ЕС или ЕврАзЭС? Вот в чем вопрос

Президент Леонид Кучма заявил, что Украина не станет полноправным членом Евразийского экономического сообщества, прежде всего, по экономическим причинам. «Мы не являемся и не будем членами ЕврАзЭС. Это мое убеждение», – подчеркнул Кучма. По его мнению, участие Украины в ЕврАзЭС было бы выгодным только в одном случае: если бы Россия распространила свои внутренние цены, прежде всего, на энергоносители, на все сообщество.

В противном случае «мы не будем конкурентоспособными», отметил Л. Кучма. Вместе с тем он считает, что в случае реализации в рамках СНГ экономических интересов стран-членов содружества отпадет необходимость во многих региональных организациях на его территории, в частности, ЕврАзЭС и ГУУАМ.

При этом президент пессимистически высказался о перспективах ГУУАМ в случае, если не удастся реализовать соглашение о зоне свободной торговли в рамках этой организации. Но с другой стороны, не за горами то время, когда Украина может стать «буферной» зоной между двумя экономическими Союзами – Европейским с Запада и Евразийским с Востока. И потому, по мнению многих аналитиков, промедление Украины c реальным, а не словесным определением может губительно отразиться, прежде всего, на экономике самой страны. Нельзя сказать, что в официальном Киеве не понимают деликатность сложившейся ситуации – ведутся активные переговорные процессы и с Западом, и Востоком. Однако решения до сих пор нет. При этом стремлению Украины интегрироваться в ЕС мешает нежелание самого Евросоюза видеть в своих рядах одно из беднейших государств европейского континента. Абсолютно противоположно обстоит ситуация с ЕврАзЭС. В 2002 году Россия всё активнее приглашает «незалежну» в восточное сообщество. Речь идёт о создании единого экономико-правового пространства между Украиной и странами – членами ЕврАзЭС. Но, похоже, Киев всё же надеется «додавить» Евросоюз. Эксперты предполагают, что качественный европейский «крепкий орешек» может расколоться лет через двадцать.

На фоне бесконечного множества сомнений и смятения, рвений и уловок украинских властей, внутри самой «матинки» появились прагматичные политики, эксперты и экономисты. Видимо, не случайно 19 декабря бывший спикер крымского парламента, а ныне народный депутат Украины Леонид Грач объявил о создании Всеукраинского патриотического общественного движения «Наследники Богдана Хмельницкого», цель которого – сближение с Россией. Закономерность просматривается и в том, что эта презентация «наследников» состоялась в один день с заседанием круглого стола в украинском МИДе, где обсуждался вопрос интеграции Украины в ЕврАзЭС. И уж тем более не случайно, что из 21 участника заседания за сближение с Россией высказались 13 экспертов.

Однако, к сожалению, не все журналисты, присутствовавшие на заседании круглого стола, услышали главное и, кроме дипломатической дуэли двух «Ч» («тяжеловесов» мероприятия – посла РФ в Украине Виктора Черномырдина и госсекретаря МИДа Украины Александра Чалого), ничего нового не услышали. Ни аргументов, ни доводов большинства экспертов (13 из 21!), в которых выражен весь смысл вступления Украины в ЕврАзЭС.

Уже на следующий день FATF объявила о применении санкций к Украине, а 21 декабря министр по вопросам экономики и европейской интеграции Украины Валерий Хорошковский заявил о провале переговоров по вступлению Украины в ВТО.

По мнению многих украинских аналитиков, именно в 2003 году (Год России в Украине и год до президентских выборов), Украине придётся окончательно определиться, куда идти: в сторону Запада или Востока? Сохранять иллюзии вступления в ЕС или стать реальным членом ЕврАзЕС?
А вот что думают по данному вопросу некоторые украинские эксперты и аналитики.

Юрий Василенко, главный научный сотрудник Института экономического прогнозирования НАН Украины:

