От вашего FATF нашим чиновникам

Неделю назад в материале "И снова здравствуйте!" мы предсказывали, что Украину ждет очередная корректировка законодательства по борьбе с отмыванием денег. А также о том, что президент взял "антиотмывочную" сферу под личный контроль и вскоре выпустит специальный указ на данную тему. И вот указ вышел. Кроме ожидаемых поручений Кабмину "ускорить, улучшить, закончить…", там содержатся несколько чрезвычайно интересных тезисов об улучшении материального обеспечения отдельных органов власти…

Указ как двигатель отмыва

Сразу отметим, что принятие указа "О мерах по развитию системы противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" связано с новым вариантом 40 Рекомендаций FATF. Этот документ был проголосован в новой редакции на июньской сессии в Берлине.

Вообще, нельзя опустить такой момент, что борьба с легализацией преступных доходов началась именно с президентского указа. Точнее, двух: "О дополнительных мерах по усилению борьбы с сокрытием доходов от налогообложения, а также отмыванием доходов, полученных незаконным путем" от 22.06.2000 г. и "О мерах по предотвращению легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем" от 10.12.2001 г. Они ознаменовали собой переход от слов к делу и появились в довольно неординарный момент, когда на Украину началось давление по принципу "сделайте же хоть что-нибудь". В указе от 10.12.2001 г. п. 3 и 4 Кабмину поручалось создать в составе минфина департамент финансового мониторинга и поставить у его руля второго госсекретаря. В соответствии с этим, 9 января 2002 года Кабмин учредил финансовую разведку, определил ее штат в 40 человек и выделил финансирование.

Со времени выхода тех указов прошло почти два года. За этот срок Украина стала "старожилом" "черного списка" FATF, пережила позор санкций и эйфорию отмены оных. Принятие целого ряда законодательных актов и ротации руководства "финансовой разведки". Сменились задачи власти в борьбе с отмыванием денег и отношение этой самой власти к данному вопросу: от резко отрицательного ("Кому это нужно!") до категорически положительного ("Как здорово это все можно использовать!").

Помимо незатейливой задачи – выйти из пресловутого "черносписочного клуба", украинские чиновники видят в FATF и ее силовом подразделении "Egmont Group" источник информации, загранкомандировок и аргумент для "прижучивания" неблагонадежного бизнеса. В свою очередь, FATF, как секретариат, так и компетентные органы стран-участников, ждут от Украины совсем другого. Во-первых, очистки от "бандитствующих мальчиков", которые из банального рэкета перешли в солидный бизнес, но продолжают своим видом и манерами отпугивать иностранных инвесторов. Во-вторых, выявления у нас своего "сбежавшего капитала" (в том числе террористически неблагонадежного) и у них – нашего, который можно было бы заморозить с выгодой для европейских банков. Наконец, они хотят знать о нас все, что только можно и что мы готовы им предоставить.

Сестрам по серьгам

Впрочем, есть еще одна тема, которая интересна отечественной номенклатуре и существенна для западных "антиотмывальщиков". Это тема денег. То, что на борьбу с грязными деньгами нужно много чистых – понятно всем. Если говорить о западной помощи нам, то речь идет о миллионах долларов. Часть из них уже поступила в распоряжение "финансовой разведки", остальные потрачены западными донорами на оплату труда своих советников и консультантов. Но как бы там ни было, деньги в антиотмывочной сфере крутятся "суровые", и вопрос распоряжения ими волнует многие ведомства. Мы уже писали о том, что, увлекшись техническим перевооружением департамента, власть как-то забыла главное: собирать данные первичного мониторинга (от банков и небанковских учреждений) должны именно те органы, которые за ними надзирают. А уж потом пересылать собранную информацию департаменту. Но у этих органов (госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку и по регулированию рынков финансовых услуг) как раз и нет необходимой технической базы, чтобы работать с подобными информбазами. И как только они заикнулись о желании разжиться техническими средствами, в кулуарах уютного офиса департамента на Подоле заговорили о том, что предназначенные "финразведке" деньги хотят "раздать всем". Назревавший конфликт на почве денег и был незаметно разрешен на совещании у президента по вопросам усиления борьбы с отмыванием доходов, добытых преступным путем 14 июля. Практическим результатом достигнутых на совещании договоренностей и стал вышеупомянутый указ.

Некоторые его пункты формально не относятся к собственно борьбе с отмыванием денег, но четко дают понять распорядителям "антиотмывочных денег", куда их потратить. Скажем, FATF теперь уделяет особое значение борьбе с легализацией преступных капиталов через небанковский финансовый сектор – страховые операции, ломбарды, казино, лотереи. Эту сферу контролирует недавно созданная госкомиссия по рынкам финуслуг. Говорят, в последнее время ее председатель Виктор Суслов буквально завалил финмониторинг письмами о выявленных подозрительных операциях. Кстати, в выступлении на совещании Леонид Данилович заметил, что стало популярным перестрахование в оффшорных компаниях – по некоторым данным за границу таким образом уходит 1 млрд. грн. Информация, судя по всему, тоже из комиссии. В результате целый раздел указа посвящен материально-техническому обеспечению данной комиссии. Кабмину до 1 октября 2003 года поручено решить в установленном порядке вопросы ее размещения, выделения средств, необходимых для финансирования материально-технического обустройства, а также рассмотреть вопрос об улучшении условий оплаты сотрудников.

Успел также подсуетиться и финмониторинг: в указе идет речь об улучшении условий оплаты и его бойцов. Кроме этого, финансовые разведчики, похоже, сумели выпросить себе особый статус. В указе есть интересная фраза о том, что правительство обязано "подготовить и подать в месячный срок с последующим внесением на рассмотрение Верховной Рады проект изменений в закон Украины "О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" относительно определения специального уполномоченного органа исполнительной власти по вопросам финансового мониторинга центральным органом исполнительной власти со специальным статусом". Другими словами, департамент минфина, очевидно, скоро превратится в Национальное агентство борьбы с легализацией денег с исключительно широкими полномочиями.

Помимо этого, в указе есть поручение до 1 сентября 2003 года образовать межведомственную рабочую группу по исследованию методов и тенденций в отмывании доходов, полученных преступным путем. И привлечь к работе в этой группе, помимо представителей ведомств, экспертов по финансовым вопросам. Это означает, что украинский истеблишмент ждут широкие консультации экспертов FATF, Мирового банка и Совета Европы. И таким образом решен спор о праве доступа наших и зарубежных вневедомственных специалистов к “антиотмывочной” документации.

Короче говоря, на скромную просьбу FATF подкорректировать законодательство в связи с изменениями их базовых рекомендаций Украина ответила бурными структурными передвижками. Заграница удивительным образом помогла целым ведомствам и отдельным должностным лицам решить бытовые вопросы своего функционирования вместе с проблемой укрепления политического влияния. Представляю, как бы веселились в секретариате FATF, если бы узнали об этом…