Неловкие движения

Как бы ни храбрилось правительство, уверяя, что с бюджетом-2004 все окей, проблемы реально существуют. Мы, конечно, не отказываемся от своих слов, что они не убийственны (статья Денежный перевод" "), но ситуация, когда за 8 месяцев собрано 37,6 млрд. грн. из плановых 65,2 млрд. грн., настораживает. А тут еще и некоторые чиновники начинают генерировать идеи, которые могут здорово "дать под дых" казне. Например, минюсту не понравилось распоряжение Госфинуслуг о профессиональных требованиях к бухгалтерам. И он пригрозил отменить не имеющее к нему никакого отношения распоряжение о плате за страховые лицензии. Смешно? Не очень: из 37,6 млн. грн. лицензии дали приблизительно 8 млн. грн.

Вообще, чем ближе к выборам, тем ниже IQ у среднего номенклатурного персонала. На последнем заседании Кабмина Виктор Янукович долго и категорично выяснял, какая п… (т.е. персона) догадалась снимать с 30-гривневой надбавки к пенсиям отчисления непонятно куда и кому. В результате самая масштабная социально-пропагандистская акция по завоеванию симпатий пенсионеров обернулась жесточайшим и, главное, дорогостоящим антипиаром против кандидата от власти. Ведь с мизерных 30 грн., на которые так рассчитывали дедушки и бабушки, отчисляют до трети суммы. Причем, объяснение типа "а это налог на выборы" воспринимается большей частью пенсионеров всерьез.

Надо отдать должное Виктору Федоровичу: он переборол в себе желание назвать вещи своими именами. И лишь корректно поручил первому вице-премьеру, министру финансов Николаю Азарову срочно создать правительственную комиссию, разобраться, кто автор идеи отчислений с 30-гривневой надбавки к пенсиям с тем, чтобы прекратить такую практику и с сентября вернуть пенсионерам недоплаченные деньги. Премьер также велел уволить работников Пенсионного фонда, причастных к идее отчислений с надбавок к пенсиям. Добавив в сердцах, что мы, дескать, "снова ищем приключения".

Так вот, оказалось, что ищут их не только сотрудники Пенсионного фонда, но и аппаратчики минюста. Как стало нам известно из надежных источников, в конце августа это ведомство направило в другой центральный орган исполнительной власти – Госфинуслуг –письмо примерно такого содержания. Что в минюст обратилось Украинское общество финансовых аналитиков с просьбой привести в соответствие с действующим законодательством зарегистрированное "юститорами" распоряжение Госфинуслуг о Профессиональных требованиях к руководителям и главбухам финансовых учреждений. Поскольку корректировать свои решения может тот орган, который их принял, минюст рекомендовал ГФУ внести соответствующие изменения. В этом требовании нет ничего спорного. Но дальше следует пассаж, который заставил опрошенных нами юристов кататься от смеха. Звучит он так: "В ином случае будет рассмотрено решение об отмене регистрации распоряжения от 29.12.2003 г. №188 "Об установлении платы за выдачу лицензий".

И никаких объяснений, никакого комментария столь неизбитого вида ведомственного наказания из серии в "огороде бузина, а в Киеве дядька". Забавная штука получается: а если решение будет отменено, то страховым компаниям придется отдать из бюджета 8 млн. грн. как ошибочно удержанные? Или просто не брать с них еще миллионов 6 до конца года? Сам по себе такой вопрос звучит риторически, если не учитывать все подноготную лицензионной истории.

Начнем с того, что до принятия соответствующего решения Госкомиссии по регулированию рынков финансовых услуг, цена лицензии на страхование была смешной в прямом смысле слова – всего 340 грн. Судя по всему, шеф комиссии Виктор Суслов решил, что такая сумма оскорбляет достоинство солидных страховщиков, и сделал цену более престижной: от 4 тыс. или 10 тыс. грн. Сумма, мягко говоря, не критичная, а для крупных компаний она вообще равна затратам на представительские расходы за неделю, но для бюджета 340 грн. и 10 тыс. грн. – это две большие разницы. Некоторые крупные страховые компании согласны платить за лицензию до 50 тыс. грн. Но дело не в этом. В результате, если раньше такой статьи государственных доходов, как плата от страховых лицензий, практически не было (т.е. формально была, но на балансе казны вообще не отражалась), то теперь государство начало складывать в загашник денежки от страхования. Кроме того, финансовый регулятор преследовал цель не позволить мелким недокапитализированным страховым компаниям брать лицензии на страхование рисков, которые они не способны нести самостоятельно.

Вообще, следует заметить, что страховой рынок, при всем уважении к этому виду бизнеса, не разоряется на казенные расходы. По некоторым данным, за полгода было собрано страховых премий на сумму около 8 млрд. грн. От этой суммы 5,9% – пошли на выплаты застрахованным, 3% – на налоги. Скажите, какая еще предпринимательская сфера с каждых 100 заработанных гривен оставляет себе примерно 90?

Впрочем, прибыли никогда не бывает много. И брюзжание в рядах страховщиков, что цена лицензий завышена, происходит постоянно. Госфинуслуг, несмотря на это, укрепляет "тарифную позицию". Данное обстоятельство тревожит лоббистов, которые стремятся отработать, условно говоря, проект отмены лицензионного распоряжения. А поскольку денег на страховом рынке, как мы уже сказали выше, 8 млрд. грн., то и цена вопроса не особенно имеет значение. Сначала распускались слухи, что часть суммы остается на счету ГФУ. Проверка показала, что не остается ни копейки. Потом был осуществлен "заезд в Кабмин", но там жалобы не слишком подействовали. И вот появилось более чем странное письмо минюста, которое отдельные аналитики ставят в вышеупомянутый лоббистский ряд. Хотя мы полагаем, что все гораздо проще: набось, какая-то секретарша, печатавшая текст, совершенно бескорыстно ошиблась. Ведь, как утверждают чиновники, заподозренные в авторстве идеи отбирать деньги пенсионеров, они просто допустили какую-то формальную опечатку, с которой теперь не знает, что делать, весь технологический штаб кандидата от власти.