Жизнь после ГТС

"Газпром" согласовал доли пакетов зарубежных акционеров в проекте строительства газопровода "Южный поток". Окончательное соглашение акционеров планируется подписать 16 сентября. В результате доля итальянской Eni в проекте сократится до 20%, а французская EDF и германская Wintershall получат по 15%, остальные 50% остаются у «Газпрома». Для Украины это означает, что пошел отсчет времени до того момента, как транзит через нашу ГТС может упасть вдвое. И пора подумать над вопросом, как мы будем жить лет через семь-восемь.
Для начала немного статистики. Доказанные запасы газа в мире составляют около 173 трлн. кубометров. Ели к ним прибавить еще и не открытые запасы, которые по предварительным расчетам составляют около 120 трлн. кубометров, то в сумме получается около 300 трлн. кубометров. Такого количества газа хватит примерно на 65 лет.

Основные доказанные запасы природного газа Земли (101 трлн. кубометров) сосредоточены в трех странах: России – около 50 трлн. кубометров, Иране – 28 трлн. кубометров и… Катаре – 26 трлн. кубометров. Американцы, которые сейчас сравнялись с Россией по объемам добычи газа, а в 2009-2010 гг. даже перегоняли ее, не в счет. Штатам несказанно повезло – они единственные в мире, у кого сланцевый газ залегает относительно неглубоко, поэтому увеличение добычи связано с разработкой месторождений не природного газа, а сланцевого.

Для других государств и регионов сланцевая лихорадка – скорее, дань моде, чем реальная альтернатива природному газу. На самом деле, пока альтернативы нет. Хотя ученые прилагают максимум усилий, чтобы она появилась. Поэтому можно констатировать, что мировое потребление природного газа к 2035 году вырастет более чем на 50% по сравнению с показателями 2010 года. Об этом говорится в докладе Международного энергетического агентства (МЭА). Эксперты МЭА уже назвали 2035 год золотым веком для газовой индустрии.

Директор агентства Нобуо Танака подчеркивает, что природный газ привлекателен для быстро растущих стран и экономик, спрос на топливо в которых растет в течение последних десятилетий. К подобным странам относятся Индия, Китай и Ближний Восток.

К тому же перспективы газовой индустрии значительно укрепились после того, как страны Евросоюза объявили о планах отказаться от АЭС. В частности, немецкие власти приняли решение, согласно которому Германия должна закрыть все атомные электростанции к 2022 году.

Основным поставщиком газа в Европу пока является Россия. Среди основных европейских покупателей "голубого топлива" с месторождений Западной Сибири – Германия, Италия и Турция. Импортерами газа также являются Великобритания, Австрия, Бельгия, Нидерланды, Франция, Швейцария, Финляндия, Греция, Болгария, Босния и Герцеговина, Македония, Сербия, Словения, Хорватия, Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Чехия, а также Эстония, Латвия и Литва.

Основным поставщиком газа в Европу пока является Россия. Среди основных европейских покупателей "голубого топлива" с месторождений Западной Сибири – Германия, Италия и Турция

Для того, чтобы «накормить» газом такую большую компанию, Россия запустила, как известно, два проекта: «Северный поток» и «Южный поток». Первая очередь «Северного потока» уже построена, и газ «зашел» в трубу. «Южный поток» отстает от графика примерно на 1,5 года. И это наш шанс подготовиться к значительному уменьшению транзита по украинской трубе.

«Ввод в эксплуатацию новых трансконтинентальных мощностей по транспортировке природного газа несет определенные угрозы для загрузки ГТС Украины, – говорит директор Института энергетических исследований Дмитрий Марунич. – Запуск «Северного потока» уменьшит загрузку ГТС, по разным оценкам, на 5-10%. Об этом, в частности, заявлял министр энергетики и угольной промышленности Юрий Бойко. Он спрогнозировал уменьшение загрузки приблизительно на 6,5%, по причине того, что через «Северный поток» газ поступает в страны Северной Европы, а это – не традиционно украинский маршрут транспортировки. Через Украину Россия поставляет газ в страны Центральной и Южной Европы. Поэтому газопровод «Северный поток» незначительно скажется на уменьшении объемов загрузки украинской ГТС.

Однако ввод в эксплуатацию газопровода «Южный поток», о котором активно говорит Россия, и мы можем констатировать, что из статуса политического этот проект приобретает для «Газпрома» и России все увеличивающуюся коммерческую ценность, может уже серьезно повлиять на уменьшение загрузки украинской ГТС. Поскольку он будет прямым конкурентом маршруту транспортировки через Украину. Именно «Южный поток» предназначен для поставки газа в страны Центральной и Южной Европы. В таком случае, мы можем ожидать при полной загрузке «Южного потока» (а он запроектирован на мощность порядка 60 млрд. кубометров в год) падение транспортировки по украинской ГТС на 30-40% минимум. В совокупном объеме, если взять оба «потока», падение транзита составит около 50% от нынешних объемов: со 110 млрд. кубометров в год до 50-60 млрд. кубометров…», – резюмирует Дмитрий Марунич.

В этой ситуации единственное, что нас должно радовать: по состоянию на сентябрь 2011 года строительство «Южного потока» так и не начиналось. Хотя должно было вестись уже два года. С учетом этого обстоятельства дата ввода в эксплуатацию первой нитки газопровода, которая, как написано на сайте российского концерна, намечена на конец 2015 года, сдвигается еще на 12-16 месяцев.

С другой стороны, тот факт, что стороны достигли, как заявлено, окончательного соглашения, означает финиш «вялотекущего периода» в судьбе «Южного потока» и старт практической части. Главный исполнительный директор проекта Марсель Крамер заявил, что сразу после 16 сентября будет представлено сводное технико-экономическое обоснование (ТЭО) по проекту.

В этой ситуации единственное, что нас должно радовать: по состоянию на сентябрь 2011 года строительство «Южного потока» так и не начиналось. Хотя должно было вестись уже два года

Если акционеры согласуют его без радикальных корректив, в декабре 2012 года будет подготовлено окончательное инвестиционное решение (FID) по проекту. На этом «беловоротничковая» часть «утрясания вопросов» завершится, и начнется период грубой мужской работы – собственно укладки трубы. Изначально планировалось, что, если все четыре ветки газопровода будут уложены вовремя, проект выйдет на полную мощность в 60-63 млрд. кубометров газа к 2018 году. Но при нынешнем отставании от графика этого ориентировочно можно ждать не раньше 2019 года. Если, конечно, не будет авралов.

Скорректировать планы «Газпрома» теоретически мог бы конкурент – проект Nabucco. Но ему еще предстоит решить массу проблем: от поиска поставщиков газа (Азербайджан до сих пор не дал своего согласия на поставки, в Ираке свободного газа вообще нет, а Иран находится в режиме санкций ООН) до поиска источников финансирования.

На сегодняшний момент управляющая компания консорциума, расквартированная в Вене, – Nabucco Gas Pipeline International GmbH – озаботилась сопутствующим проектом: разминированием трассы будущего газопровода. Причем не в стадии выкапывания мин по пути размещения будущей трассы, а только лишь заключения контракта с британской консалтинговой фирмой RPS Energy, которая займется оценкой рисков работы с неразорвавшимися боеприпасами.

Так что Nabucco пока еще невероятно далек от цели. Он не угрожает Украине. Но и пользу из его существования извлечь нам нереально Одинокие голоса аналитиков-романтиков о том, что, может, Украине стоит попробовать как-то к нему присоседиться, вызывают глубокий скепсис у экспертов.

«Что касается газопровода Nabucco, – говорит Дмитрий Марунич, – то он рассчитан на транспортировку каспийского газа и должен быть построен по территории Турции. Какой-то прямой угрозы украинскому маршруту транспортировки Nabucco не несет. Через Украину транспортируется газ российского и среднеазиатского происхождения. Последний все равно принадлежит «Газпрому», и «Газпром» продемонстрировал нежелание пускать в свою трубопроводную систему газ каких-то иных государств. Nabucco теоретически мог бы быть использован как поставщик нероссийского газа в Украину. Однако на данный момент эти возможности утеряны. Не было никаких переговоров между странами, строящими Nabucco, и Украиной относительно будущего проекта. Я не представляю, как мы сейчас могли бы к нему присоединиться и использовать его в наших планах по диверсификации…».

Поэтому, говорят эксперты, Украине следует использовать большие доходы от транзита на развитие энергосберегающих технологий и увеличение собственной добычи газа

При таком положении вещей у нас остается не такое уж большое поле для маневра. Российские аналитики, близкие к Кремлю, в частности руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, намекали, что, если бы «Газпром» получил проходящие через Украину экспортные газопроводы (а это 120 млрд. куб. м в год гарантированных мощностей), то «Южный поток» можно и отложить. Однако после 16 сентября, когда документы между учредителями будут окончательно подписаны, ожидать подобного «чейнджа» не стоит. Тем более что Украина не может принудить Россию отказаться от «Южного потока», даже если продаст ей свою газотранспортную систему с таким условием. Россия, конечно, может обещать все, что угодно. Но обещать – не значит жениться.

Поэтому, говорят эксперты, Украине следует использовать большие доходы от транзита на развитие энергосберегающих технологий и увеличение собственной добычи газа. Ведущий эксперт Украинского центра политических и экономических исследований Владимир Омельченко отмечает, что в настоящий момент добыча газа падает, потому что Украина проедает те запасы, которые были разведаны в Советском Союзе. Новых разведанных месторождений разрабатывается недостаточно.

«Еще в конце 90-х годов компания BP, проведя оценочные работы в Украине, пришла к выводу, что страна в состоянии добывать около 35 млрд. кубометров собственного газа ежегодно, – говорит Владимир Омельченко. – Если бы Украина более активно занималась вопросами добычи и привлечения инвесторов, то она бы уже достигла этого показателя».

Он считает, что необходимо, как можно скорее, создать благоприятные инвестиционные условия для исследования и разработки недр. И не стесняться привлекать иностранный капитал и технологии. Это, по мнению г-на Омельченко, позволит Украине довести объемы добычи собственного газа до 25 млрд. кубометров к 2020 году и до 30-35 млрд. кубометров к 2030 году. Однако за счет госсредств или потенциала хронически убыточного «Нефтегаза» это сделать невозможно. «Собственными силами Украина может в лучшем случае лишь стабилизировать объемы добычи собственного газа, но не нарастить», – считает эксперт.

Для справки. Потенциальные ресурсы природного газа на суше в трех нефтегазоносных регионах Украины (западном, восточном и южном) составляют около 5,4 трлн. кубометров, а промышленные запасы – более 1,2 трлн. кубометров. При этом большинство месторождений страны с крупными и средними запасами находятся в фазе падающей добычи. В последнее время основной объем прироста запасов углеводородов будет обеспечен за счет глубокого бурения на Березовском и Яблуновском месторождениях, а также за счет завершения разведки Кобзевского месторождения.

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам