Контрольное прослушивание

27 марта Святослав Пискун обратился в Департамент юстиции США с ходатайством о проведении совместной экспертизы оригиналов записей бывшего майора госохраны Николая Мельниченко, касающихся погибшего журналиста Георгия Гонгадзе. Это не первое обращение Генеральной прокуратуры к американским коллегам, содержащее просьбу что-то сделать с Мельниченко и его записями. Но, возможно, станет первым, на которое будет получен хоть какой-то положительный ответ.
Хроника безрезультатности

Впервые генпрокурор Святослав Пискун заговорил о возможности проведения украино-американской экспертизы пленок Мельниченко после своего визита в США (14-18 октября 2002 года). Точнее, еще в Шатах, отвечая на вопросы тамошнего радио, Святослав Михайлович заявил, что достигнута договоренность о создании такой совместной экспертной группы. Потом эта тема незаметно заглохла. Как и предыдущие попытки задействовать правоохранительные органы США в расследовании «кассетного скандала».

Еще предыдущий состав Генпрокуратуры трижды обращался к США с просьбой выдать Николая Мельниченко как обвиняемого по уголовному делу. Последняя такая просьба датирована февралем 2002 года и подписана тогдашним заместителем генерального прокурора Алексеем Баганцом. Американцы читали эти послания и с удивлением спрашивали нечто вроде того: «А разве у нас с вами есть договор о правовой помощи? Ах, нет, тогда до свидания!».

После смены Потебенько на Пискуна новая команда изменила тактику общения с янки и стала действовать более гибко. Сразу было уточнено, что Мельниченко процессуально не является обвиняемым, так как обвинение ему предъявлено не было. Американцам уже не посылали топорные писульки, на которые они по определению не собирались реагировать. А обращались с вежливыми просьбами о помощи в раскрытии резонансного (на весь мир) убийства журналиста Гонгадзе. Под этим соусом новоназначенный заместитель генерального прокурора Украины, опытный «важняк» Виктор Шокин в конце лета прошлого года направил в минюст США правовое поручение «с вопросами, которые возникли после передачи в прокуратуру народным депутатом Григорием Омельченко заявления экс-охранника Мельниченко о преступлениях, якобы совершенных рядом должностных лиц государства». В правовом поручении содержалась просьба допросить Мельниченко. Тон обращения был выбран как нельзя более корректно. По словам Виктора Шокина, оно звучало примерно так: «Майор неоднократно заявлял о своей готовности помочь нам по делу Гонгадзе». Американцы, насколько известно автору, и тут отмолчались, мотивируя это тем, что Мельниченко сам переписывается с Генпрокураторой. Без посредничества минюста США. Как сказал Шокин, в Генпрокуратуру тогда действительно поступило «заявление Мельниченко, в котором он собственноручно излагает такие вещи, которые можно назвать абсурдом». «В его заявлении, кроме общих фраз и слов, нет ни единого факта».

Через некоторое время, во время визита Генпрокурора в США, была предпринята попытка встретиться с майором через его адвокатов. Кроме этого, по словам Виктора Шокина, Генпрокуратура передала Мельниченко 92 вопроса, на которые до сих пор не получила ни одного ответа. По информации «Версий», адвокат Мельниченко посоветовал своему подзащитному не отвечать на вопросы украинских следователей. Почему – это уже другой вопрос. Но факт остается фактом: все попытки допросить Николая Мельниченко провалились. Американская сторона не только не помогала нашим пинкертонам в их стремлении пообщаться с майором, но и отказала в предоставлении оригиналов записей и записывающих приборов, которыми были проведены эти записи.

После всего этого Генеральная прокуратура заявила о намерении поручить экспертизу записей бывшего майора госохраны Николая Мельниченко НИИ судебно-криминалистической экспертизы с привлечением специалистов 5-6 ведущих стран мира. На одной из пресс-конференций в Киеве генеральный прокурор Украины Святослав Пискун сообщил, что по делу Гонгадзе создается специальная международная следственная группа, в которую будут привлечены эксперты из США, Франции, Великобритании. «Мы с ними посоветуемся, найдем специалистов и поручим провести экспертизу этому бюро с привлечением специалистов ведущих стран мира, которые привлекут свою технику, аппаратуру и методику проведения экспертизы», – сказал генпрокурор.

Но отечественные эксперты (сотрудники вышеупомянутого НИИ) проделывали свою работу самостоятельно: иностранные специалисты в ней не участвовали. В принципе, украинская экспертиза практически не отличается по своему качественному уровню от зарубежных аналогов. Это подтвердил и знаменитый британский эксперт Питер Френч, когда во время его визита в Киев ему неофициально продемонстрировали результаты исследований. Если говорить об их сути, то совершенно очевидно, что доказать аутентичность (или, наоборот, монтаж) цифровых записей ни практически, ни теоретически невозможно. Это как текст, напечатанный в Word: никто точно не скажет, вырезались из него какие-то слова или нет.

Жизнь после «Кольчуг»

Американцы не шли на контакт с нашей Генпрокураторой по нескольким причинам, главной и решающей из которых была политическая. На определенном этапе им было выгодно, чтобы «Кольчуги» считались поставленными в Ирак: они «на шару» проинспектировали наши военные объекты, и к тому же подогрели истерию вокруг врага Хуссейна. А единственным вещественным доказательством вины Украины служили пленки Мельниченко. Украинские эксперты называли их фальшивыми. Специалисты настаивают, что в тексте беседы в президентском кабинете, который звучит так – «Есть вопрос для спецоперации. Обратились, вышли на нас ИРАК, через нашего посредника иорданского на закупку четырех «Кольчуг», и сразу предлагают за них сто миллионов долларов…», – слово ИРАК вставлено позднее, во время монтажа. Оно явно не «вяжется с падежами», отличается по оттенку звучания и по четкости произношения. Это слышно невооруженным ухом, если прокручивать очищенную запись по несколько раз.

Теперь ситуация изменилась. Украина хоть и не входит в антииракскую коалицию, но примыкает к команде «сочувствующих». Американцы, по меньшей мере, нам благодарны. И готовы замять «кольчужную тему», тем более что наших РЛС в Ираке действительно нет. Единственное препятствие на пути к признанию американцами своей неправоты – опрометчивые высказывания посла США в Украине Карлоса Паскуаля.

В прошлом году Карлос Паскуаль опубликовал открытое письмо, в котором дал ответ на вопрос редактора газеты “2000” Сергея Кичигина о некоторых моментах аудиозаписи разговора между президентом Украины Леонидом Кучмой и бывшим председателем “Укрспецэкспорта” Валерием Малевым от 10 июля 2000 года. Как сказано в письме, копию которого рассылало по информагентствам посольство США, «Федеральное Бюро Расследований США провело полный и всесторонний анализ записи с тем, чтобы правительство Соединенных Штатов смогло сделать сознательный выбор в своей политике, а не для судопроизводства. Подтверждение подлинности записи неминуемо разрушило доверие в американо-украинских отношениях на самых высоких уровнях. И сказав это, мы не нуждаемся и не заинтересованы в дуэли между экспертами».

Сейчас уже точно ясно, что господин посол заблуждался: официальной экспертизы либо не было вообще, либо ее результаты не столь категоричны. Дело в том, что исследовать цифровую запись без записывающего устройства невозможно. А оригинальный записывающий прибор «Тошиба» находится в руках Юрия Швеца (он же Петр Лютый – бывший КГБист, проживающий в США и работающий в «паре» с Александром Жиром). А Швец «удавится», но не отдаст «Тошибу» никому, даже американскому минюсту. Поэтому экспертиза проводилась без диктофона. А значит ее результаты, грубо говоря, недействительны.

По сути, именно позиция посла, что с технической точки зрения нет потребности в дальнейшем анализе, закрывала пути для любых совместных исследований. Вместе с тем, дабы не попасть впросак, американцам нельзя признавать, что упомянутых господином Паскуалем «трех дополнительных экспертиз в правительственных агентствах» не было. По этой причине на убедительную просьбу генпрокурора Украины предоставить выводы хотя бы одного из агентств, чтобы с ними могли ознакомиться наши эксперты, американцы не отреагировали. А позиция по «Кольчуге» базировалась на выводах частной фирмы Брюса Кенига «Бек Тек». То есть тех самых выводах, которые фактически опровергает также и глава Международной ассоциации судебной фонетики, британский эксперт Питер Френч. Френч утверждает: правдивость записей Мельниченко не может быть доказана в той форме, в которой было обнародовано в т.н. резюме Кенига.

Возможно, после плановой смены Карлоса Паскуаля на Боба Шэффера американская администрация осторожно намекнет, что высказывания предыдущего посла в некоторых моментах были его личной позицией. А не позицией правительства. Тогда будет открыт путь к сотрудничеству в вопросе украинско-американской экспертизы записей. И наши эксперты отправятся в запоздалую командировку в Штаты. Вопросы только в том, что они будут анализировать и не потребуется ли для «чистоты эксперимента» изъять у господина Швеца «прикарманенную» им «Тошибу».

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам