Операция "Ы"

В выходные оппозиционеры немного похулиганили. Нет, с администрацией президента и ее обитателями ничего страшного не произошло. Зато слегка пострадали стены Лукьяновского следственного изолятора: "хулиганы" Анатолий Матвиенко, Владимир Филенко и Андрей Шкиль (все – народные депутаты) расписали их протестными граффити.

Несколько аэрозольных баллончиков с красной краской – и стены украинской Бастилии просто не узнать. Таким оригинальным (на их взгляд) способом оппозиционеры протестовали против содержания под стражей политзаключенных из УНА-УНСО. В 2001 году именно эти ребята оказались в гуще событий возле памятника Тарасу Шевченко и здания АП. Можно сказать, жертвы революции, которая спустя некоторое время превратилась из трагедии в трагикомедию. Кроме того, в Лукьяновке "мотала срок" и экс-вице-премьер Юлия Тимошенко. Два года назад именно лидер БЮТи была символом мощных акций протеста, которые должны были смести все на своем пути, включая президента Украины. Тогда тысячи людей принесли к стенам тюрьмы цветы для Юли, поскольку дело тоже было 8-го марта. Виктора Ющенко, кстати, среди них не было: он в это время подписывал письмо трех, в котором обозвал митингующих фашистами.

Кстати, два года спустя Виктор Андреевич тоже поставил свой автограф. На этот раз под очередным воззванием с требованием досрочного прекращения полномочий действующего президента. Еще один ритуальный жест, как, впрочем, и присутствие в колоннах штатного революционера "Нашей Украины" Романа Бессмертного. Помнится, Роман Петрович был активным участником акций протеста первой волны и даже умудрился вовлечь в процесс сдержанного и склонного к полному консенсусу шефа – Виктора Ющенко. Со временем пыл Романа Бессмертного поугас: наверное, это как-то связано с ротациями в штабе Виктора Ющенко, но мы сейчас не будем в это вникать. Просто сделаем некоторые предварительные выводы:

Во-первых, изменился формат представительства оппозиционеров. Например, во время прошлых акций протеста оппозицию репрезентировали лидеры четырех политических партий. На третий раз все было скромней: 12 тысяч человек вместо заявленных 150-ти тысяч, штурм лукьяновского СИЗО вместо оккупации президентской администрации и Анатолий Матвиенко в роли Виктора Ющенко. Просто как в анекдоте о поручике Ржевском: "Господа, а давайте искупаем мою лошадь в шампанском! – Фи, поручик… – Ну тогда хоть кота пивом обольем…". Кроме того, стало очевидным, что оппозиция практически не в силах мобилизовать широкие слои населения. От акции к акции количество митингующих снижается. Настолько, что народным депутатам самим приходится брать в руки баллончики с аэрозолем.

Во-вторых, налицо явное снижение протестного накала. Энтузиазм политических менеджеров акции фактически на исходе. Это чувствуется по масштабности операций, проведенных 9 марта 2003 года. Достаточно просто посмотреть хронику выступлений оппозиции за прошедшие три года, чтобы убедиться: силы на исходе. Впрочем, судите сами. 9 марта 2001 года стал "пиком" противостояния оппозиции и власти. Возле администрации президента столкнулись милиционеры и вооруженные орудиями пролетариата (булыжники) сторонники смены власти. Однако штурм народных масс захлебнулся: Юлия Тимошенко в это время находилась в СИЗО, а Виктор Ющенко (считавшийся преемником президента и человеком, ради которого все и затевалось) – в Кабмине. Через год оппозиционеры попытались воспроизвести революционные события, однако римейк, как всегда, получился бледней "оригинала". Подделать чувства просто невозможно. Кроме того, идеологическая составляющая акций ("кассетный скандал") истощилась. Что же касается выступлений оппозиции два года спустя после событий, которые должны были потрясти мир, то это, скорей, напоминало ритуальное действие. Так сказать, дань революционным традициям. Которую отдали Юлия Тимошенко (лидер БЮТи), Петр Симоненко (КПУ), Александр Мороз (Соцпартия) и Виктор Ющенко ("Наша Украина"). Оппозиционеры просто возложили цветы к памятнику поэту и развернули сине-желтый транспарант с надписью "Кучму – геть". Правда, Леонид Данилович этого не видел. Его не было в Киеве. Поэтому все прошло тихо, можно сказать, по-семейному.

Если, конечно, не считать разборок между коммунистами и унсовцами: вопреки договоренностям о мирном шествии, произошел локальный внутренний конфликт, во время которого пострадали представители КПУ, пытавшиеся пробраться с красными флагами поближе к президиуму митинга. После короткого, но содержательного диалога с унсовцами пара коммунистов получила по физиономии. Ребята Андрея Шкиля не пострадали. Это небольшой эпизод, который наглядно подтверждает: оппозиционеры работают в разных политических стилях. Есть радикальная Юлия Тимошенко и ее бойцы, а есть осторожный Ющенко, который смывается сразу после "цветочного периода" акций протеста. Одни красят стены СИЗО, другие рассуждают об особенностях политической ситуации. Коммунистам вообще все по барабану, кроме интересов трудового народа. А Александр Мороз… Его почти не видно. Как и Николая Мельниченко, чьи записи являются звуковым сопровождением акций протеста. Но не сейчас. У Николая – сложный период, его перебросили в Лондон. И его украинский "гуру" – лидер социалистов, – чувствует себя тоже неуютно. Он сегодня играет роль второго плана. Максимум на что может рассчитывать Сан Саныч, так это на должность министра в правительстве Тимошенко. Юлия Владимировна пообещала, что портфелей должно хватить всем. Хотя как знать, может, Юлия Владимировна имела в виду теневое правительство…

В-третьих, спонтанно возникла тема единого кандидата. Ее инициировал сам Виктор Андреевич, задумавшийся в очередной раз над своим политическим будущим. Скромное желание, однако странно, почему оно не овладело Ющенко немного раньше? Например, на чрезвычайном съезде оппозиции, где лидеру "Нашей Украины" предлагали засветиться в качестве вождя… Правда, некоторые отцы-основатели блока сильно не советуют Виктору Андреевичу углубляться в эту тему. Тот же Геннадий Удовенко (НРУ) считает, что любые разговоры о едином кандидате – это провокация против объединения оппозиционных сил. И кто же, спрашивается, провокатор? А сам вождь блока "Наша Украина", предложивший подумать о консолидации усилий антипрезидентских сил ради большой и светлой цели – выдвижения Ющенко от "четверки" против кандидата от власти. Фактически Виктор Андреевич самолично инициирует распад оппозиционной коалиции, ведь, если верить тому же Удовенко, выдвигать в нынешних политических условиях единого кандидата означает дестабилизировать ситуацию в протестной среде. Похоже, Виктор Андреевич этого и добивается: 2 марта Ющенко вел себя индифферентно, а спустя неделю "проснулся" и заявил о своей готовности представлять весь спектр антипрезидентских сил на выборах 2004. Или – 2006? Тут есть вопросы.

Как известно, накануне выступлений оппозиционных сил глава государства выступил с идеей конституционной модернизации. Дескать, пора ограничить полномочия президента. Переходить к европейским стандартам, одним из которых является расширение парламентаризма. В результате борьба за главный приз – президентское кресло – стала просто бессмысленной, поскольку через год Украина должна стать парламентской республикой. Соответственно, все действия оппозиционеров, связанные с требованием перераспределения властных полномочий, выглядят как отчаянная попытка сохранить для себя эксклюзивные условия правления. И это в то время, когда народ требует "больше демократии". Политически сознательные украинские граждане буквально с первых дней обращения президента забрасывают его администрацию телеграммами в поддержку политической реформы. В общем, на стороне АП серьезный перевес: пока оппозиция выводит под стены СИЗО несколько сотен митингующих, большинство "маленьких украинцев" проникается идеей бикамерализма.