Закономерный уход-2

Как и прогнозировали "Версии", Алексей Бережной был освобожден от должности госсекретаря минфина, главы Государственного департамента финансового мониторинга. Его судьба – это яркий показатель того, что случается, если на серьезную должность в силу политической игры попадает человек, весьма далекий от понимания сути вопроса. Когда Алексей Николаевич пришел в минфин, FAFT горел желанием сотрудничать с Украиной в борьбе с отмыванием денег. Уходя, он оставил после себя санкции этой организации, пытаясь выпутаться из которых парламент принял сегодня изменения к антиотмывочному закону…

<Причины и последствия

Вкратце напомним историю прихода в финмониторинг и ухода оттуда Алексея Бережного (1959 года рождения, кибернетика по образованию, сотрудника управления обслуживания внешнего долга минфина, а затем экономического советника посольства Украины в США). Итак, с момента создания финансовой разведки существовало несколько подходов к назначению "отмывальщика №1". ГНАУ, в составе которой еще раньше было создано аналогичное подразделение под руководством Григория Бондаренко (ныне народного депутата Украины), продвигала своих людей. Назывались фамилии Вадима Копылова и Виктора Жвалюка, особенно после того, как первый ушел из "Нефтегаза", а второй научился отличать умышленную неуплату налогов от отмывания денег. Но Николай Янович несколько раз во всеуслышание поругал FATF за то, что они слишком долго отвечают на его запросы, и в FATF дипломатично заметили, что финансовая разведка и контроль за налогами, это разные вещи. И заниматься ими должны разные люди.

Затем своих людей стали пропихивать МВД и СБУ. Но эти кандидатуры отметались, поскольку люди, честно говоря, были далеки от законодательной работы. А борьба с отмыванием денег, как показывает российский опыт, прежде всего требует пробивания через парламент непопулярных законов. Например, о запрещении расчета наличными за автомобили, квартиры и прочее имущество, которое стоит, условно говоря, свыше N-ной суммы. Или о том, что взять с банковского счета свыше $10 тыс. (или положить их на счет) можно только по предъявлению паспорта (это положение внедрил Нацбанк). Кстати, именно Нацбанк проявлял самую высокую активность в нормотворчестве и заполнял своими телеграммами и постановлениями все законодательные дыры. Почти еженедельно банки получали депеши с предупреждениями типа "опасайтесь работать с коррумпированными политиками", а 30 апреля 2002 года была разработана гениальная методичка – самоучитель "Как отличить 15 наиболее распространенных способов отмывания денег". Все это я рассказываю к тому, что в Нацбанке тоже имели виды на должность второго госсекретаря минфина и тоже пробивали свою кандидатуру.

Но все упомянутые предложения блекли перед настоятельным желанием тогдашнего министра финансов Украины Игоря Юшко видеть главным финансовым разведчиком, точнее разведчицей, начальницу какого-то департамента ПУМБа: несколько раз, несмотря на скептицизм Леонида Даниловича, Юшко предлагал ее кандидатуру, поясняя это тем, что в отмывании она просто ас.

На кандидатуре дипломата Бережного сошлись по одной причине – из-за денег, которые международное сообщество собиралось выделить на борьбу украинцев с грязными капиталами и которые очень многие люди хотели поделить по-братски. И правда: миллионы долларов, предоставленные Комитету по финансовому мониторингу России (КМФ) как минфином США, так и структурами "финансового Интерпола", похоже, заставили украинских чиновников взглянуть на борьбу с отмыванием денег как на очередной PR-проект, под который можно выдурить помощь у Запада.

Поэтому достоверно выглядит информация, что главный аргумент, который использовали, чтобы уговорить первое лицо государства подписать указ о назначении госсекретаря МЗС на должность второго госсекретаря минфина, звучал так: “он владеет английским языком и умеет вести переговоры с международными организациями о предоставлении финансовой помощи". С той лишь разницей, что россияне действительно борются, а нам эти проблемы снились в белых, знаете ли, тапочках…

Люди, которые лично знакомы с Анатолием Николаевичем, говорят, что он нормальный мужик, хороший переговорщик с МВФ и неплохо разбирается в вопросах получения кредитов. Также говорят, что у него сохранились связи в Госдепе, однако, с учетом двусторонних украинско-американских отношений, это не могло облегчить получение первой порции технической помощи от американского минфина.

Вместе с тем Бережной в силу многих причин оказался неспособен создать мощную структуру, подобную российскому КМФ, которая реально контролировала бы перемещение грязных капиталов внутри страны и за рубежом. Был упущен шанс воспользоваться чудным механизмом давления на определенных олигархов: ведь при желании через "финансовый Интерпол" "Egmont Group" можно отследить и даже заблокировать деньги любого человека. Даже сильного мира сего масштаба Березовского с Гусинским. Именно потому Владимир Путин дал указание своим "отмывальщикам" дружить с FATF по полной программе, в результате чего россияне не только получили много денег от Запада, но и приструнили своих "бизнесюков". Сейчас в банке данных Комитета финансового мониторинга находится 300 тыс. описаний подозрительных сделок. И фигурируют в них "знакомые все лица".

Бережной ничего подобного не сделал, вследствие чего им были недовольны все, кроме оппозиции. Скажу больше: он не сделал вообще ничего. Проверка деятельности его структуры Генпрокуратурой показала, что за 10 месяцев госдепартамент не наладил сбор, обработку и анализ информации о финансовых операциях, подлежащих обязательному финансовому контролю. Не создал единую информационную систему и не обеспечил ведения банка данных по легализации доходов, полученных преступным путем. Он также халатно относился к своей основной функции – дружбе с FATF – и проигнорировал, например, визит своих представителей в Швейцарию. Не удивительно, что Украина стала второй страной мира после Науру, которую FATF невзлюбил так, что ввел санкции.

Тот, кто придет после

На момент подготовки материала к печати в недрах Кабмина называли несколько имен возможного преемника Бережного. С большой долей вероятности говорили о том, что департамент возглавит заместитель руководителя ГНАУ Федор Ярошенко. Это можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, министр финансов хотел бы иметь в качестве второго госсекретаря человека, которого он знает и поддерживает. А Федор Ярошенко полностью соответствует данным требованиям. Во-вторых, опыт россиян показывает, что отмывание денег очень хорошо сочетается с борьбой за наполнение бюджета налогами (если к этому подходить грамотно). Скажем, с 3 января 2003 года все операции, связанные, например, с покупкой квартиры или дорогой машины в РФ будет отслеживать финансовая разведка и требовать отчета о том, откуда у человека или организации взялись деньги. Интерес вызовут суммы, превышающие 600 тысяч рублей, т.е. значительные операции. Надо заметить, что Николай Янович, еще возглавляя налоговую, старался прибрать к рукам своего ведомства (в хорошем смысле слова) все, что касается отмывания денег. Наконец, есть сугубо личный момент: Федор Ярошенко ушел из налоговой администрации после смены руководства, а Николай Азаров своих в подобной ситуации не бросает. Согласитесь – такой грамотный мужик и без работы…

Впрочем, мы, возможно, забегаем вперед. В настоящее время рассматриваются несколько кандидатур на должность главы департамента. В том числе две – силовиков, одна – политическая и еще одна – из финансового ведомства. Кому-то из них придется представлять Украину на сессии FATF 12 февраля в Париже, где будет определено, исправила ли наша страна недостатки в своем законодательстве по борьбе с отмыванием грязных денег для отмены рекомендованных в конце прошлого года санкций. Или не исправила. Сделала ли она хоть что-то для мониторинга операций (а не разговоров об этом) или не сделала.

"Зашевелившийся" перед отставкой Алексей Бережной в интервью еженедельнику "Бизнес" сказал, что для положительного решения FATF необходимо до его заседания в феврале внести изменения в Уголовной кодекс, принятые пока в первом чтении, закон "О банках и банковской деятельности" в части детализации обязанностей банков в отношении идентификации клиентов, а также сделать еще кое-что. Обращу внимание читателей, что это именно те требования, которые называли "Версии" со ссылкой на источники в Париже, и совершенно отличные от "фуфловых" корректив, которые департамент пытался всучить в пожарном порядке депутатам накануне Нового года.

Кстати, изменения в УК, УПК и к закону "О банках и банковской деятельности", внесенные депутатами 16 января, соответствуют требованиям FATF полностью, поскольку устанавливают ответственность за отмывание полученных преступным путем средств и детализируют обязанности банков в части идентификации клиентов.