Икра и "мерсы" для таможни

В интернет-издании "Главред" был опубликован интересный материал о таком закрытом для непосвященных институте, как Государственная таможенная служба (ГТС). Мы все хоть раз в жизни сталкивались с представителями этого ведомства, но, как правило, поверхностно: показали, записали, штамп, проехали. Бизнесмены более плотно работают со службой, и многие из них отнюдь не в восторге от такого "сотрудничества". "Главред" пошел дальше и дошел аж до первого заместителя ГТС Михаила Иванюка. В ходе расследования интернетчики столкнулись с икрой, "мерседесами" и другими, не менее любопытными фактами.

Год назад (весной 2003-го) г-н Михаил Иванюк был переведен в Киев с должности начальника Западной региональной таможни, проработав там лишь неполный месяц. Ранее Михаил Николаевич трудился начальником Карпатской, Кельменецкой и Хмельницкой таможен и даже успел побыть начальником Управления технологий таможенного контроля. Спросите, зачем мы все это рассказываем?

Дело в том, что в первых числах февраля на имя главы СБУ Игоря Смешко, генпрокурора Геннадия Васильева и премьер-министра Виктора Януковича поступили три депутатских запроса, в которых фигурирует фамилия Иванюка. Причем, в довольно интерестном контексте…

Из депутатского запроса Анатолия Клименко (фракция "Партия промышленников и предпринимателей – "Трудовая Украина"):

"Мной получена информация о нарушении действующего законодательства в Киевской региональной таможне (КРТ), в частности на таможенном посте (т/п) "Гостомель". Так, 08.02.2003 года Оперативной таможней была запланирована проверка результатов таможенного оформления сотрудниками т/п "Гостомель" груза товаров народного потребления, который поступил из Турции (по грузовой таможенной декларации № 10012/3/210505 от 08.02.2003 г.) в адрес ООО "Феникс – Альянс". Авианакладная № 891 -0072-7011.

Мотивом для дополнительного предосмотра груза явился тот факт, что стоимость товара (по предшествующей оценке сотрудников Оперативной таможни) составляла несколько миллионов долларов США, а размер таможенных платежей был явным образом занижен…".

Завязка для детектива есть. Что же было дальше? Дальше указанный груз разместили на складе АНТК им. Антонова для переосвидетельствования и опломбировали с составлением соответствующего акта. Законность, как говорится, восторжествовала. Но ненадолго: при невыясненных обстоятельствах 12 или 13 февраля 2003 года груз с территории склада исчез. О чем начальник т/п "Гостомель" сообщил руководству Оперативной таможни. С учетом того, что сами уйти товары не могли (кто-то их либо похитил, либо вывез с ведома охраны), начальнику Киевской региональной таможни Гутнику было предложено провести служебное расследование. Но, как утверждает автор запроса, никаких мероприятий по розыску дорогостоящей пропажи г-н Гутник не предпринял.

В принципе, ситуация, когда с таможенного склада исчезает груз, – не уникальна. Во всяком случае, для стран СНГ. Вместе с тем, подобное событие – это повод для возбуждения уголовного дела о хищении. Согласно Таможенному кодексу, владелец склада обязан исключить возможность бесконтрольного вывоза товаров. Поэтому маловероятно, чтобы складская охрана выдала груз кому-либо, кроме, естественно, "хранителей границы". Возможно, именно поэтому таможенники не спешат с проведением внутреннего расследования?

Второе обращение к уже упомянутым адресатам (премьер-министру, главе СБУ) касается икорной истории. На это раз автором запроса является народный депутат Сергей Челноков (фракция КПУ). Случай тоже типичный (в народе он называется "прерванный транзит"), но и в этой истории фигурирует фамилия нашего героя Иванюка.

Суть произошедшего следующая. 25 июля 2003 года предприятием Укоопсоюза "Укрвнешнеторг" по грузовой таможенной декларации (ГТД) №12200/3/013691 в зоне деятельности Бориспольской таможни был оформлен груз "Икра лососевая зернистая" в количестве 19 мест для испанской фирмы "Мартинес Барраган". 4 августа прошлого года икра была фактически вывезена за пределы таможенной территории Украины.

Еще через две недели этот груз, но уже в количестве 18 мест возвратился на Бориспольскую таможню, а в предпоследний день лета ее начальником Федоровым было получено распоряжение Иванюка относительно аннулирования указанной ГТД. Согласно внутренним инструкциям Таможслужбы от 26 февраля 1999 года №10/1-504, в подобных случаях предусмотрен порядок оформления ГТД в режиме "импорт-40" и уплата всех необходимых платежей.

Однако, г-н Иванюк пишет письмо в государственную налоговую администрацию, в котором отмечает, что ГТД №12200/3/013691… аннулирована. Подчиненные зампреда ГТС из Бориспольской таможни, не желая нарушать законодательство, отказались аннулировать вышеупомянутую декларацию. Потому что подобные действия фактически тянут на статью "уклонение от уплаты налогов". Всего "Укрвнешнеторг" уклонился от уплаты таможенной пошлины в размере свыше 2 тысяч евро и НДС в сумме 16 тысяч гривен. Не такие уж малые деньги.

Удивительно, но зампред Таможслужбы Иванюк продолжал свою деятельность в этом деле. 27 ноября 2003 года он прислал начальникам региональных и других таможен новое распоряжение №11/5-10-16826, в котором, вопреки требованиям ст. 23 Закона Украины "О Едином таможенном тарифе", фактически предоставлялась возможность избегать оформления грузов в подобных случаях и, соответственно, не уплачивать все необходимые таможенные платежи.

Одновременно субъектам внешнеэкономической деятельности была предоставлена возможность получать НДС из государственного бюджета, так как экспортная грузовая таможенная декларация не аннулируется, а именно она является основанием для возникновения бюджетной задолженности относительно уплаты данного налога.

Обратимся к еще одной истории (более давней, но не менее показательной), изложенной в депутатском запросе Игоря Грынива (фракция "Наша Украина"). Летом 2002 года с помощью г-на Иванюка состоялось, выражаясь бюрократическим языком, "незаконное перемещение через таможенную границу Украины автомобиля марки "Мерседес". Г-н Иванюк (в то время начальник управления технологий таможенного контроля) дал указание начальнику Чопской таможни Палешнику (письмо № 09/340 от 06.06.02 г.) беспрепятственно пропустить через таможенную границу указанное транспортное средство и направить его Киевской региональной таможне для дальнейшего оформления с уплатой всех необходимых платежей.

При этом распоряжение Иванюка противоречило требованиям приказа ГТС Украины от 12 октября 2001 года под номером 664 и практически привело к нарушению требований п. 2.1. "Порядка осуществления таможенного контроля и таможенного оформления отдельных транспортных средств, которые ввозятся гражданами на таможенную территорию Украины". В результате государственному бюджету Украины нанесен ущерб на сумму более чем 11 тысяч гривен.

Как подтвердило служебное расследование, проведенное в июле-августе 2002-го, ряд таможенников во главе с г-ном Иванюком нарушили требования действующего законодательства и, более того, "потрудились на статью". Из материалов проверки следует, что в действиях должностных лиц прослеживается состав преступления (статья 365 Уголовного кодекса). Материалы относительно незаконной переправки "мерса" через границу рассматривались Генеральной прокуратурой Украины и прокуратурой Закарпатской области, но решение относительно возбуждения уголовного дела принято не было. Почему? Наверное, помогла дружба таможенного начальника с начальником налоговым. Угадайте с трех раз, о ком идет речь…

Что можно добавить к сказанному выше? Похоже, что приведенные в статье случаи – как раз то, что имел в виду Президент Украины в своем выступлении 29 января на Всеукраинском совещании по проблемам борьбы с организованной преступностью и коррупцией. Помните, он тогда сказал, что коррупционная болезнь поразила правоохранительные органы, сотрудники которых из чувства корпоративной солидарности скрывают преступления коллег, создавая таким образом стойкие коррупционные связи между собой.

В то же время все честные службисты видят, что высшие начальники, в отношении которых проводятся служебные расследования, только повышаются в должности, продолжая лично заниматься "Мерседесами", ездить на них и, к сожалению, олицетворять собой власть.