третьей попытки 17 декабря решение было принято, причем голосование проходило бюллетенями. Блок "Наша Украина" тут же заявил о намерении оспорить результаты голосования в суде, в том числе и международном. Виктор Ющенко тогда назвал происходящее "первым этапом государственного переворота". Правда, о том, что "дело Стельмаха" рассматривалось хотя бы в Печерском суде, мне слышать не приходилось.
w А зря, поскольку шансы победить в судебном процессе у Владимира Семеновича были. Во-первых (насколько я знаю), при рассмотрении вопроса об отставке в сессионном зале парламента, он находился в больнице. Во-вторых, инициатором его отставки фактически был премьер, который по закону не должен касаться трудовых отношений президента и главы Нацбанка. Наконец, как правильно заявил лидер Компартии Петр Симоненко (тогда он был в составе оппозиционной "четверки" – "НУ", БЮТ, СПУ и КПУ, выступавшей против отставки Стельмаха), голосования бюллетенями нет в Регламенте Верховной Рады. По его словам, по кандидатуре главы НБУ предусмотрено только голосование карточками, а в отношении тайного волеизъявления депутатов нужно было принимать отдельное решение парламента.

За два года, которые прошли с момента отставки главы НБУ, много чего изменилось. Переформатировались политические коалиции, бывшие единомышленники разошлись по разным лагерям, фактически сменились два руководителя Центробанка, а ситуация из идеальной дошла до кризисной, и вновь потребовалась рука жесткого менеджера, не стесняющегося подписывать непопулярные решения.

Надо заметить, что уход Стельмаха в тень был для наблюдателей довольно неожиданным. Через месяц после отставки ему прочили должность председателя Совета НБУ. Более того, Сергей Тигипко в январе 2003 года говорил, что рассматривает возможность назначения на этот пост Владимира Стельмаха вместо Анатолия Гальчинского. Но сдвинуть с места Анатолия Степановича оказалось гораздо сложнее, чем думал Сергей Леонидович. Гальчинский из тех людей, которые прощаются, но не уходят. Так что, несмотря на многочисленные заявления об отставке, он возглавляет Совет до сих пор. Впрочем, есть основания полагать, что и Стельмах не очень стремился идти работать в НБУ свадебным генералом. Тем более что он до последнего момента боролся против кандидатуры Тигипко в качестве своего преемника. Я точно помню его высказывание на пресс-конференции 14 ноября 2002 года, когда разговор зашел о Сергее Леонидовиче: "Не может главой НБУ быть человек, который владеет коммерческими банками. Это есть коллизия интересов".

Не знаю, ждал Стельмах, что ему предложат какую-то сносную должность, или не питал таких иллюзий. Но по старой дружбе еще с отцом народных депутатов братьев Буряков (Сергей возглавляет финансово-банковский комитет Верховной Рады, а Александр входит в бюджетный), он согласился возглавить наблюдательный совет их "Брокбизнесбанка". Общее собрание акционеров состоялось 23 апреля 2003 года. С тех пор о Владимире Семеновиче как "игроке со скамейки запасных" фактически забыли.

Первым весть о том, что Нацбанк снова возглавит Владимир Стельмах, принес еще один потенциальный претендент на эту должность, экс-министр финансов Игорь Юшко. Он сказал об этом в телеэфире. Потом слухи прокатились по банковским кругам, вызвав одновременно облегчение и настороженность. С одной стороны, за полгода работы и.о. председателя правления НБУ Арсения Яценюка банкиры привыкли сидеть на "пороховой бочке". Разнообразные новшества сыпались как из рога изобилия, то и дело приводя финансистов… Нет, не в восторг, а в состояние, близкое к астеническому синдрому. С другой стороны, именно резкие и в чем-то не совсем легитимные действия Яценюка на старте банковского кризиса спасли финансовую систему от неминуемого краха. И за это ему готовы были простить все предыдущие инициативы.

Поэтому возвращение Стельмаха банкиры оценивают по-разному. Одни говорят, что это сугубо политическое решение: одна из тех договоренностей между Леонидом Кучмой и Виктором Ющенко, которые сопутствовали "конституционному пакету", но не были афишированы. Другие напротив считают назначение "техническим" и объясняют его тем, что "жесткий тандем" первого вице-премьера Николая Азарова и главы НБУ Владимира Стельмаха может оказать целебное воздействие на расшатанную революцией экономику. В целом же большинство осведомленных лиц считают, что Стельмах приходит на весь переходной период, когда украинская экономика будет переживать самые глубокие проблемы. Другими словами, по самой распространенной версии, он будет занимать должность несколько месяцев, что позволит Виктору Ющенко после победы на выборах вывести пост главы НБУ из категории должностей, распределяемых между его соратниками, и контролировать работу "денежной артерии страны" напрямую. А потом тихо уйти обратно на пенсию: как-никак Владимиру Семеновичу уже 65 лет.