Чаша весов

Зрелость человека означает осознание им своей социальной природы, отсутствие заблуждений относительно своей независимости. Эту закономерность сумел разглядеть уже Монтень в конце XVI в.: "…Мудрец должен внутренне оберегать свою душу от всякого гнета, дабы сохранить ей свободу и возможность свободно судить обо всем, – тем не менее, когда дело идет о внешнем, он вынужден строго придерживаться принятых правил и форм. Кто думает иначе, тот просто мало воспитанный человек".

Когда я читаю слова "независимый журналист", "независимое издание" или "независимый исследовательский центр" (как некоторые любят позиционировать себя), очень часто действительно оказывается, что эти журналисты, издания или центры не зависят от логики и здравого смысла, а зависят от американских долларов, особенно от их количества. Хотя, возможно, это случайное совпадение, независимое от других причин.

Очевидно, что эти люди или не учились при советской системе образования или плохо учились. Потому что они запомнили бы слова практиков (сумевших развалить, а потом построить вполне мощное государство, чьи осколки вполне дееспособны и как самостоятельные государства), что в классовом обществе могут быть только классовые интересы, поэтому как литература, так и СМИ (как формы общественного сознания) могут выражать только эти интересы. Если прочитать эту мысль на современном языке, т.е. термин "классы" заменить его современным аналогом – "группы политических интересов", то окажется, что эта мысль сохраняет свою актуальность и в сегодняшних условиях. Индивидуальное мнение будет представлено в информационном пространстве страны только тогда, когда оно выражает интересы определенной группы политических интересов, которая обладает достаточными ресурсами, чтобы донести его до предназначенной аудитории. Это приводит к немного парадоксальному выводу, что объективной информации не может быть в принципе. Если вы пользуетесь одним источником информации и при этом надеетесь на объективность, то это характеризует вас как очень наивного человека, в лучшем случае. Объективность, как непредвзятость, появляется с наличием нескольких точек зрения, которые позволяют рассмотреть явление с разных сторон и сравнить доводы соперников.

Журналист может считать себя независимым, т.е. официально не входить ни в какие группы. Но его высказанное мнение в полярном (бинарном) мире обязательно упадет на чью-то чашу весов, т.к. данная трактовка событий будет давать преимущество в освещении событий одной из сторон. Это позволит внешнему наблюдателю однозначно идентифицировать автора в существующих системах координат. Черно-белая журналистика изначально не может быть объективной. Она должна или все восхвалять и все принимать, или все хулить и описывать в черном цвете. Когда она будет уходить от этой однозначности, сразу же начнутся обвинения в пристрастности, причем с обеих сторон. Потому что все будет зависеть от фона, на котором рассматривается написанное. Поставьте другой фон, и освещение событий сразу меняется. В таком мире "объективная" журналистика, отмечающая недостатки и достоинства обеих сторон, будет только серой.

Когда мир становится не столь однозначным (в полоску или в клеточку), а многоцветным, то объективность конкретного издания достигается использованием всей цветовой палитры. И время покажет, чьи краски более стойкие, чьи доводы более весомые. Вообще, надо понять простую вещь: журналистика вещь субъективная. Журналист в разноцветном мире не может быть объективным (в понимании угодить всем), наоборот, его задача быть пристрастным и уметь убедить в преимуществах своего взгляда на мир, аргументировать свою точку зрения, поданную в различных ракурсах. По-моему, автор должен быть искренним (даже в своих заблуждениях), а его профессионализм и проявляется в умении убедить в преимуществах своего взгляда на мир и его обоснованности.

Даже совокупный текст не позволяет отразить мир в его многообразии, потому что всегда существует вероятность, что вы что-то упустили, не обратили внимания на какую-нибудь мелочь. Если в отдельном издании и в информационном пространстве в целом присутствует полифония, то обязательно найдется политическая сила, которой такое освещение будет выгодно, исходя из сложившегося баланса сил и логики взаимодействия. Но будут в обществе группы, которых такие рассуждения будут устраивать меньше или совсем не устраивать. "Объективность" всегда будет играть на чьей-то стороне, а значит, против других, у которых своя правда. То есть всегда можно обвинять СМИ в подыгрывании той или иной группе политических интересов. Надо бояться не таких обвинений в пристрастности, а обвинений в некомпетентности и слабости аргументов.

Объективность СМИ достигается не тем, что в них можно писать все, не подбирая слов и выражений, а политической ситуацией в обществе, когда в информационном пространстве представлены все политические группы интересов, имеющие вес. Общественное сознание будет отражать этот расклад сил, и любое издание будет выражать интересы какой-нибудь политической силы (в той или иной степени), вне зависимости от субъективных настроений пишущей братии. Любой текст, помимо функции информирования, т.е. показа происходящих событий в мире, его освещения, выполняет и пропагандистскую функцию, поскольку навязывает ракурс рассмотрения, что чаще всего проходит мимо внимания (или сознательно умалчивается). Если в информационном пространстве нет полифонии (а это зависит не столько от журналистов, сколько от устройства общества), то ведущей функцией СМИ является не конструирование картины Мира, а манипулятивное воздействие на аудиторию с целью навязать нужный ракурс рассмотрения происходящих событий, выгодный определенной группе политических интересов.

В многоцветном мире возрастает роль политической культуры аудитории в понимании происходящих событий, различении оттенков. Восприятие смысла информации зависит и от подводки к этому сюжету, задавая контекст понимания. Когда по Euronews показывают американских военных, играющих в гольф в Ираке, с текстом "no comment", который придает налет "объективности" этим кадрам, то что можно рассмотреть за показом такой картинки. Можно увидеть солдат США, занятых "мирным" делом, что придает миротворческий характер и действиям военной махины США. В этом случае – это умелое использование со стороны масс-медиа, стереотипных особенностей нашего мышления. А можно задаться вопросом, что "для игры в гольф подходящего поля в Америке у них не оказалось?". Тогда – это профессионализм журналиста, пытающегося "политически корректно" донести мысль, что основная функция армии на территории чуждой страны состоит не в игре в гольф. Но это требует думающего читателя, способного за картинкой на экране восстановить причины происходящих событий. Честно говоря, таких – меньшинство. Большинство ограничивается одним, "своим" каналом новостей, которому доверяют, интерпретируя материал некритически, чаще всего не воспринимая подтекст. Умение читать (и писать!) не только буквы, но и между строк, оказывается востребованным в любом обществе. Слушая высказывания отдельных политиков, постоянно муссирующих тему независимости Украины, я не могу понять одной простой вещи – почему США от всех зависят (и от иракской нефти, и от того, какой режим в Афганистане, и т.д.) и такие могучие, а мы – ни от кого не зависим и такие маломощные. А, может, независимость и самостоятельность в проведении собственной политики немного разные вещи, и не до всех это доходит? Или декларации про свою независимость (когда во всем мире все взаимозависимы) позволяют обменивать эти неопознанные неуловимые национальные интересы на свои, уже вполне осязаемые материальные интересы. Как поведение отдельных наших политиков отличается от поведения политиков зрелых государств, которые гнут свою линию, проводят свои интересы без напоминаний о собственной независимости. Эта словесная мишура о независимости напоминает апломб прыщеватых подростков, самостоятельно не заработавших и гроша, а продолжающих сидеть на родительской шее, но рассуждающих о тиранах-родителях...

Разговор о независимости обычно приводит к подмене понятий, когда внешние атрибуты субъектов мировой политики, которые в разные эпохи отличны, переносят для обозначения внутренних критериев соответствия этим атрибутам (это как та морковка перед носом ослика, до которой тот не может дотянуться и вынужден шагать, не останавливаясь). Если вы считаете, что набор этих характеристик сделает нас мировой державой, авторитет которой признают другие, то я готов преклониться перед вашей наивностью. Признание авторитета заключается не в наличии опять же каких-то атрибутов и символов державы, а в наличии государственной политики, выраженной в активности на международной арене, с которой должны считаться другие.

Независимость – это мираж, порожденный незрелым или воспаленным сознанием, направляющий к иллюзорным целям. Самостоятельность – это ежедневная практика, требующая трудоемких усилий по отстаиванию своих интересов. Она подтверждается не собственными голословными декларациями, а признанием со стороны других субъектов, когда ты представляешь силу, с которой нельзя не считаться, мнением которой нельзя пренебречь.