Их было 50

Банда "двойных грабителей", обустроивших свою "малину" в маленьком вестфальском городке, орудовала и с размахом, и со своеобразным криминальным шиком. Для начала похитив машины, братки затем врезались на них в витрины престижных магазинов, торгующих ювелирными изделиями и мобильными средствами связи, гурьбой вламывались в салоны и обчищали до нитки. В течение долгого времени "гоп-стоповцы", наводившие ужас на хозяев магазинов и лавок, пишет Юлия Андреева из газеты "Русская Германия" , оставались неуловимыми для полиции…

И лишь в прошлом году, когда сыщики накрыли "штаб-квартиру" этих грабителей в Гютерсло, кое-кто вздохнул с облегчением. Простой же обыватель и вовсе приоткрыл рот от удивления: выяснилось, что чрезвычайно мобильная банда (представитель полиции: "Это были молниеносные налеты!") состояла из пятидесяти (!) не просто земляков, а уроженцев одной польской деревни!

Впрочем, для того, чтобы довести до схваченных преступников их права, немецкой полиции уже мало знания родного языка или, на крайний случай, того же польского. Ныне настало время сыщика-полиглота. Сыщика, который хотя бы фразу "Вы арестованы!" обязан освоить и на македонском, и на албанском, и на сербскохорватском, и на румынском, и на еще добром десятке языков разных народностей, населяющих Восточную Европу. И наступлению таких времен удивляться не приходится. Тенденция дня – постоянно возрастающая активность банд грабителей, угонщиков и контрабандистов, буквально оккупировавших Рейнвестфалию.

Полиция, конечно же, не дремлет. Так, недавно в Ахене централизованная следственная бригада накрыла шайку косоваров, специализировавшуюся на изготовлении дубликатов похищенных ключей от престижных авто. В Эссене местные оперативники арестовали интернациональную "бригаду", на счету которой было свыше 100 грабежей – в том числе 20 вооруженных ограблений ювелирных лавок. Эти парни, руководили которыми выходцы из Югославии и румыны, прославились тем, что, не боясь, нападали на жертв по второму-третьему кругу!

В Дюссельдорфе, который, к сожалению, является в СРВ общепризнанным центром по продаже контрабандных сигарет, сыщики изрядно потрепали украинско-казахско-российский "интернационал" дельцов, изъяв 200 миллионов сигарет (!) и усадив на скамью подсудимых 70 братков, торговавших "никотином". Здесь же на днях было арестовано и рецидивистское трио из Югославии, промышлявшее кражами в жилых кварталах.

Но довольно перечислять успехи полиции, пусть и успехи, тем более ценные, что служителям порядка, по словам комиссара уголовной полиции Юргена Ахтерфельда, "приходится иметь дело с настоящими профессионалами из преступного мира" (действительно, не назовешь любителями тех же югославских "дюссельдорфцев", цинично обносивших квартиры даже тогда, когда в них находились хозяева!).

Раскрываемость преступлений, совершаемых экс-братьями по экс-соцлагерю, по-прежнему колеблется в СРВ на уровне жалких 12-13%, и это, разумеется, не может радовать законопослушных граждан. Если же учесть, что число гастролеров, "отличающихся молниеносностью и мобильностью" (комиссар Ульрих Вернер), варьируется в пределах 2-3 тысяч, становится ясным, почему проблеме борьбы с "восточными гангстерскими бандами" посвящаются специальные конференции, а полиция впервые приступает к созданию межрегиональных следственных групп, координируемых из единого центра.

Последнее обстоятельство особенно примечательно. И вот по какой причине. В то время, как "банды с Востока" орудуют по всему Северному Рейну-Вестфалии, свободно перемещаясь из города в город, полиция еще с 1993 года децентрализована, а усилия ее сосредоточены в основном на решении локальных проблем (шеф окружной специальной конференции г-н Альбисхаусен: "Идея сводилась к тому, чтобы приблизить сыщиков к гражданам!"). В результате каждый сыщик в каждом отдельном местечке "копается в своем огороде", а обмен информацией между коллегами является исключением из правил. И, соответственно, нет полной картины преступлений, совершенных той или иной залетной бандой. Межрегиональные следственные группы как раз и призваны заполнить этот "информационный вакуум".

Есть у рейнвестфальских полицейских и еще одна проблема, известная их коллегам во всем мире, – пресловутая "битва за показатели". Каждый на своем месте пытается "повысить процент раскрытых преступлений", а потому ревниво следит за тем, чтобы лавры успеха не достались собрату из другого города, наведавшемуся в местный "криминальный огород". Ну а пока местечковые пинкертоны наблюдают друг за другом и дистанцируются от помощи коллег, интернациональные команды "окучивают" Рейнвестфалию в целом. "Окучивают", не слишком-то волнуясь, на чью территорию забрели.

К счастью, понимание того, что "изучить все языки в одиночку невозможно" (Гюнтер Шмидт, полицейский) и что справиться с "восточниками", до 80% которых наркозависимы, можно только всем миром – судя по всему, уже на подходе. Ну а сыщикам старой школы остается лишь вздыхать, вспоминая, как они десятилетиями воевали со среднестатистическим "грабителем Гансом", дальше собственного города носа не кажущим и придерживающимся "классических правил" совершения преступлений.