Искусство сквозь призму революции

Наверное, если бы организовавшее нынешний приезд вахтанговцев в нашу столицу продюсерское агентство "Интерлекс", да и сама труппа любимого киевлянами театра могли предвидеть события, происшедшие в конце ноября в Украине, то от гастролей во избежание эксцессов отказались бы. Однако сдается мне, что, побывав в Киеве и сыграв на сцене Национального театра имени Ивана Франко три спектакля, вахтанговцы должно быть благодарны судьбе за то, что им выпала великая удача быть свидетелями того, как народ избавляется от страха и обретает достоинство, как красиво, мирно и элегантно завоевывается свобода.

Мне бы никто не поверил, если бы я сказал, что на предшествующей гастролям москвичей пресс-конференции удалось избежать разговора о происходящих в Украине событиях. Вахтанговцы, расселившиеся в гостинице "Украина", имели возможность наблюдать украинскую "помаранчеву" революцию из окон своих номеров. Что и делала, например, Людмила Максакова, которая так переживала за людей, собравшихся на ставшей за неделю легендой главной площади столицы, что даже пила сердечные капли. "Эти гастроли перевернули у меня отношение к себе и своей профессии, — сказала актриса. — Ваши люди хотят того же, чего хотят все люди на земле, — справедливости. Вы теперь новая страна, и в эти вопросы другие страны не должны вмешиваться, вы сами должны их решать. Но как бы вы их ни решили, я все равно счастлива, что в эти дни нахожусь здесь". Людмила Васильевна, кроме прочего, была тронута еще и тем, что в это непростое время киевляне пришли на спектакли. Это значит, что театр, искусство может и должно давать людям вечные ценности, обязано, по мнению актрисы, быть просветительским. О том, что люди "страждут, жаждут обновления, поскольку изменился менталитет исторгающей из себя вдохновение и чувство свободы молодежи, которой можно позавидовать", говорил и Юрий Васильевич Яковлев. Ну и конечно же, ждали киевские журналисты оценки событий от киевлянина Сергея Маковецкого, на пальто которого красовалась оранжевая лента. Сергей Васильевич, после показа и трактовки событий на российских телеканалах был поражен увиденным на Майдане. Среди множества увиденных актером в те дни в центре его родного города трогательных эпизодов, свидетельствующих о невиданной ранее человеческой жертвенности и солидарности, был, например, и такой: по Крещатику медленно едет роскошная черная иномарка, на которой написано: "Горячий чай". Маковецкий, сказав, что "радий нас бачити", выразил надежду, что мы сохраним веру и мудрость, а российским телеканалам посоветовал изменить свое отношение к происходящим в Украине событиям. Чтобы надышаться вволю воздухом свободы, он вместе с другими своими коллегами попросил организаторов гастролей поменять билеты и улетел из Киева на день позже.

Естественно, что, находясь в вулкане революции, трудно (да что там трудно, просто невозможно) было воспринимать спектакли, полностью отстранившись от царящего на Майдане настроения и от размышлений о причинах происходящего в твоей стране. В каждом спектакле находились ответы на поставленные жизнью вопросы, что лишний раз подтвердило не усвоенную нашей властью истину: культура необходима не только народу, но прежде всего тем, кто взял на себя опеку над этим народом.

В пушкинской "Пиковой даме", как это и свойственно режиссерскому почерку Петра Фоменко, поставленной легко и изящно, внимательный зритель мог найти пищу для размышлений о том, что страх, неспособность рисковать в сочетании с жаждой наживы разрушительны для человека. Герман в исполнении Евгения Князева, несколько раз акцентирующий внимание на том, что он "не в состоянии жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее", способен только на то, чтобы с завистью смотреть на игроков. Когда же он наконец получает от взбалмошной, капризной графини (Людмила Максакова) тайну трех карт, то жадность, азарт поглощают его с потрохами. Сумасшествие при таком опасном сочетании низменных желаний и страха потерять то, что имеешь, становится неизбежным.

Чеховскую "Чайку" с Людмилой Максаковой в роли Аркадиной и Сергеем Маковецким в роли Тригорина поставил Павел Сафонов, молодой актер вахтанговского театра, взявшийся в последние годы осваивать режиссерское ремесло. Первое действие он ставит как комедию, иногда близкую к фарсу. Люди, не замечая, что происходит в реальности, придумывают себе жизнь, устраивают из нее театр. Во втором действии события обретают драматическую окраску, фарс переходит в трагедию. Согласитесь, что в контексте происходящего в Украине предупреждающий об опасности отрыва от реальной жизни спектакль становится ой каким актуальным.

Ну и конечно же, злободневные идеи обнаруживаешь в "Дядюшкином сне" Федора Достоевского в постановке Владимира Иванова, режиссура которого здесь полностью подчинена актерской стихии двух замечательных вахтанговских комических дарований: Марии Ароновой, играющей гранд-даму — Марию Александровну Москалеву из захолустного Мордасова и Владимира Этуша в роли потешного, выжившего из здравого ума и памяти старого князя. Зритель мог вволю потешаться над авантюрными проделками Москалевой, которую Аронова снабдила своим взрывным темпераментом, а также поразмышлять о причудливых переплетениях фантазий, сна и реальности. Если верить Достоевскому, то потерявшего способность к здравому рассуждению человека можно убедить в чем угодно. Согласитесь, очень своевременное напоминание в разгар поствыборных страстей.