Договор №2

Легким движением руки брюки превращаются... превращаются… в элегантные шорты. Эта фраза из популярного фильма "Бриллиантовая рука", ставшая классической, достаточно точно описывает процесс предновогодней трансформации парламентского большинства. Легкий удар ногой и большинство превращается... превращается… в политическую коалицию. Вы не почувствовали разницы? А вот премьер-министру Виктору Януковичу народный депутат Виктор Мусияка (фракция "Регионы Украины") на пальцах объяснил политико-юридические нюансы. И премьер понял всю глубину момента. Не клея, конечно, а текущей ситуации. Оказывается, это он почему раньше таким нервным был? Потому что у него коалиции не было.

Известно, что у нас в политике все происходит, скажем так, не совсем естественным путем. В декабре прошлого года было создано коалиционное правительство, а ровно через двенадцать месяцев стали предприниматься попытки "подогнать" под кабинет Януковича политическую коалицию. До этого обходились простым парламентским большинством (примерно 232—235 депутатов). Зачем проводить подобное переименование? Как поет товарищ Николаев, у которого в очередной раз увели подругу жизни, на это есть пять причин.

Первая причина: надо что-то делать, поскольку пришло время пересмотреть "контракт на власть", заключенный между Кабмином и парламентскими "большевиками" 7 декабря 2002 года. Официально он называется "Политическое соглашение о сотрудничестве и солидарной ответственности". На базе этого документа как бы строились отношения между Кабмином и большинством. Соглашение не имеет юридической силы, однако задает некие формальные рамки, нарушать которые не рекомендуется. После 7 декабря отношения между "большевиками" и Кабинетом министров переходят в стадию "безрамочных". Надо перезаключать новый контракт, но подписывать очередное соглашение о солидарной ответственности нет смысла. Данная форма уже исчерпала себя. С большим скрипом удалось продемонстрировать совместную солидарность во время утверждения в Верховной Раде программы действий Кабмина (14 апреля 2003 года) и принятия в целом государственного бюджета-2004 (27 ноября). А вот солидарная законодательная деятельность явно не удалась.

Вторая причина: как оказалось, на основе политического соглашения и протокола согласования основных принципов формирования коалиционного правительства практически невозможно решать кадровые вопросы. Фракции большинства получили фиксированную квоту на представительство в Кабмине. Это, конечно, способствует стабилизации системы "большинство—правительство", но нет прозрачного механизма ротации кабминовских чиновников. Премьер теоретически может предложить фракции поменять "откомандированного министра". Но на практике такое предложение вызовет целую бурю негативных эмоций. В результате появилась возможность шантажировать Кабмин. Например, стоит намекнуть на отзыв всех фракционных ставленников из правительства, и премьер оказывается в сложном положении. Или же можно угрожать выходом из состава парламентского большинства в знак протеста против попыток обидеть того или иного министра, работающего под "парламентской крышей".

Третья причина: скоро президентские выборы. В мае будущего года начнется выдвижение и регистрация кандидатов на высший государственный пост. Теперь сами подумайте, есть ли смысл говорить в будущем году о солидарной ответственности правительства и парламентского большинства? За что отвечать? Подобная постановка вопроса просто неуместна. Зато уместно говорить о согласовании, точнее, о попытке согласования единого кандидата. На протяжении ближайших месяцев это будет проблема №2 в отношениях между "большевиками" и премьером. Почему №2? Так на первом месте стоит конституционная реформа. Коалиция предполагает новый уровень взаимоотношений между большинством и правительством, поскольку речь идет об объединении ради некой сверхцели. Такой целью могут быть только президентские выборы. Выстраивается следующая логическая цепочка — парламентское большинство — политическая коалиция — конституционная реформа — единый кандидат. Разговоры о том, что коалиционное переформатирование "большевиков" должно состояться на идеологической основе, вызывают легкое удивление. Не в идеологии дело, а в конкретных персоналиях.

Четвертая причина: изменения структуры парламентского большинства. В последнее время "большевики" увлекаются игрой в крупные формы. Другими словами, в моде большие фракции, которыми, как совершенно справедливо предполагают аналитики, гораздо удобнее управлять. Например, уже нет депутатской группы "Европейский выбор", лидер которой — Владимир Пехота — поставил свою подпись под соглашением о консолидированной ответственности. "Европейцы" сделали правильный выбор — влились во фракцию "Регионы Украины". А заместитель руководителя НДП Александр Карпов, подписавший документ, вообще исключен из рядов народных демократов. Да и сама фракция НДП в ближайшее время может развалиться. Конечно, люди, то есть депутаты, остаются, но структура большинства меняется.

Пятая причина: конституционная, она же политическая, реформа. Все три проекта превращения Украины в парламентско-президентскую республику предполагают усиление роли законодательного органа власти. Поэтому заключение коалиционного соглашения — это попытка предварительно "обкатать" новую властную модель. Если получится, то почему бы не реализовать ее в точном соответствии с проектом "мгновенного реформирования" господина Гавриша? Уже в 2004 году депутаты избирают президента, а выборы в парламент переносятся с 2006-го на 2007 год. Такой вариант полностью соответствует, скажем так, духу коалиционного соглашения. Обычно оно подписывается ради достижения или удержания власти. В данном случае эти цели совпадают. Способом достижения власти является проведение конституционной реформы, а удержание — это функционирование коалиции в новых политических условиях.

Как видим, причин для подписания нового, теперь уже коалиционного договора достаточно. Но не меньше и подводных камней, которые предстоит обойти. Координатор парламентского большинства Степан Гавриш предполагает, что этот торжественный акт должен состояться в двадцатых числах декабря. Очень оптимистичный прогноз. Достаточно сказать, что на этой неделе "большевики" и премьер планируют утрясти ряд кадровых вопросов. Это будет непростой прелюдией к подписанию нового договора. Уже на данном этапе предстоят эмоционально насыщенные разборки. А ведь еще нужно будет утрясти вопрос о приоритетной модели конституционной реформы и, самое главное, хотя бы предварительно решить вопрос о едином кандидате. Иначе какой смысл двигать лозунг "Коалиционному правительству — коалиционный договор"? Получится не совсем прилично: в торжественной обстановке соберутся лидеры большинства, премьер и в присутствии президента подпишут судьбоносный документ. Зачем? Чтобы через несколько месяцев, например, в апреле, требовать от главы государства уволить Януковича? Дескать, ошибка вышла — единый не он, а некий гражданин Х. Или же завалить в следующем году, аккурат после подписания договора, конституционную реформу, а потом разводить руками: не сработал почему-то коалиционный договор. Такая жалость… Кстати, если на протяжении ближайших трех недель парламент не начнет вносить изменения в Основной Закон, то с этим делом придется покончить навсегда. Хорошо хоть бюджет приняли, а иначе мог бы возникнуть "политический тромб": коалиционный договор, финансовые разборки, единый кандидат, конституционное реформирование. Да и так предстоит сделать немало. Во всяком случае, проблема согласования кандидата от власти тесно связана с перспективой смены модели власти, а судьба Януковича вообще зависит от стольких факторов, что ни один суперкоалиционный договор не сможет их охватить. Одно дело бумаги подписывать, и совсем другое — заниматься реальной политикой.