– Вступление в ЕврАзЭС экономически выгодно Украине. Чрезвычайный и полномочный посол России в Украине Виктор Черномырдин совершенно правильно выдвинул ключевую проблему этого процесса – цены на энергоносители. Эта проблема может быть решена двумя способами. Путём продажи энергоносителей Украине по внутренним ценам России и путём повышения внутренних цен до мирового уровня. Для России оба пути связаны с потерями. В первом варианте, Россия теряет порядка 700-800 долларов на разнице в ценах, во втором случае возникает серьёзная проблема российской промышленности. Но одновременно для России оба варианта и выгодны. В обоих вариантах выравниваются цены на сырьё – для украинских производителей до уровня российских. Тем самым повышается конкурентоспособность украинских товаров, как на российском, так и на внутреннем рынках. Таким образом, для Украины также выгодны оба варианта. При этом необходимо отметить: первый вариант более выгоден в тактическом плане, а второй – в стратегическом. Дело в том, что низкие цены на энергоносители консервируют отсталое энергоёмкое производство, которое есть на Украине, в то время как высокие цены стимулируют развитие передовых энергосберегающих технологий. Как известно, между Россией и Украиной в 1998 году подписан договор о научно-техническом сотрудничестве и соответствующая программа разработана, но нельзя сказать, что она действует, сотрудничество протекает очень вяло. Почему? Мы провели многофакторное моделирование торговли Украины с Россией, и выяснилось: потребность в импорте товаров промежуточного использования, т.е. товаров производственного назначения возрастает, если само производство растёт. Запланированное возрастание производства требует увеличивающегося импорта. Но то повышение производства, которое уже произошло, означает увеличение товаров на внутреннем рынке, в том числе, импорта замещающих товаров. Этот процесс снижает потребность в импортных товарах на будущее. То есть получается, что один и тот же фактор повышения уровня производства влияет положительно на возрастание импорта со знаком плюс. Если взять достаточно длинный период и посмотреть на суммарное влияние, то, оказывается, возрастание уровня производства в странах дальнего зарубежья суммарно положительно влияет на импорт из Украины. А из России, наоборот, отрицательно. И, соответственно, в Украине также повышение производства отрицательно влияет на импорт из России. Получается, что импортозамещающая составляющая в наших странах действует сильнее. Это значит, что сотрудничество между странами значительно меньше, чем необходимо. Именно в этом направлении следует повышать кооперацию наших производств с тем, чтобы мы выходили на третьи рынки с конкурентоспособным товаром».

Леонид Грач, народный депутат Украины.

– Я думаю, что в официозе никто не считал, что даст Украине вступление в ЕврАзЭС. Считать могут тогда, когда возникает совершенно стройная система желания реализовать интерес. Как мы видим, пока Украина думает – идти ей по пути Евроазиатского Союза или нет. А, вообще, мы народ странный. Мы хотим в НАТО, ВТО, но нас туда не зовут. Нас зовут в Евроазиатский Союз, а мы не знаем, куда, в конце концов, прибиться. Так вот определитесь! Определитесь в Евроазиатский Союз, а потом смотрите, насколько ВТО нам по зубам. Думаю, что всё зависит от стабильности или, наоборот, от нестабильности политической ситуации в Украине. Чем она будет нестабильней, тем больше шансов Украине быть в Евроазиатском Союзе. Эта нестабильность будет влиять на решения руководства государства поступать именно таким образом.

Андрей Ермолаев, координатор Центра аналитических исследований «София».

– Метания Украины последние два года от западного направления к России связаны не столько с рациональным выбором, сколько в поисках дополнительной политической поддержки. Киев до последнего рассчитывал на то, что такая политическая поддержка будет оказана в обмен на сугубо экономические дивиденды. Но в последний момент Москва эту планку резко повысила, подняв её до уровня вступления Украины в ЕврАзЭС. Киев оказался на данный момент не готов к этому разговору. Выход для Украины я вижу один. Она должна сама сформулировать ту модель геополитики в Евроазиатском пространстве, которая ей выгодна. Это модель может быть не обязательно односоюзной. Она может быть сетевой. Но я смотрю за поведением нашего МИДа и власти в целом, они готовности работать в сетевом режиме не имеют.

Валерий Литвицкий, руководитель группы советников Национального банка Украины.

– Украина в этом году обеспечила экономический рост в значительной мере за счёт активизации внешнего спроса. Мы заинтересованы в том, чтобы поддерживать этот рост. Для нас экспансия экспортно-импортных операций крайне необходима. То замедление экономического роста, которое в этом году имело место в определённой степени, связано в динамике сокращения экспорта, по сравнению с прошедшими годами. Мы обнаружили, что основные минусы в динамике экспорта получились из-за прострации экспортно-импортных операций России и других стран постсоветского пространства. Поэтому мы должны использовать любые возможности, которые синхронизированы с нашими национальными интересами, и с учётом широкого контекста, в том числе и политэкономического. Что касается валютно-курсовых позиций Центрального банка, поскольку я его представляю, мы ориентируемся на то, чтобы иметь в следующем году платёжный баланс с большим позитивным сальдо. Для того, чтобы иметь бездефицитный бюджет и сохранить курсовую стабильность, нам важно использовать возможность усиления экспорта. В контексте сказанного, мы хотим найти такие формы сотрудничества с Евроазиатской структурой, которые дадут нам прирост экспорта. Конечно, для того, чтобы такие формы сотрудничества были максимально близкими к интегративным, нужно учесть взаимные интересы всех участников. И поэтому поиски форм тесного сотрудничества не должны откладываться в долгий ящик. Мы не должны несколько лет присматриваться к тому, как можно сотрудничать с ЕвроАзЭС, сохранять платонические отношения. Нам нужно искать более плотных, если хотите, интимных отношений. Поэтому наши дипломаты, экономисты, юристы должны поработать над тем, как сделать более конкретным сотрудничество с ЕврАзЭС. Мне кажется, что успех во многом зависит от того, как нам удастся синхронизировать движение в сторону оптимизации энергетической политики России и тарифообразования, повышения конкурентоспособности наших товаров. Я верю, что это возможно. На нас производит впечатление, что правительство Касьянова тоже выступает за поэтапное облагораживание российской энергетической политики и сокращение роли субсидирования энергетики. Мне кажется, чем динамичнее будут развиваться эти процессы и чем конкурентоспособнее будет украинская продукция, тем масштабней могут быть формы интеграции и с большой перспективой – больше, чем сотрудничество. Я думаю, что это не препятствует вступлению Украины во Всемирную торговую организацию. Конечно, они могут влиять на логику движения к ВТО, и понадобится уточнение стратегии и тактики проведения этой работы, что и делает наше новое министерство экономики. Таким образом, считаю, что сейчас мы находимся в хорошей фазе, когда все понимают значение следующих шагов по активизации сотрудничества с ЕврАзЭС. В то же время все понимают, что необходимо защищать и национальные интересы. Важно сделать так, чтобы европейский интерес и интерес нашего сотрудничества с традиционными торговыми партнёрами не расходился. Это стоит усилий. Лейтмотив моего выступления заключается в том, что нам нужно перейти от деклараций к сотрудничеству с ЕврАзЭС – к поиску интегрированных форм сотрудничества.

Юрий Пахомов, директор Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины.

– Европейский выбор Украины и вступление Украины в ЕС? Проблема представляется лживой. Украина со своим стандартом убийственна для Европы. Единственный, кто искренне туда тяготеет и будет сопротивляться, это население западных областей Украины, чего нельзя сказать о востоке и юге страны. Но! В ЕС не берут: слишком Украина бедна! В ЕврАзЭС – не хотим. Казалось бы, нет проблемы. Тут надо думать – быть одинокой или быть в ЕврАзЭС? Для этого необходимо считать выгоды и потери, вести переговоры, вырабатывать правила и т.д. Но вести себя иррационально – туда хочу, но не пускают – это, вообще, удивительно для страны, население которой голодает. Национальная идея как-то не получилась у наших властей, и они решили заменить её идеей европейской. По сути, это спекулятивный вопрос. Если серьёзно говорить, то никто никаких исследований не проводил, ибо анализ для Украины будет убийственным. Никогда в ЕС мы не попадём.

Александр Ткаченко, руководитель депутатской группы Верховной Рады Украины по межпарламентским связям с РФ.

– Я думаю, что в пику России американцы и их европейские друзья примут Украину даже в НАТО, несмотря на её низкие экономические показатели. Они делают всё, чтобы дать Украине льготные условия, по сравнению с теми, которые предлагаются Российской Федерацией для вступления Украины в ЕврАзЭС. Вопросы НАТО, ВТО, ЕврАзЭС – основные вопросы, по которым Украина должна определиться в ближайшее время. А в ЕС в ближайшие 10-15 лет Украину не пригласят. Это, скорее всего, для хохмы ставится вопрос. И второе: со стороны американцев всё делается для того, чтобы Украину оторвать от России и положить под Польшу. Поэтому сегодня и российская сторона, и мы, украинцы, заинтересованы в том, чтобы не допустить этого. Мы с Россией едины и в экономическом, и политическом союзе.

Информационная справка.
Евроазиатский Союз (ЕврАзЭС) создан в 2001 году и является экономическим союзом 5 стран – России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана. В мае 2002 года Украина и Молдавия получили статус наблюдателя в ЕврАзЭС. Для Украины предложение России стать полноценным членом Союза остаётся в силе…

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам