Владимир Макеенко: по Конституции новый парламент должен начать работу не позже 15 декабря

День нынешний – предвыборный. Выразительное усиление двух факторов: критика внутренняя от оппозиции, которая педалирует на том, что через недостатки законодательства, через административный ресурс и еще, и еще, и еще оппозицию ограничивают, причем искусственно, в предвыборных возможностях. Последний пример: партии „Свобода” и „Удар” не смогли пробиться к окружным комиссиям. Второй фактор – критика внешняя. Я сказал бы, донимающая. Последнее заявление генерального секретаря Совета Европы о том, что арест Тимошенко делает признание выборов в Украине проблемным. А также последние полосы украинских СМИ о последнем саммите между Украиной и ЕС, который прошел в Ялте, – Украина и ЕС не услышали друг друга.
О мировой реакции на избирательную кампанию в Украине, о том, что мы должны учитывать, к чему прислушиваться, а к чему должны относиться скептически и принимать, как говорят, к сведению, – будем дальше говорить с гостем программы. Наш гость – глава комитета ВР Украины 6-го созыва по вопросам регламента, депутатской этики и обеспечения деятельности ВР Украины, представитель парламентской фракции Партии регионов Владимир Макеенко.

Интересная ситуация складывается. До выборов в Украине 41 день. 2 октября будут парламентские выборы в Грузии. Все мы знаем, что там кривая страстей, накал противостояния между оппозицией и действующим президентом Михаилом Саакашвили тоже достаточно заметна. Через неделю после украинских выборов в Америке первый тур, возможно, и последний тур президентских выборов США. Но и о выборах в Грузии парламентских, и о президентских в США пишут, как по мне, значительно меньше, чем о парламентских выборах в Украине. Хотелось бы услышать ваше обоснование. Почему? Потому что мы такие важные для Европы? Потому что много заинтересованных в нас? Какая здесь причина на первом месте, какая на последнем?

Украина это очень важная страна, на которой пересекаются не только какие-то транзитные пути, но и политические пути. Вот вы вспомнили страну Грузию – там тоже не все просто было и есть. Вы вспомните, как один премьер-министр, кажется, Жвания задохнулся от газа вроде бы в своей квартире. Пока они шли к этому уровню, который есть у них сегодня. А если еще говорить о внешнем долге – три бюджета Грузии, то это совсем другая история. США. Мы тоже помним ситуацию, когда в президентской кампании Буша два месяца подсчитывали голоса, и только родной брат посчитал в штате Флорида правильно голоса, и тогда закончилась эта президентская гонка. Это назывался демократический процесс. В Украине тоже хотя и была уже смешанная система выборов 10 лет тому назад, но перерыв 10 лет. Мы вернулись к смешанной системе выборов. Полпарламента будет избираться по партийным спискам, а половина парламента – мажоритарщики. Действительно, внимание к Украине бешеное, как всегда. Я вспоминаю, когда в 1990 году я был депутатом и позже. Всегда взгляды к Украине были как с Запада, так и с Востока. Всегда всех интересовало. Большая страна – 46 миллионов населения. Разные взгляды. Если бы у нас сегодня действовала 100% мажоритарная система, то кампания шла бы совсем по-другому. Сегодня у нас смешанная система. То есть и партии остались, и мажоритарные округа. Кандидатов в некоторых округах и по 30, и по 40 человек. В принципе округ – приблизительно 176000 избирателей. Нас ожидают не простые эти 41 день. А более интересно будет, когда парламент изберут. По Конституции новый парламент должен начать работу не позже 15 декабря. 17 декабря – начало работы. Наше задание, чтобы действительно и выборы прошли цивилизованно, демократично, и новый парламент немедленно приступил к своей работе.

То есть старого парламента фактически уже нет в том смысле, что срок каденции продлен согласно решению Конституционного Суда на год. Его фактически нет, а нового еще нет.

