Плоды реформы

Прогнозирование, а особенно политическое, является трудным и неблагодарным делом. Это поистине саперская работа: на миллиметр ошибся, и "клиент" погиб. Поэтому тем, кто пытается загадывать наперед политические события Нового года, необходимо быть человеком информированным и компетентным. Сложно даже сказать, что тут важнее: обладание эксклюзивной "кулуарной" информацией или умение сложить из отдельных информационных "пазлов" целостную картину политического будущего. Такую себе "астрологическую карту" для политических деятелей, парламента, правительства. В общем, определить, чем будет жить страна следующие 366 дней в наступающем високосном году. Поэтому мы пригласили в редакцию "Версий" политолога Виктора Небоженко – с целью выведать все о событиях уходящего и наступающего года. Ему слово.

– Одним из самых главных событий 2003 года была политическая реформа. Я говорю это без всякой иронии, потому что целый год украинский политикум и средства массовой информации "тренировались", узнавая различные модели политических изменений и способы реализации этих моделей. Даже если к Новому году это ничем не закончится или закончится "наполовину", все равно сам факт, что элита и СМИ активно обсуждали эту тему, уже идет на пользу Украине.

На самом деле, реформа стала неизбежностью, почти кармой. Хотя она началась неожиданно, как некий тактический ход, но потом набирала обороты, и теперь от нее уже не могут отказаться ни оппозиция, ни провластные силы, ни правые, ни левые. С самого начала я критиковал процесс конституционной модернизации за то, что начисто отсутствовали связи политреформы с социальными процессами. Непонятно, какому социальному слою и что конкретно принесет изменение Основного закона. Особенно это касается политической элиты, потому что конституционная реформа каким-то образом должна предлагать определенную концепцию элите, а не растравливать ее. Также одна из задач политического преобразования – что-то предлагать населению и отвечать каким-то стандартам. Это – очень важный аспект. Политическая реформа нужна еще и потому, что за последнее десятилетие мы как бы "выжали" все что можно из достижений и завоеваний независимости. То, что было сделано в свое время, уже исчерпало себя, и наши экономические темпы не должны создавать для нас иллюзий. Надо признать: социальные, экономические и геополитические процессы вокруг Украины постоянно ухудшают ее состояние. Поэтому политреформа могла бы придать им определенный импульс.

Не стоит забывать и о том, что инициаторы конституционной модернизации практически не заботились о какой-то серьезной ее мотивации и, скорее всего, все делалось административным методом. В любом случае, повторюсь, будет голосование, которое покажет, какая из моделей реформы будет принята. Причем даже важна не столько схема, которую удастся согласовать, сколько методы ее утверждения. И независимо от того, какой проект реформы будет принят, он всегда не понравится какой-то части элиты, потому что реформа так устроена, что она может, грубо говоря, "удовлетворить" только какую-то одну часть активных политических сил, а другую часть она обязательно ущемляет. Это естественно, этим реформа отличается от шоу, пиара, согласованных действий или авторитарных структур, где нет общественных различий и конфликтов между ними. И это позволяет участвовать в реформе самым противоположным силам. И когда мне говорят о существовании союза между властью и коммунистами, я не вижу в этом ничего предосудительного.

Другой вопрос – что выиграет власть в лице эсдеков, и что выиграют коммунисты на следующем этапе. Реформа, если она все-таки состоится, должна предоставить какие-то правила игры, и именно от этих правил потом и будут "плясать". Так что те, кто активно участвовал в ее принятии, могут со временем "поиметь" от реформы гораздо меньше, чем рассчитывали. В этом смысле один из глубочайших мифов, укорененных в нашем политикуме: если эсдеки активней всех проталкивают реформу, то именно им она больше всего выгоды и принесет. Несложный политологический анализ показывает, что как раз объединенные социал-демократы находятся в очень серьезной зоне риска с политической реформой, потому что они вступят в область политики, где власть формируется на пропорциональной основе. Тогда им будет очень тяжело тягаться с другими группами, и вообще, публичность – не самое сильное место стратегии объединенных эсдеков. А потеря таких рычагов, как администрация президента и большинства телеканалов, заставят сдерживать политологические фантазии самых изощренных московских советников СДПУ(о). То есть я не согласен с принципом, что если кто-то что-то предлагает в политике, то противоположные группы должны от этого отказываться. Нет, они просто должны сделать правильный для себя расчет.

В этом случае показательна пассивность Виктора Ющенко, который вместо того, чтобы активно включиться в эту игру, предлагать какие-то свои реформы, просто самоустранился, решив, что население плюс западная поддержка обязательно сделают свое дело. Это все неплохо, но насчет поддержки не так все просто, а насчет поддержки Запада – тем более. Вашингтон любыми путями хотел изменений системы в 1991 году, но в 2004 году ему нужна система, которая была бы хотя бы саморегулируемой и процентов на 50 прозрачной. Если Ющенко таких показателей не гарантирует, то его приход к власти становится проблемой не меньшей, чем с предыдущим политическим режимом.

Каковы возможные последствия политический реформы? Серьезный анализ всех трех проектов показывает, что внутри этих документов заложено большое число конфликтов, которые "вылезут" сразу же, как только политические силы получат новые правила и возьмутся по ним играть. Мы вступаем в очень серьезный период политической нестабильности и неопределенности. То есть, того варианта, что политреформа уже на второй день принесет плоды в виде стабильности и определенности, ожидать не следует. Повторяю: дело не в пессимизме, а в том, что любая реформа всегда нарушает сложившийся баланс. Кроме того, она всегда работает на какую-то одну группу, а остальные группы чувствуют себя ущемленными, и им надо приспосабливаться. В нашем же случае все три предлагаемые модели политической реформы имеют прямо противоположные интенции. То есть, каждая политическая группа будет опираться на какую-то часть новых правил игры, и не обращать внимания на остальные. После политической реформы нас в обязательном порядке ждет вспышка политической активности элиты, выяснение отношений, пертурбации, смены форматов, новые виды коммуникаций, обострения отношений как внутри политических групп, так и между ними. Это все неизбежно, Так что в ближайшие несколько лет нас ждут неспокойные политические сезоны, в перспективе это очень важно.