Отечественные записки

Желание написать эти записки появилось под влиянием избранных мест из переписки журналистов, а также из собственного обмена мнениями с коллегами. Она (переписка) в очередной раз и с новой силой вскрыла одну, но немаловажную проблему отечественной журналистики – политику двойных стандартов. Не разделяю позиции уважаемого Владимира Скачко, который мало того что ввел в нашу журналистику понятие «грантоеды», но и на протяжении многих лет выступает последовательным критиком процесса отработки грантов и его участников. Я лично считаю, что любое явление, как и всякое существо Господне, имеет право на жизнь. (Хорошо помогает от нервов. Например, на охоте после досадного промаха).
Неприятие явления возникает, когда убеждаешься, что люди, которые, как и ты, имеют право на профессию, вместе с ним присвоили себе право: а) считать тебя неумным человеком, а себя – истиной в последней инстанции; б) учить тебя, как жить и работать; в) владеть эксклюзивным правом на ошибки, которые почему-то не прощают другим. Это чревато.

Приведу пример. Мне отлично запомнилась телепередача начала 90-х прошлого века, где в формате обсуждения отмены уголовного преследования за гомосексуализм поднималась проблема этого явления. Четко помню и вывод: гомосексуалисты – такие же люди, они не навязывают другим своего образа жизни, а посему общество должно научиться уважать их права. Прошло 20 лет. Кто считает, что эти, действительно имеющие право на СВОЮ жизнь люди, но теперь уже действующие как ЯВЛЕНИЕ, не навязывают остальным свою идеологию, – пусть первым бросит в меня камень.

Однако замечу. На днях президент Франции Николя Саркози вслед за британским премьером Дэвидом Кэмероном, канцлером Германии Ангелой Меркель и иными лидерами Европы, где, как известно, гомосексуализм стал нормальным явлением социальной, культурной и политической жизни, заявил о полном провале самой идеи мультикультурного общества в европейских странах. Европа признала, что эмигранты, в первую очередь из мусульманских стран, стали проблемой, и потребовала от них интеграции. Что ж, не вижу здесь угрозы для демократии.

Но попробуйте после недавней легализации нашим Минюстом гомосексуалистов сказать, что «становление политически и социально активного ЛГБТ-сообщества (лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендерных людей – В.С.); удовлетворение и защита общих интересов членов» (цели, задекларированные «Гей-альянсом Украина» – организации c только официально зарегистрированными 28-ю общественными и благотворительными (sic!) объединениями в 15 областях), – это все-таки перебор для мультикультурного украинского общества. Не хотите и пробовать? Отож…

А вот к медиа, сами себя назначившими профессиональными борцами за демократию и свободу слова, обращаться приходится. Чтобы сравнить результаты и сделать выводы, вернемся к эпистолярному жанру.

«Убить журналиста. Кто и как дестабилизирует президентство Виктора Януковича?» – так называлась статья Вячеслав Пиховшека в «Известиях в Украине» (26.01.2011). Где автор: а) выразил свое мнение, что поиск запрета на свободу слова в стране трансляции четырех прямоэфирных политических программ «логически структурирован и политически мотивирован: получателям иностранных грантов нужны деньги. Деньги дают под «угрозу демократии»; б) предположил, что плану дискредитации Виктора Януковича не хватает некоей кульминационной точки, каковой не исключил убийство журналиста («мне кажется, на роль жертвы могут нынче – разумеется, помимо его воли, выбрать Сергея Лещенко, журналиста «Украинской правды»).

Сергей Лещенко 09.02.2011 г. опубликовал открытое письмо главному редактору газеты «Известия в Украине» Янине Соколовской. В котором: а) сообщил, что написал реплику г-ну Пиховшеку, но оттуда «была полностью исключена критика власти»; б) обратился к редактору с напоминанием: «Общеизвестно, что европейский принцип демократии предполагает право на реплику, даже если вы не разделяете принципов, которые исповедует ваш оппонент».

В тот же день г-жа Соколовская ответила г-ну Лещенко: а) подтвердив намерение публиковать статью журналиста «УП»; б) объяснив вычеркнутые абзацы: «Аргумент Сергея Лещенко, что данная информация была в его статьях на «УП» и не вызвала судебных исков, неприемлем в силу разного юридического статуса газеты «Известия в Украине» и «УП», которая в отличие от нас не имеет статуса средства массовой информации».

В тот же день г-н Лещенко написал открытое письмо владельцу газеты «Известия в Украине» Игорю Коломойскому. Напомнив ему: «Общеизвестно, что европейский принцип демократии предполагает право на реплику, даже если Вы не разделяете принципов, которые исповедует Ваш оппонент». Уважив, как видим, Игоря Валерьевича (в отличие от главреда его газеты) обращением на «Вы» – с большой буквы.

А теперь давайте по гамбургскому счету.

«Експерти: українські ЗМІ замовчують важливі новини» – з таким заголовком вийшов матеріал на «Українській правді» з «переводом стрілок»: «Як повідомляє Німецька хвиля, такими є результати моніторингу великих телеканалів і газет України». Що ж, у нас завжди посилання на закордонний носій надає інформації солідності. Коли ж перейти за посиланням, то хочеться сміятись: «В українському інформаційному просторі спостерігається тенденція до стерилізації новин, сказала Deutsche Welle науковий директор Інституту масової інформації Вікторія Сюмар». На ній «експерти» й закінчуються. Але не припиняються питання до «Правд». Сюмар+Сюмар+Сюмар – це «експерти» чи один експерт? Публікація альтернативної точки зору – це, по-вашому, нищення єдиної а тому правильної «правди»? – реплику с таким текстом на информацию «УП» от 11.01.2011 г. я отправил главному редактору «Украинской правды» Алене Притуле.

«Предложи другой стиль, такой чтобы новость прочитали и при этом было коротко. Или тебе просто Сюмар не нравится?», – был ответ. Отвечаю: поскольку я не отношусь к ЛГБТ-сообществу, мне очень нравится Виктория Сюмар. Но в моей реплике речь идет вовсе не о ней, а о числительных. Один человек – это «эксперт» или «эксперты»? А использование ОДНОЙ точки зрения – это есть стандарт для журналистики вообще или только для избранных быть цепным псом демократии? Пусть бросит все еще уверенный, что это – не введение читателя в заблуждение, – в меня камень вторым.

Далее. «Азаров вірить у дешеві кредити» – под таким заголовком 10.01.2011 г. на «Украинской правде» размещена статья «Экономической правды». В ней было несколько заявлений («Держкомстат розраховує інфляцію за застарілими методиками», «Низькі процентні ставки разом з не до кінця відновленою довірою вкладників скоротять приплив депозитів» и проч.), которые мне лично показались спорными.

Не будучи экспертом в этой области, прокомментировать статью «Правд» попросил специалистов Нацбанка и Госкомстата. Использовав полученные данные и снабдив их собственными комментариями, написал ответный материал и отправил его в «УП».

«Просила бы все же указать твое место работы», – отреагировала г-жа Притула. На что я ответил: тружусь «чукчей-писателем» в Кабмине. Эдакую фривольность позволило мне допустить предположение, что спрашивающий спрашивает о знаемом. Ибо еще летом на лестнице здания на Грушевского создатель Бюро журналистских расследований «Свідомо» Егор Соболев представил меня Сергею Лещенко. И я был искренне рад знакомству с коллегой, обращение к которому «журналистская морда» демократом всех времен и народов Виктором Ющенко искренне расцениваю как орден за журналистские заслуги.

