Остатки роскоши

Эпопея с продажей помещений разорившегося банка "Украина" закончена. Еще 28 августа целостный имущественный комплекс (990 зданий во всех регионах) купил Кабинет министров за 505,248 млн. грн. Но теперь начинается самая занимательная часть этого шоу: распределение "сладких кусков" между претендующими ведомствами. А также инвентаризация "внутренностей" купленных зданий. Говорят, что уже на первом этапе не досчитались мебели, телефонов и кое-чего покруче.

История вопроса

Об участии в тендере по продаже офисов "Украины" правительство заявило еще в начале года. С этой целью в подкорректированный бюджет была заложена сумма в 555 млн. грн., необходимая для приобретения всего комплекса зданий. По странному стечению обстоятельств нынешний ликвидатор банка "Украина" и распорядитель его имущества НБУ оказался в роли "донора" масштабного кабминовского приобретения. На оплату покупки была направлена прибыль Нацбанка от продажи комплекса. Запутанная схема, но именно так все и было.

Вообще, надо заметить, что сама продажа офисов банка "Украина" была занятным мероприятием по целому ряду причин. В 2002 году все помещения банкрота арендовал "Приватбанк". Тендер запомнился организаторам тем, что из 16 поданных заявок все были от украинских банков. К конкурсу были допущены 10 из них. Потом условия ужесточили и стали в первую очередь рассматривать предложения об аренде только целостного банковского комплекса (ЦБК). В итоге рассматривались заявки только двух банков – "Приватбанка" и "ТАС-Коммерцбанка". Оба финансовых учреждения предложили практически идентичные условия. Но поскольку "Приватбанк" первым подал заявку, он и был признан победителем.

Прошло несколько месяцев, и в феврале 2003-го Верховная Рада запретила Нацбанку продлевать договор аренды. Тому было несколько причин. Главная из которых – концептуальная. Предыдущий и нынешний ликвидаторы (это, соответственно, Агентство по вопросам банкротства и заместитель директора генерального департамента банковского надзора Константин Раевский) перманентно выступали против передачи имущества "банкрота" в аренду. Поэтому была принята концепция продажи как наиболее эффективного способа аккумулирования денежных ресурсов, необходимых для расчета с кредиторами, а также сохранения имущества банка от судебных "посягательств".

После скандала с предыдущим руководителем Агентства по вопросам банкротства Константином Русалиным (который был уволен с должности ликвидатора банка "Украина" официально – по собственному желанию, а неофициально – после обвинений парламентских следователей в разбазаривании средств) распоряжение банковским секонд-хэндом перешло к НБУ. Национальный банк начал понемногу продавать через Киевский аукционный центр "нефункциональное" имущество агропромбанка: квартиры, коттеджи, автомобили и даже объекты незавершенного строительства.

В общем, распродажа мелочи шла ни шатко, ни валко, а тем временем в осиротевших офисах "лопнувшего финучреждения" поуменьшилось дорогой мебели, телефонных линий и всего того, что можно быстро и незаметно обратить в прибыль. Поэтому одной из причин решения найти хозяина на "остатки роскоши" некогда могущественного банка является обесценивание этих самых "остатков".

Неизвестно, сколько бы все это тянулось, но к активным действиям новое руководство Камина подтолкнули жалобы чиновников и депутатов. Ведомства плакались, что им просто некуда селиться (с арендой в столице нынче "напряженка"), а парламентарии, несмотря на расширение, постоянно жаловались на тесноту. В общем, не удивительно, что правительство решило поучаствовать в тендере, дабы приобрести сеть помещений "Украины" для собственных нужд. И с этой целью в подкорректированный закон о госбюджете была заложена сумма в 555 млн. грн.

Однако конкурсы по продаже банковского комплекса неоднократно переносились по формальным причинам. Тем временем ликвидатор "Украины", сотрудник НБУ Константин Раевский умудрился втайне от Сергея Тигипко продать помещение столичной дирекции банка по ул. Гринченко (район Майдана Незалежности) Львовскому автобусному заводу. Правда, когда возникла шумиха, покупатель чисто добровольно от приобретения отказался. Подробнее мы описывали эту историю в двулогии "15 человек на сундук мертвеца" и "15 человек на сундук мертвеца-2". .

Инвентаризация экспроприированного

16 октября Кабинет министров распределил купленные им в августе помещения обанкротившегося банка "Украина" между различными государственными органами. Это закреплено распоряжением правительства от 13 октября 2003 года №599-р. Согласно распоряжению, госорганы должны обеспечить передачу в аренду выделенных им помещений другим государственным органам, а часть помещений – для временного размещения там ликвидатора банка.

В то же время Кабмин не разглашает информацию о том, каким госорганам и какие помещения были переданы, а также о том, какие помещения они должны выделить для аренды другими госорганами и для ликвидатора. Единственное, что известно: Верховной Раде передан центральный особняк по ул. Большая Житомирская, 11. Здание передано в распоряжение парламента с предоставлением в указанном доме ликвидатору банка "Украина" во временное пользование помещений общей площадью 1795 кв. м (1 и 5 этажи).

Кроме того, правительство разместило Госкомиссию по регулированию рынков финансовых услуг (Госфинуслуг) в бывшей дирекции банка "Украина" по Киеву в центре столицы – по ул. Гринченко, 3, передав ей это здание вместе с мебелью и оборудованием в оперативное управление. Кабмин также поручил Госфинуслуг предоставить в этом здании на условиях аренды помещение для Национального депозитария с оплатой фактических расходов, связанных с содержанием занятых площадей.

На остальные помещения претендуют подразделения минфина, минюста, Высшего хозяйственного суда и других госорганов. Одной из причин того, что не все из них раздобыли вожделенные ордера, является необходимость проведения инвентаризации движимого имущества. Как вы, наверное, догадываетесь, банкиры жили небедно. По слухам, в том самом помещении, которое передано парламенту, в подвале находилось хранилище царских золотых монет. И не факт, что количество монет с момента банкротства банка не уменьшилось.

То же самое касается линий связи, внезапно перекинутых на другие здания и перерегистрированных на иных юрлиц, дорогой мебели, ковровых покрытий и кондиционеров. О таких мелочах, как массово увядшие пальмы и "разбежавшиеся" шторы. мы и вовсе умолчим. Возникает вопрос, где это все искать, искать ли на самом деле и как оформлять акт приема-передачи того, что сгинуло. На практике это означает: либо появятся судебные иски к многочисленным и, как правило, случайным субарендаторам, либо чиновники с депутатами будут некоторое время рассаживаться на принесенных из дома шезлонгах, которые заменят отсутствующие кожаные кресла…