Газ начинает "кусаться"

Два взаимоисключающих, на первый взгляд, заявления привлекли внимание СМИ в последние дни. Леонид Кучма на своей пресс-конференции внезапно высказался за повышение цены на импортируемый природный газ, назвав политику ценового замораживания "проеданием ресурса". А через несколько дней премьер-министр Виктор Янукович поехал на Экономический форум в Петербург, чтобы встретиться со своим российским коллегой Михаилом Фрадковым и обсудить вопрос отмены двойного НДС при экспорте энергоносителей в Украину. Это необходимо, чтобы цена на газ снизилась…

История опасных игр

Эллочка Щукина обходилась тридцатью словами. Технология создания "излишков" природного газа, часть которых употреблялась на месте, а другая втихаря экспортировалась в Польшу, укладывается в три слова: "несанкционированный отбор газа". Этот фразеологизм мгновенно стал предметом многочисленных дискуссий, противоречий, попыток давления на государственном уровне и материалом для политических спекуляций партийных боссов.

Несмотря на то, что формально вопрос давно решен на высшем уровне (долги НАК "Нефтегаз Украины" перед РАО "Газпром" в $1,410 млрд. оформлены в еврооблигации, которые, впрочем, российская сторона до сих пор не приняла "по акту"), рецидив интереса к нему наблюдался буквально на днях. В контексте перевода газоснабжения Беларуси на рельсы экономической целесообразности.

То, что Минск отстал от Киева на два года, с одной стороны, делает комплимент "рыночности" Украины, с другой — подчеркивает "эволюционную неизбежность" справедливой платы за поставляемые энергоносители. Параллель с эволюцией неслучайна. Развитие новых отношений в Украине и соседних странах сопровождалось разнообразным криминалом. В том числе и банальным воровством, которое впоследствии назвали "несанкционированным отбором газа".

Со стороны это напоминало так называемый "синдром чукотских агрономов", сажающих картошку утром и выкапывающих ее к вечеру. Потому что "однако, кушать хочется". Украине действительно был нужен газ, и на самом деле не хватало денег, чтобы за него рассчитаться (во всяком случае, вовремя). Но с другой стороны — это была игра с огнем. Строгий в отношении энергобезопасности Евросоюз, если бы выявил малейшие недопоставки газа, устроил бы нам такие экономические и политические санкции, что слово "евроинтеграция" исчезло бы из нашего лексикона лет на десять. К счастью, отбор газа осуществлялся в рамках предусмотренной оплаты "натурой" использования нашей трубы россиянами. То есть суть скандала заключалась в дисбалансе расчетов между Москвой и Киевом. А сам конфликт стал, по мнению независимых экспертов, следствием неденежных форм расчетов, распространенных в конце 90-х годов (векселя и взаимозачеты), что в пакете с нецелевым использованием и далеко не безупречным списанием казенных средств, а также поставками энергоносителей по завышенным ценам через цепочку посредников было главной причиной роста долга перед "Газпромом" до $1,41 млрд.

Заметим, что лишь ценой изрядных усилий высокопоставленных госчиновников Украине удалось избежать трансформации упомянутого корпоративного долга в государственный. Кстати, информационный фон для "воровства" был благоприятным: коммунальные неплатежи, снижение ВВП и т. п. Между тем официальная позиция украинской стороны не менялась: мы настаивали, что Украина в зимний период 2000—2001 гг. не производила несанкционированный отбор российского газа из магистральных трубопроводов, не осуществляла и не намерена осуществлять его реэкспорт в Польшу. Что, собственно, подтверждалось апрельским 2001 года письмом тогдашнего главы РАО "Газпром" Рэма Вяхирева на имя Президента Украины.

Мы упоминали о последствиях несанкционированного отбора газа. На первый взгляд, они имеют к нынешнему анонсу роста цен на "голубое топливо" лишь опосредованное отношение. Однако это не так.

Испорченный имидж Украины как газотранзитной державы дал повод России проявить инициативу в создании газотранспортного консорциума (ГТК). А проблемы с реализацией данной идеи (2003 год де-факто прошел безрезультатно, заседания рабочих групп перманентно переносились по "техническим причинам" и сопровождались кадровыми оргвыводами в отечественном Кабмине на фоне критики оппонентов) стимулировали начало реформы транзитных отношений. Ее суть — в исключении самой возможности внешнего давления на страну путем "перекрытия краника" при одновременном введении максимально допустимой цены газового импорта.

В поисках поддержки

Еще одним поводом вернуться к вопросу повышения внутренних цен на газ стал недавний доклад председателя Координационного комитета при Президенте по борьбе с коррупцией и организованной преступностью Татьяны Корняковой, предупредившей общественность, что недофинансирование нефтегазовой отрасли может привести к катастрофе.

9 июня 2004 года появилось сообщение, что дочерняя компания НАК — "Газ Украины" — реализует газ населению и бюджетным учреждениям по ценам, не покрывающим реальных затрат на его добычу, транспортировку и хранение. "Сдерживание экономически обоснованного повышения цен на импортированный природный газ, поставляемый промышленным потребителям, вынуждает компанию работать практически с отрицательной рентабельностью и в этом сегменте и фактически субсидировать приватизированные отрасли промышленности за счет государственных ресурсов", — утверждала НАК.

При этом советник главы НАК Иван Дияк успокоил общественность, заявив, что повышение цен на газ не затронет население (поскольку на обслуживание "коммунального" сектора идет газ, добываемый в Украине), а коснется только промпредприятий. Предполагается повысить цены на газ, импортируемый Украиной и из России, и из Туркменистана: стало известно, что газ, закупаемый в Ашхабаде, вырос в цене на фоне снижения ставки за транзит газа РФ по территории Украины. В обмен на снижение платы за транзит Москва снизила цену на свой газ с $80 до $50, но при этом НАК остается "в минусах" (около 6 грн. с тысячи кубометров газа).

Что и дает основание к повышению цены с 300 грн. до 325—340 грн. за тысячу кубометров.

Итак, надежды и чаяния НАК связаны в первую очередь с поддержкой Президента. Как мы уже сказали выше, Леонид Кучма действительно высказался за повышение цены. "Мы от России получаем газ за транспортировку около 30 млрд. кубов и практически весь газ отдаем на коммунальные услуги по цене намного ниже. Это проедание", — сказал глава государства, отметив, что отсутствие у "Нефтегаза" полномочий для установления цен на газ приводит к потерям государственных средств. "Будем так жить — он ("Нефтегаз") обанкротится, тогда все — никаких налогов не будет", — добавил Леонид Данилович.

Российские аналитики навострили уши. Заявление Президента о повышении цен на газ де-факто означает конец эпохи, когда одним из важнейших считалось умение "договариваться". Чем, собственно, Леонид Данилович частенько занимался, исправляя провалы чиновников на переговорах в Туркмении, в Москве и Харькове. Похоже, с этого дня начнет расти значимость экономической целесообразности и внешнеторгового прагматизма. В данном контексте широко анонсированные петербургские переговоры Виктора Януковича, во время которых премьер склонял Михаила Фрадкова к отмене двойного НДС при экспорте энергоносителей в Украину, несут скорее предвыборную пиар-нагрузку.

Судьба "страны назначения"

Напомним, что действующий с 1 июля 2001 года принцип взимания НДС при экспорте газа и нефти в Украину усложнил поставку наших товаров в РФ. Причем данный шаг Москва сделала на фоне откровенного затягивания идущих с 1994 года переговоров о зоне свободной торговли. Сообщение о том, что Янукович с Фрадковым почти договорились о возможности перехода на принцип взимания НДС по стране назначения при торговле нефтью и газом с января 2005 года, заинтересовало наблюдателей. Но не убедило их. Особенно если учитывать расплывчатость ответов российского премьера, что данный вопрос является комплексным, поскольку связан с расчетами доходной части бюджета 2005 года и может повлечь за собой "выпадающие" доходы, которые нужно компенсировать. Поэтому "будем посмотреть"…

Впрочем, специалисты полагают, что идея "удешевления энергоносителей путем снижения НДС" слишком заполитизирована и далека от реальности. Конечно, добиться от России фискальных уступок — почетная обязанность любого премьера, мечтающего стать президентом. Версия, будто отмена НДС при экспорте энергоносителей сразу же приведет к падению цены на них, ложная. Цену формируют рынок, мировая конъюнктура, уровень добычи и прочие нюансы. И отмена взимания НДС скорее увеличит прибыли российских компаний, чем повлияет на собственно цены на энергоносители в Украине. Подобную мысль нередко высказывали как наши, так и московские аналитики. Не случайно вопрос отмены НДС лоббируют прежде всего российские компании, которым степень влияния позволяет пререкаться с их Министерством финансов. Даже если Янукович на следующих консультациях добьется того, что в контрактных документах на продажу и покупку энергоносителей будет записан пункт о снижении цены на величину НДС, то можно будет говорить об удешевлении энергоносителей только по межправительственным поставкам.

Последствия и перспективы

Повышения цен на газ в Украине ждали. Наши аналитики единодушно указывают на превентивный рост цен в горно-металлургическом комплексе, который по итогам 2003 года потребил 12,8% общеукраинского объема газа. Уже в прошлом декабре, аккурат после первой попытки "Нефтегаза" поднять цены, свое аналогичное желание (на 20—30%) анонсировали металлургические гиганты, затем трубопрокатчики. К счастью для ГМК, рост внешнего спроса на металл обеспечил повышение цен на экспортную металлопродукцию на 55%, взметнув рентабельность лидеров отрасли до 23,5—30%.

Кстати, газ в это время не дорожал. Но даже если бы НКРЭ и пошел навстречу НАК еще в декабре 2003 года, прибыли ГМК почти не пострадали бы. Хотя бы потому, что де-факто доля стоимости газа в конечном продукте металлургии составляет около 10%. Даже несмотря на устаревшие фонды и неважное состояние энергосбережения. Иначе говоря, вероятное повышение цен на газ не окажет сколько-нибудь заметного влияния на ГМК.

Кроме того, даже с учетом высокой доли газа в отечественном энергобалансе (до 45%, в то время как в Европе — от 15 до 22%), в последние месяцы наблюдается заметное снижение потребления "голубого топлива". В январе—апреле Украина сократила потребление газа на 6,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, до 32 млрд. кубометров, причем лидером снижения стал отечественный химпром (85,7% от уровня 2003 года). Подчеркнем, что сегодняшняя "газовая диета" поражает специалистов на фоне роста экономики. Как и увеличение в январе—мае добычи газа из отечественных недр на 3,8% по сравнению с прошлым годом, до 8 352,4 млн. кубометров. Таким образом, с учетом того, что, по мнению Минэкономики, к концу года нас ждет постепенное снижение темпов роста (ВВП и промпроизводства), негативные последствия от подорожания газа будут смягчены.

А вот заверения относительно ценового моратория на газ для населения и бюджетных организаций вызывают сомнения. Во всяком случае, ценовую стабильность после 31 октября я бы не гарантировал.