Хорошо, заместитель главного редактора «УП» г-н Лещенко мог и не донести до шефа знания о моем месте работы. Но я ведь не прятался. Что дало мне право на ответный вопрос. Уважаемый мною как человек и журналист Олег Медведев работал в качестве PR-технолога в команде Юлии Тимошенко в бытность ее премьер-министром и тоже не скрывал этого. Это, тем не менее, не мешало «Украинской правде» регулярно предоставлять ему трибуну, коей коллега пользовался в полном соответствии с нормами демократического общества и свободы слова. Почему подобного нельзя мне даже в единичном случае? – спросил я «УП». Уп-с, ответа не воспоследовало. Убежденный, что это – не самоприсвоенное право на дележ журналистов на «чистых» и «нечистых» – пусть третьим бросит в меня камень.

А ответ я получил, но не от главреда, а от руководителя проекта «Экономическая правда» Евгения Шпитко. С почти поабзацными комментариями.

Например. Моя реплика на обвинение Госкомстата в «устаревших методиках»: «Обстеження умов життя домогосподарств в Україні запроваджено з 1999 року – коли прем’єр-міністром був Віктор Ющенко, віце-прем’єром якого була тоді Юлія Тимошенко, рекламні банери від якої нині тижнями висять на головній сторінці «Української правди». Комментарий г-на Шпитько: «Вы явно обижены по политическим мотивам… Если так подходить, то как можно быть объективным?».

Позвольте, но когда ТАК подходят к ВАМ, вы же обижаетесь! «Из-за непредоставления документов мне неизвестно, насколько соответствует действительности утверждение, что «руководители УПЦ МП уже не скрывают своего лоббизма, посылая премьер-министру письма то с предложением дать должность в правительстве «водочной королеве», то выделить квоту на вывоз зерна российскому олигарху», – объясняла г-ну Лещенко нежелание публиковать такую «критику власти» г-жа Соколовская.

Причем заметьте, в моем случае нет никакого искажения фактов – методики действительно утверждались при Ющенко–Тимошенко. И баннеры последней во время цитируемой переписки действительно не слезали с «УП». В случае же с обвинениями коллеги Лещенко… Совершенно случайно я знаком с подоплекой первой их части. Да, было такое письмо с ходатайством насчет предпринимательницы имярек (кстати, почему именно «водочной»? Ведь она занимается и птицефабрикой, и кондитерской промышленностью, и косметикой, и многим иным прочим… А, водка – это ассоциативное зло, и сразу включается негативное подсознательное!).

Но о какой «должности в правительстве» уверяет автор? Речь велась о Совете предпринимателей при Кабмине. При чем тут «должность в правительстве»? Кто-нибудь из читателей хотя бы слышал об этом органе с консультативно-совещательными полномочиями, где более 70-и членов? Полагающий, что в случае «Украинской правды» автор ошибочного обвинения не обижен по политическим мотивам, – пусть четвертым бросит в меня камень.

Извольте далее. По поводу утверждаемого экспертами «ЭП» «сокращения прилива депозитов» я ответил: «В НБУ кажуть: у процесі стабілізації макроекономічної ситуації та тенденції до повернення вкладів в банківську систему (депозити громадян в національній валюті за 9 місяців 2010 року зросли на 53 мільярда гривень)…» – выделено мною, чтобы уже окончательно дошло – В.С. – и т.д. по тексту.

Знаете, что приписано ниже Евгением Шпитько? «Это вообще смешно…». Тем не менее, предлагаю поплакать.

Редакция, рядящаяся в тоги экономического издания, прогнозирует сокращение депозитов. Нормально? Нормально. Позже центробанк страны сообщает иные данные. Противоположные. Что делает нормальное СМИ, дорожащее мнением читателя, УВАЖАЮЩЕЕ его? Вносит коррективы. Нормально? А вот ненормально! Даже следующее сообщение НБУ, согласно которому «общий объем депозитов в украинских банках в январе текущего года увеличился на 2,3%, достигнув до 423 млрд. грн.», не возбудил «ЭП». Ибо наказано: надо писать «Все пропало!» – да? И пусть настаивающий, что и в этом случае журналисты «УП» не манипулируют общественным сознанием, – пятым бросит в меня камень.

«При всем уважении, вы работаете пиарщиком, и поэтому оперируете искаженными фактами», – в завершение своей редакторской правки моего текста присовокупил г-н Шпитько. Ах, оставьте. К черту уважение. Есть лишь правда, которая, как правило, одна. В данном конкретном случае она заключается в том, что оперирующий искаженными фактами пиарщик не только сознательно вводит в заблуждение объект приложения своих усилий – сознание общества. Он еще и тупо подставляет своего работодателя. Если, конечно, таковой не склонен убаюкивать всю страну кликами о, например, обходном маневре мирового экономического кризиса вокруг страны. И гнать надо такого пиарщика поганой метлой. Что в правительстве, что в средстве массовой информации.

А сейчас я хочу уйти от этих эпистолярных препираний. Уважаемый читатель, убедительно прошу считать, что мой ответ на статью в «Украинской правде» был еще хуже, чем его препарировала редакция «ЭП». То есть: а) бездарен; б) некомпетентен, в) просто говно.

Однако ж, досточтимая «Украинская правда», общеизвестно, что европейский принцип демократии предполагает право на реплику, даже если вы не разделяете принципов, которые исповедует ваш оппонент!

Непонятно? Еще раз: загальновідомо, що європейський принцип демократії передбачає право на репліку, навіть коли ви не поділяєте принципів, котрі сповідує ваш опонент.

А сейчас? Шо, опять не доступно пониманию? Ах ты ж Боже ж ты мой! А так? It is well known that the European principle of democracy means the right for reply even if you don’t share the opinion of your opponent. Извините за мой американский.

Так что коль есть еще выживший до конца этого текста (да, многа букаф, многа…), который все еще станет утверждать, будто нет в украинской журналистике, как в украинской политике же, политики (пардон за тавтологию) двойных стандартов, то пусть и он – шестым – бросит в меня камень.

…И вот сижу я на этом холмике камней, прекрасно понимая, что они (камни) – суть результат происходящего в отечественном информационном пространстве. Но во всем плохом есть положительное. Вертя в руках булыжник с надписью «Геть!..» – далее неразборчиво, я подумал вот над чем. Смотрите, есть антидемократическая газета «Известия в Украине», в которой ограничивает свободу слова главный редактор Янина Соколовская. Тем не менее, все журналисты знают, что владеет этим СМИ живущий в Швейцарии Игорь Коломойский. И даже пишут ему письма.

Так вот. Своим письмом к олигарху г-н Лещенко косвенно признал, что владеющий СМИ и финансирующий его имеет право влиять на редакционную политику. Иначе зачем было писать? В таком случае не могу не обратиться. А не будет ли столь любезной редакция многоуважаемой «Украинской правды» сообщить страну пребывания, город и Ф.И.О. своего владельца? Я напишу ему письмо. Клянусь и обязуюсь обращаться на «Вы» – с очень большой буквы.

Естественно, для общества эта переписка субъекта со своим субъективным мнением (меня) с лицом, финансирующим «УП» и имеющим, – логично было бы предположить, – определенное влияние на редакционную политику, ровным счетом не будет ничего значить. Но, вне всякого сомнения, сам факт обнародования таких сведений сравнит «недемократичные» «Известия» и «самую демократичную» «Украинскую правду». Где слыхом не слыхивали о таком понятии, как политика двойных стандартов.

P.S. Убедительная просьба не сообщать, что «владельцем издания является трудовой коллектив редакции» или что-то в этом роде. В подобном случае вы лишь подтвердите, что считаете коллег, обладающих точно таким же правом на профессию, неумными людьми. Уверяю вас: таких все меньше и меньше. Остальные умеют читать, анализировать, сравнивать. Какая досада, Правда?..

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам