Немые свидетели

Следователи российской Генпрокуратуры нашли на борту "Курска" новые документы – бортовые журналы подлодки. Сейчас бумаги, пролежавшие в морской воде больше года, пытаются высушить. Но пока никто из группы расследования причин гибели "Курска" не может сказать, имеют ли эти документы информативную ценность для установления причины или развития катастрофы на подводной лодке…

Бортовые журналы находились там, где они и должны были быть: в пятом отсеке располагался пульт управления атомными реакторами, и все происходящее записывали именно в них. Следователи надеются, что это не последние документы, найденные на борту субмарины. После того как специалисты решили не доставать из корпуса "Курска" оставшиеся в ракетных шахтах шесть ракет "Гранит", внутри атомохода работают только следователи Генпрокуратуры. Они пытаются достать из корпуса подлодки все возможные бумаги. Особенно важные документы должны находиться во втором отсеке подводной лодки: там находился командный пункт. Правда, скорее всего, во втором отсеке ничего обнаружено не будет. От двух взрывов (они прозвучали в непосредственной близости от этого отсека, в носовой части подлодки) все находившееся внутри второго отсека превратилось, по описаниям следователей, "в сплошной спрессованный металл". Завалы во втором и третьем отсеке пытаются разобрать (этим следователи занимались в четверг). Причем в целях безопасности следственная группа работает уже не круглосуточно, а только днем, с восьми утра до шести вечера. Но пока безрезультатно.

Может быть, членам следственной группы удастся обнаружить на палубах отсеков тела погибших моряков – фрагменты тел были найдены в этих отсеках на прошлой неделе. Но, как понимают сами следователи, шансов на это становится все меньше. Находить тела на "Курске" уже перестали. За последние несколько дней криминалисты не извлекли ни одного тела: общее количество найденных в Росляково тел до сих пор равно 56. Из них опознаны 53 человека. "Груз-200" отправлен в 52 семьи погибших подводников.

С доставкой одного из тел – старшего лейтенанта Дениса Кириченко – произошел неприятный казус. Сначала тело Кириченко планировали перевезти в Ульяновск на военном самолете. Однако командование Северного флота решило отправить тело старшего лейтенанта и ещё троих погибших членов экипажа "Курска" гражданским рейсом с пересадкой в Москве.

Когда моряки прилетели в столицу, оказалось, что об их приезде никого не предупредили. Тогда четверо сопровождающих сдали цинковый гроб в камеру хранения, а сами попытались связаться с командованием Северного флота. Оказалось, что ульяновские авиакомпании отказались брать на себя ответственность за перевозку гроба с телом подводника, поскольку у их самолетов отсутствуют специально оборудованные грузовые трюмы. Тогда моряки добыли в столичной комендатуре машину и перевезли гроб на Казанский вокзал. По словам моряков, приехав на вокзал, они увидели, что к отправке готовится фирменный ульяновский поезд. Тогда они пошли к коменданту за разрешением на отправку "груза 200". Однако чиновник отказался посадить их на поезд под тем предлогом, что в нем нет спецвагона для транспортировки гробов. Более того, он отказал им в праве провезти гроб в почтовом вагоне и проследил, чтобы они не договорились с начальником поезда. В результате моряки еще двое суток сидели в Москве, дожидаясь подходящего вагона, и похороны моряка задержались на трое суток.