Согласно Конституции полномочия старого депутата прекращаются в момент принятия присяги. Но жизнь есть жизнь. Тот календарный план, который есть у нас в ВР, он немного отличается от того, что мы утвердили. Потому что оппозиция заявляет, что мы не будем ходить на заседания ВР – якобы не проходят их законопроекты. Кто им виноват, что они своих людей разогнали. А на самом деле ситуация немного в другом. Мажоритарщики на округах. И мы действительно вынуждены менять пленарное заседание, менять график заседания для того, чтобы слышать меньше обвинений – почему кто-то за кого-то голосует. Поэтому мы переходим в режим работы комитетов, в режим работы в округах. Потому что специфическая сейчас последняя сессия такая, которая сейчас у нас продолжается. Идет предвыборная кампания. Как разорваться депутату? Идти к СМИ, в округ ехать и быть на пленарном заседании. Не просто это. Поэтому мы переходим в другой режим работы.

Я хотел собственно услышать тему, которую мы объявили в начале: „Мировая общественность и украинские выборы”. А поскольку речь идет о вещах очень важных: как обеспечить наследственность в законодательной работе ВР 6-го и 7-го созыва. Вы готовите первую сессию 7-го созыва, как ни странно это выглядит сегодня, но такая работа уже ведется. Потому что, как мы знаем, ничего из ничего не бывает, и на голом месте тяжело. Что будет дальше? Депутаты приедут в Киев, и их нужно где-то поселить.

Непростой вопрос. По велению времени ВР все-таки приняла и тогда отменила все эти льготы. У нас нет компенсаций на жилье. У нас нет служебных квартир. Я уже не говорю о постоянных.

То есть эти депутаты нынешнего созыва должны освободить то, что они занимают?

Они занимают отели. У нас есть отель „Киев”, отель „Украина”. Они должны освободить эти отели, для того чтобы новые депутаты могли заселиться. Я думаю, что в дальнейшем, читая СМИ и анализируя ситуацию, сколько мажоритарщиков сейчас ремонтируют подъезды, ремонтируют детские площадки, я думаю, что они в состоянии решить жилищный вопрос. Прямо говоря, купить квартиру. Но на перовое время нужно поселить в отель. И нужно осторожно попросить, чтобы нынешние депутаты эти отели освободили. А выезжать не так-то просто. Потому что жена, дети, тещи, сваты уже привыкли за 4-5 лет. А выезжать нужно. Мы этим вопросом занимаемся. Готовим такие вещи, как где жить народным депутатам будущего созыва.

Я думаю, при этом некотором налете ироничности все-таки народному депутату с приставкой „экс” легче устроиться на работу, легче обеспечить свое финансовое будущее с семьей, со всем немного легче, чем всем остальным.

Ясное дело. Это небо и земля в сравнении с другим человеком. Но в чем проблема? Уже люди привыкли к другому уровню жизни, к другим возможностям, к дипломатическому паспорту, к депутатской неприкосновенности, к тому, что двери в большие кабинеты почти сами открываются. Это непросто. Вопрос адаптации бывших народных депутатов к современной жизни сложный.

Я думаю, после этого нас ожидает не менее захватывающее действо – раздел парламентских комитетов. Самая большая очередь в Бюджетный комитет, наверное, и некоторые другие?

Все очень интересно. Перед тем как распределять, нужно еще сделать организационную работу. У нас сейчас действует регламент, который имеет в своей основе 100% партийную основу. Кто кого будет рекомендовать в согласительный совет? От каких областей, от каких партий? Какие партии пройдут? Мы за этот период осенью тоже должны сделать, провести изменения к регламенту до того, чтобы это действительно соответствовало действительности. Это не является большой проблемой. В 3-м созыве мы имели смешанный парламент, но это тоже нужно сделать быстро и качественно. Что касается комитетов. Мажоритарщики будут записываться в Бюджетный комитет. Конкурс будет как в модный вуз. Почему? Потому что сей час мажоритарщик объезжает округ, и он приблизительно собирает где-то на 100 млн. грн. предложений с округа: то построить, то отремонтировать. Как решать эти вопросы? Это будет очередь в Бюджетный комитет.

100 млн. грн. на год – это очень солидно выглядит. То есть все идет своим путем, все вроде бы нормально. Но мы опять возвращаемся к теме, которая была в начале. Это идеальный вариант. Страсти утихли, суды прошли, которые провели больше справедливых решений, депутаты избраны, присяга принято, старые попрощались со слезами на глазах, сфотографировались, выпили по рюмке и все. Рада 7-го созыва начала работать. Но мы говорим о внешнем фоне. Мировая реакция на предвыборную кампанию в Украине? На фоне того, что фактически с февраля месяца не падает интерес к Украине, и как правило озвучивается одна-единственная просьба к президенту Украины: избавиться от выборочного правосудия, освободить лидеров оппозиции, обеспечить честные, демократические, прозрачные выборы. В Ялте, в которой вы тоже были, где состоялся 9-й ежегодный саммит при прямом участии Виктора Пинчука и по его инициативе. Один из самих больших европейских строителей демократии еврокомиссар по расширению и европейской политике соседства Стефан Фюле отметил: ”В 2010 году в ЕС были серьезные надежды на европейский выбор украинской власти. Сегодня об этих надеждах приходится говорить в прошлом времени. У меня была мечта. Я мечтал о завершении эпохи разделенной Европы. Сегодня я говорю о самом мощном инструменте европейской внешней политики, о предоставленных перспективах присоединения к ЕС”. Как вы думаете, смогут ли выборы вбить клин в наши надежды на присоединение к ЕС, или на оборот после выборов жизнь с ЕС нормализуется?

Перед началом этой передачи я просмотрел книгу одного депутата 1-го созыва „История нашего становления независимости”. Что касается внешнего фона. Я приведу пример из своего опыта. В 90-х годах у нас была поездка в Брюссель на встречу с еврочиновниками. Мы приехали, и мои коллеги поднимали вопрос помощи Украине, или интеграции Украины в Европу. Мы привели такие факты: ядерное разоружение, вышли из Советского Союза, независимость, Чернобыльская трагедия. И знаете, что мы услышали в ответ? Встает один из европейских чиновников и говорит: мы поддерживаем вас, мы очень рады, что Украина стала независимой, у вас большое горе – Чернобыльская катастрофа, благодарим за то, что вы стали безъядерной державой, но это вы сделали добровольно, вас об этом никто не просил. Я такие вещи рассказал впервые в своей жизни. И мы уехали оттуда в таком состоянии, что я не мог прийти в себя дня три. Я понял, что мы так нужны Европе. У меня такое впечатление, что им все время нужно придумывать какие-то вещи. Что значит „объединенная Европа”? Саркози говорил одно. Уже нет Саркози. Был Берлускони. Там тоже политики меняются. Пару дней назад был арестован экс-президент Франции. Его обвинили в том, что он якобы что-то сказал. Мы видим, что в Европе происходит с национальной валютой евро. Мы видим, как они относятся к своим младшим партнерам – Греции, Португалии. Как они граждан принимают на работу – болгар. Я не могу понять, кто в Европе принимает решение. И когда они говорят, как нам жить, то пускай посмотрят на себя. У меня есть вопрос: почему арестован экс-президент Франции? Было ли уголовное дело против премьер-министра Ирландии за то, что он не справился с кризисом? А я знаю одно, что тот курс, который сейчас там спекулянты попытались поиграть 8,1-8,2 – буквально неделю тому назад, это следствие того, что миллиард долларов мы платим за газ. И просто мы собирали этот миллиард за август месяц, чтобы отправить в Россию РАО „Газпром” за тот контракт, который подписал предыдущий руководитель правительства. Вот взяли и подписали. Не на период своих полномочий – это еще можно было как-то понять, – а на 10 лет. А почему не на 20? И мы все в залоге. Поэтому для того, чтобы выяснить мнение какого-то европейца, нужно знать, кто там принимает решения. В Ялте сейчас был такой неформальный саммит – он ежегодный. Приезжают и действующие политики, и экс-политики. Но все же приехали. Уже это успех. И премьер-министр Турции, экс-руководитель Госдепа США, на таких должностях „экс” не бывает. Значит то, что мы делаем, интересно, и Украина интересна. Во внешней политике Украина поддерживает мир. Как бы не было тяжело, мы курс этот поддерживаем. А это говорит о стабильности в экономике. И кредиты МВФ мы закрываем, и проценты платим, и цену за газ платим, и держим ситуацию, и Евро провели, и сейчас проводим предвыборную кампанию. Как только делаем какой-то демократический шаг… Вот сейчас сижу перед вами, говорю, и вот стоят видеокамеры, то есть видно, что я говорю, то же самое будет на выборах. Мы впервые предложили такую систему – полностью 100% контроль, видеоконтроль в период предвыборной кампании. Просто не понимаю, чего они хотят. Что этот внешний фон хочет? А почему мы никогда не говорим о внешнем фоне с Ближнего Востока? Из Японии, Китая?

Подготовка к выборам идет. В принципе, это не первые выборы и не последние. Ну изменили закон. Ну вернулись к мажоритарному принципу. Выходит как бы так, как и раньше. И не совсем так, как и раньше. Потому что в предыдущие годы, как мне кажется, не было такого раздрая между властью и оппозицией. Возможно, кажется только? Не было таких апелляций оппозиции к европейским структурам. Например, Юлия Тимошенко с дочерью за два месяца до выборов настаивают на том, что выборы уже сейчас можно признать нелегитимными с учетом на фальсификаций, которые готовятся на разных уровнях. Поэтому если Европа решит признать результаты выборов, объединенная оппозиция объяснит свой проигрыш фальсификацией, ссылаясь на, так сказать, авторитет зарубежных инстанций. Где тут, на ваш взгляд, рациональное зерно, где здесь вымысел?

Первый шаг к смешанной системе, по моему мнению, от этого выигрывает избиратель. Даже то, что избиратели видят своего кандидата, и там что-то оживает, что-то строится, что-то ремонтируется – поверьте, выбранный депутат будет привязан очень тесно к округу. Избиратели будут знать, к кому пойти на прием.

То есть объективно это лучше?

Это лучше. Поверьте. Себе представьте, чтобы этот кандидат с мажоритарного округа, уже депутат, устраивал драки в президиуме ВР. Не будет такого. Это уже будет другой уровень депутата. Он уже будет вести себя по-другому. Потому что у него просто имидж. И знаете, о чем он будет думать? Он будет думать, как переизбраться еще раз в этом округе. А для этого есть постоянная связь с избирателями – для этого есть приемные дни, это выступления в СМИ, это решение решать стратегические проблемы округа. Потому что он будет и на сессиях местных советов. Поэтому это уже шаг к людям. Потому что когда в партийной системе – сегодня у тебя округ в одной части, а завтра в другой. Никогда депутат-мажоритарщик не проголосует за закон, который будет разъединять Украину. Никогда. Он будет ориентироваться на мнение своих избирателей.

Конечно, мы все ориентируемся на то, что все-таки взаимоотношения между властью и оппозицией каким-то образом удастся в конструктивном контексте решить. Но не кажется ли вам, что, например, оппозиция будет выстраивать какие-то варианты дальнейших взаимоотношений и внутри, и в апелляции к внешним арбитрам, исходя из того, какими будут конкретно итоги выборов? Один вариант – цифры нормальные, мы более спокойны. Другой вариант – цифры не совсем те, на которые мы надеялись, тогда варианты радикальные. Как вы думаете?

Давайте выясним термин „оппозиция”. Кто у нас оппозиция? „Свобода”, „Батьківщина”, „Наша Украина”, Блок Кличко? Кто у нас оппозиция? Коммунисты, социалисты или еще 120 партий, которые идут на выборы? Это очень важно. Взять слово „оппозиция” – это еще не значит быть оппозицией. Почему от БЮТ, в котором было 150 депутатов, ушло 50 человек – 30% из этой оппозиции? Может, там и нет никакой оппозиции? Может, просто идет борьба за власть и за места в парламенте? Так и нужно откровенно говорить. Апелляция к миру? Еще ничего не случилось, а мы уже слышим от наших так называемых оппозиционеров о тех или иных нарушениях. Я хочу им напомнить, что закон о выборах мы приняли вместе – там было за 300 голосов. Поэтому мы шли на уступки. Я уверен, что выборы пройдут честно, демократично, как они могут пройти. Украина – государство молодое. Я уверен, мир это признает. Я уверен в том, что зарубежные наблюдатели к нам приедут, и они будут это видеть своими глазами. Я уже говорил о том, что Украина подготовилась. Предостережения это очень важные доказательства, которые будут наблюдаться еще после этого год, для того чтобы было можно апеллировать кто захочет в суд и увидим результаты выборов, что никаких нарушений не было. Знаете, почему этот поднимается шум? Потому что они даже своих коллег, которые там за них стояли и бились, даже не включили ни в какие списки и оставили за чертой. Поэтому они уже поднимают этот крик для того, чтобы опять скомпрометировать свое государство и показать свою беспомощность. Поэтому все идет во вред нашему государству. Вы видели, как они проводили экономические реформы. Вы видели, как они готовились к Евро. Что происходило с гривней: от 5-10 она там падала, скакала на протяжении недели. Как они устраивали истерики с этим гриппом. Как грабили наших людей в аптеках через свои подставные фирмы. Сейчас, когда начались какие-то шаги в экономическом плане, в политическом плане, опять началась истерика. Вы просто посмотрите их биографии. Где они работали? Нигде. По полгода перескакивали с места на место и никогда не брали на себя ответственности. Они хотят еще государственной ответственности.

Я думаю, никто по большому счету не ставит под сомнение важность, целесообразность, уместность, безальтернативность курса Украины в ЕС, но вопрос – в какую Европу мы стремимся, помня о тех кризисных явлениях, которые наблюдаются в странах еврозоны, помня о тех сегодня историях с Грацией, Болгарией, с менее слабыми и более сильными членами еврозоны, помня о том, что судьба евро практически остается на волне неопределенности. На эту тему мы получили электронное сообщение: «Вспоминаю, что еще в 2004 году президент Еврокомиссии Романо Проди во время торжеств по случаю принятия в ЕС 10 новых членов высказал свое мнение о том, что в ЕС мест больше нет. И у Украины никогда не будет шансов вступить в ЕС». Тогда выходит, если так, если они это говорят, тогда выходят ошибочные ориентиры?

В принципе это же правда. Потому что в России несколько иные взгляды на Украину. И просто Европа не хочет сориться с Россией, потому что она энергозависима от России. Второй момент, территория у нас очень большая. Мы же не Литва, Латвия. И количество населения – 46 миллионов. Они прекрасно понимают, это большое количество для Европы. Поэтому они для себя черту давно нарисовали. Это видно. А для того чтобы найти повод… Если определим сегодня существующие вопросы, которые они ставят перед нами, поверьте, завтра появится еще что-то. Например, безвизовый режим. Политики ездят без виз. У меня дипломатический паспорт – я езжу без виз. Мы боремся 22 года для того, чтобы вы могли поехать без виз. Вроде бы появляется упрощенный режим, но они все дороже и дороже, и бумаг все больше и больше. Мы боремся. Причем тут люди? Почему простые люди не могут без виз ехать в Европу? Когда мы ставим эти вопросы им, они: а у вас в стране – 1, 2, 4 пункт. Это же для людей. Вы же говорите об открытости границ. За 22 года этот вопрос не сдвинулся.

Это называется отсутствие асимметричных действий. Можно назвать это как угодно.

Но в жизни это называется – мы вас любим, но вы нам не нужны. Вот Турцию сколько лет они принимают? Сколько она стоит на пороге ЕС?

Больше 50 лет.

Активного периода где-то 17 лет. Завтра. Завтра, Завтра. Один пункт выполнили, опять появляется. Но там ответ простой, почему это происходит.

Слушатель: Я только что подошла к приемнику и понимаю, что ваш гость из Партии регионов. Я хочу ему сказать: пусть он спустится на землю. Я вдова инвалида органов внутренних дел. Я вот уже полгода оформляю наследство. Такой обдираловки, извините, не было никогда. В 2010 году я благодаря Тимошенко, которая сейчас сидит в тюрьме, сдала дом в эксплуатацию, который строили 15 лет. Я без вопросов его сдала за 4 месяца, а теперь такая обдираловка, это страх божий. Бюджет ваш пополняется одними штрафами и поборами. Сегодня в БТИ, чтобы взять справку, чтобы проверить, что на земле в наследстве ничего там на строилось, я выложила 100 грн. А уже выложила 2000 грн.

К сожалению, наша слушательница не назвала, из какого она региона. Действительно, это проблема, которую она подняла, она существует на местном уровне. И действительно, нам на почту депутатам приходит очень много жалоб на то, как действуют местные конторы, в том числе БТИ. За каждую справку плати. Мы же и проходим местные выборы. Я бы просто ей посоветовал, чтобы обратилась к местным депутатам, которых выбирали – горсовета, облсовета. Не было понятно, из какого региона. А шаг за шагом мы к этому идем. У нас есть проект закона „О БТИ”. Вы помните, какая была проблема с нотариусами? Та же самая. Найти нотариуса, сделать какую-то там запись – коррупционные схемы. У нас есть проект закона, который мы рассматриваем в ВР, чтобы сделать и частное БТИ. Сейчас к нотариусу идешь, и он тебя встречает как самого дорогого гостя. И есть выбор. Ты можешь к одному пойти, к другому, к третьему. То же самое нужно делать реформу и в этих структурах БТИ. Это то, что осталось нам в наследство.

Я думаю, эти мероприятия должны продолжаться. На них замыкается очень много людей. Люди не хотят стоять в очередях, не хотят переплачивать в виде взяток, хотят получить коротко, быстро, качественно то, ради чего они туда пришли.

Слушатель: Я хотел бы спросить, что это за простые люди, которые не могут без визы поехать за границу? Где это у нас простые люди за границу ездят? Им есть нечего, а вы за этих бедных людей боитесь? Все, кто с деньгами, они и так поедут. А вы бьетесь за этот закон. Для чего?

А дети у вас есть? Это же не сразу было. Когда-то в Турцию, и в Польшу поехать было невозможно. То не найдешь загранпаспорт, то тебе визу не дают. Шаг за шагом мы эти процессы упрощаем. Мы боремся за то, чтобы студенты, преподаватели, работники, это же правда, наших людей много работает в Португалии, Италии, России на заработках. Не от хорошей жизни туда поехали. Иногда выезжают по туристической визе, а вернуться не могут. Потому что нарушены сроки пребывания. Вот о чем идет речь. Таких людей у нас почти 2 миллиона.

Вопрос с электронного ящика: „Тактика власти дискутировать по принципу „сам дурак” это беспомощность и глупость. Хотел бы в конце концов услышать откровенное признание: нашей власти не нужна Европа – это же всем понятно. Нет вопросов, причина очевидна. И шок еврочиновников от общения еще нескоро пройдет. Так почему бы никого не обманывать и не признать это открыто, и все бы вздохнули с облечением?”.

Есть ответ. Европа видела Майдан? Эмоционально поддержала. Об этом говорили все СМИ. Но что было на практике? Ничего. Поэтому ответ очень простой: мы Европе не нужны. А повод находится всегда. После „помаранчевого” Майдана говорили об этом много – обнимались, целовались, танцевали, но даже визовый режим не отменили. Мы европейцам отменили визы. Обещали нам 1, 2, 7 уже прошло. Но ничего не изменилось. Это факты. Энергозависимость Европы от России пугает ее от любых стратегических шагов о приближении Украины к себе.

Слушатель: Европу вы с дерьмом смешали очень красиво. Такое впечатление, что вы там никогда не были и не видели, какой там уровень жизни. Очевидно, вам, наверное, братская Россия, которая лупит нам газ по таким бешеным ценам, ближе к сердцу. Партия регионов принимала массу всяких законов, и все эти законы заканчивались тем, что люди штурмовали ВР. Потом вы отгородились железным забором от них. Говорили: это не мы, а зеленое хозяйство. Потом языковой закон вы вбросили, чтобы люди между собой поссорились. До какого времени вы будете принимать легким взмахом руки Чечетова такие законы, что потом люди штурмуют ВР и получают инфаркты?

Вы свое мнение можете высказывать на выборах – это ваше право. Если та сила политическая, которая находится у власти, вам не нравится, вы можете это выразить 28 октября. А что касается тех событий, которые вы перечислили, то поверьте, Ющенко пришел на должность при цене 50 долларов, а вышли почти 500 долларов. Это тоже правда. Контракт на 10 лет. Мы пытаемся как-то привести в соответствие с европейскими ценами. Это очень тяжело. Контракт подписан. Что касается закона „О языках”. Непростой вопрос. Я не ухожу от него. Но я хочу вам сказать, что за него проголосовали 246 депутатов. Партия регионов 175 плюс коммунисты 27 – 202 голоса. А теперь мне скажите, откуда другие голоса? Это от „Батькивщины” и „Нашей Украины”. Вы их можете назвать как угодно. Почему они проголосовали? На каком основании? Но это факт. Вы шли голосовать за политические силы, за этих людей дважды. И они вас обманули. А почему? Потому что это партийные списки. Ваш мажоритарщик, которого вы изберете, он уже таким человеком никогда не будет. Поэтому вас дурят. За материальные вознаграждения берут этих людей, а потом обзывают как угодно. Что, не было известно, что он, бизнесмен большой, идет всегда с властью, а не против власти? А когда те были при власти, он шел туда. А когда ситуация поменялась, он перешел. А теперь все говорят на нас. Возьмите в Интернете посмотрите: у нас 175 народных депутатов, 27 коммунистов, другие – это те, за кого вы голосовали.

Слушатель: Во-первых, уже смешно слушать о Юле и Ющенко. Уже это ни в какие рамки не лезет. Скажите уже, что вы толком сделали. Во-вторых, в Европу вам не нужно, вы хотите в этом болоте здесь гнить – это понятно.

Это звонят избиратели, у них свое видение ситуации. У них есть выбор, за кого голосовать. Если, по мнению слушателя, власть делает что-то, то он тогда проголосует. Если другое мнение, тогда другое. Но я хочу сказать следующее. Сейчас много эмоциональных кандидатов – руководителей партий. Вы посмотрите, что они в жизни сделали. Спортсмены, футболисты. Кто из них может прочитать бюджет государства Украина? Кто разбирается в балансе? Есть предвыборная кампания, а есть кропотливый труд каждый день. За 22 года, даже имея своих министров из Львова, не построили аэропорт, стадион, внутренние коммуникации города Львова. Это сделала Партия регионов.

Завтра начинается очередная сессионная неделя. Сегодня была озвучена инициатива, которая исходит от фракции Партии регионов – сделать, с учетом сложности собрания депутатов в зале, одним днем для рассмотрения вопросов один день ва неделю, например, четверг. Шансы на принятие?

Действительно, специфика этой предвыборной кампании то, что идут пленарные заседания. Одновременно депутаты не могут быть и в округах, и на встречах в СМИ, и лично голосовать в зале. Не секрет, что много сейчас законопроектов появилось таких, которые в интересах кандидата в народные депутаты. То есть законопроекты не носят такой общегосударственный уровень, и мы меняем, думаем, проголосуем завтра, чтобы в пленарном режиме меньше работать, но мы работаем и в комитетах, и в округах. Самый главный документ – бюджет на 2013 год мы примем. Он был подан, вернули в правительство, до декабря месяца у нас есть время принять его в первом чтении и в целом, для того чтобы в новый год наше государство, невзирая ни на какие выборы, вошло со стабильным бюджетом.

Источник: Радио "ЭРА"
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам