Пражский саммит обновления

Генсек НАТО лорд Робертсон не зря пафосно анонсировал саммит альянса в Праге. По его словам, пражская встреча должна была стать "переломным моментом в плане обеспечения способности НАТО гарантировать безопасность, в которой мы нуждаемся". "Приняв в свои ряды новых членов, взяв на себя новые обязательства и усовершенствовав свой военный потенциал, НАТО достигнет существенного прогресса на пути своей трансформации", – пообещал Робертсон.

На саммите пока осуществилась половина из прогнозированного и задуманного. В НАТО официально пригласили семь новых членов: Словакию, Словению, Румынию, Болгарию и три бывшие республики СССР – Эстонию, Латвию и Литву. Это так называемая "пятая волна расширения" после присоединения в 1952 году Греции и Турции, в 1955 г. – Германии, в 1982 г. – Испании и в 1999 г. – Чехии, Венгрии и Польши. В НАТО будут входить 26 государств. Но случится это не раньше 2004 года. До этого времени все семь приглашенных должны подписать и ратифицировать базовый договор 1949 года об образовании НАТО, а 19 стран – членов альянса – утвердить протоколы о приеме новичков.

Украина может рассчитывать на свои дивиденды от такого решения уже сейчас: Румыния, если она хочет вступить в НАТО, вынуждена будет решить пограничный спор с Украиной относительно острова Змеиный.

Второй проблемой НАТО в Праге был поиск "врага", с которым нужно "активно бороться". Таковым был провозглашен, естественно, мировой, или, как его тут "обозвали", глобальный терроризм. Именно для противостояния этому злу и вырабатывались совместные стратегия и тактика НАТО. Новая доктрина альянса предусматривает расширение функций, прежде всего, по военной специализации стран – членов альянса, в том числе и создание специальных сил быстрого реагирования, и проведение мероприятий по реорганизации командной структуры и всей структуры военных сил блока. Другими словами, это означает, что альянс, по предложению США, задекларировал готовность быть не только оборонным, но и наступательным блоком, способным наносить упреждающие удары по мировому терроризму и террористам. В числе этих объектов натовских ударов при размытости критериев определения принадлежности к террористам, естественно, может оказаться любое государство, поддерживающее контакты с теми, кем недовольно НАТО и, в частности, США. Пример Украины – ярчайшее тому подтверждение.

Для других государств Европы, в том числе и Украины, НАТО предусмотрен план совместных действий по противостоянию все тому же терроризму. О том, когда может быть шестая волна расширения НАТО, на этом саммите серьезно не говорил никто, хотя кандидаты и желающие уже известны. Украина в их числе, что и подтвердили визит в Прагу президента Леонида Кучмы и заседание комиссии Украина–НАТО. Кстати, с откровенной и недоброжелательной предубежденностью об Украине на саммите говорили и писали только украинские же СМИ из разряда "грантоедов". Европейские СМИ и лидеры стран континента исходили из того, что никого нельзя выталкивать из перспективного прогресса интеграции из-за возникающих мелких сиюминутных споров и разногласий.

А вообще для Праги саммит НАТО оказался не менее накладным, чем августовское наводнение. Если с последствиями потопа в Праге боролись 1800 военных, то безопасность и порядок в городе во время саммита обеспечивали 4200 военных, не говоря уже о 12 тысячах полицейских и сотнях агентов спецслужб разных государств, заботящихся о безопасности своих лидеров. Все боялись выступлений антиглобалистов, пообещавших акции протеста и уличные беспорядки. Это и привело к тому, что 42% пражан выступили против проведения саммита НАТО в своем городе.