Гройсман и мечта о миллиардах

Пока я изучала в Греции вопрос пенсионного обеспечения ослов острова Санторини, Украина семимильными шагами приблизилась к инвестиционной привлекательности. Вступил в силу очередной закон, создающий благоприятные условия для инвесторов. Создан правительственный офис для сопровождения инвестиций. Колоссальные надежды связывают с сегодняшним визитом премьер-министра Канады Джастина Трюдо – раз однажды надел вышиванку, то может помочь материально. С Канадой мы хотим вместе строить самолеты. Как и с индусами. Но инвестицией года стала фабрика по расфасовке чая в пакетики и два завода по переработке семян подсолнечника.

На днях прочитала, что Владимир Гройсман ждет до конца года $12 млрд. финансовой помощи, включая и тот кредит МВФ в $1,7 млрд., который нам не дали. И, если не верить Миклошу, уже не дадут, потому что «разрежут» пополам: сначала $1 млрд., потом – может, быть остальное. А, может, и ничего.

Много говорят о Фонде энергоэффективности, который позволил бы часть субсидий направлять на энергосбережение. Но… Помимо красочной презентации и представительского участия немецких консультантов, за этим проектом еще ничего нет. Хотя немецкие инвестиции в энергосбережение премьер, находясь с визитом в Германии, обещал чуть ли не лично сопровождать в Украину.

Фактически это продвинутая версия программы льготного кредитования замены газовых котлов населением на электрические котлы, которую запустили через "Ощадбанк" в 2014-м и которая себя не оправдала. Конечно, тут и размах другой, и масштаб планетарный. Но…

Для запуска Фонда в начале 2017 года необходимо принять до конца октября проект закона "О Фонде энергоэффективности" и целый ряд других проектов. Тогда можно рассчитывать на 16,5 млрд. грн. вложений за пять лет, из которых 5 млрд. грн. – от доноров. Но поскольку ни закона, ни всей необходимой базы пока нет, говорить о Фонде энергоэффективности как о реальном инвестиционном проекте пока рано.

Точно так же рано раскатывать губу на биотопливные заводы и солнечные батареи в Чернобыльской зоне, о которых запланировали сегодня или завтра поговорить с премьером Канады. Это почти такая же утопия, как имплементация канадских технологий CANDY, которые используют слабо обогащенный уран в АЭС.

Еще можно помечтать о наших самолетах, которые будут летать с канадскими двигателями над пустынями Саудовской Аравии. Растворился во времени грандиозный пиар вокруг подписания корпорацией «Антонов» контракта десятилетия с Саудовской Аравией на строительство завода по производству самолета Ан-132 (на базе Ан-32) и на закупку 30 единиц Ан-178.

Действительно, зачем стране с Горишними Плавнями и проспектом Бандеры наследие коммунистического прошлого – самолетостроение, кораблестроение, предприятия космоса? Когда я вылетала из Греции, то видела в иллюминатор выжженные солнцем бедные ландшафты, каменистые горы, вулканические разломы

Почти сразу выяснилось, что соглашение было подписано не собственно Саудовской Аравией или ее правительственной структурой, а частной инвестиционной фирмой Taqnia Aeronautics. И это не контракт вовсе, а меморандум о намерениях. Такие меморандумы в последние годы подписывались не раз, но ничем не заканчивались.

За последние полгода никаких новостей, касающихся строительства завода в Саудовской Аравии, в информационное пространство не попадало. Противоречива информация о том, на какой стадии реализации находится новый многоцелевой Ан-132D – чертежей и обсуждений или его действительно строят для Саудовской Аравии. Хотя бы один…

Правда, в запасе у «Укроборонпрома», который «поглотил» концерн «Антонов», есть еще аналогичная договоренность с индийскими компаниями по совместному строительству самолетов. Аналогичная в смысле ни к чему не обязывающая. Потому что самое большее, на что мы можем надеяться, – на сохранение системы ремонтных предприятий по обслуживанию наших самолетов, которые много лет назад были проданы в третьи страны и, естественно, нуждаются в сервисе.

Действительно, зачем стране с Горишними Плавнями и проспектом Бандеры наследие коммунистического прошлого – самолетостроение, кораблестроение, предприятия космоса? Когда я вылетала из Греции, то видела в иллюминатор выжженные солнцем бедные ландшафты, каменистые горы, вулканические разломы. Снижаясь над Украиной, любовалась фантастической плодородной землей, аккуратно расчерченной зелеными и желтыми квадратами полей; широкими реками, на удивление густыми лесами… Типичная аграрная страна.

Не удивительно, что производства, сложнее пищевых, торговых и «гигиенических», постепенно закрываются. 23 июня компания Tetra Pak сообщила о намерении закрыть завод по производству упаковки под Киевом. Одновременно с ней свернул производство крупнейший финский производитель красок – Tikkurila. Он продал мощности своим эстонским топ-менеджерам.

Взамен, как пишет «Деловая столица» в статье «Почему инвесторы уходят из Украины?», открываются новые предприятия, на 90% связанные с… АПК.

«За последний год открылись сразу несколько заводов в данном секторе: новый маслоэкстракционный завод Allseeds под Одессой; семенной завод "Маис" в Днепропетровской области стоимостью более 100 млн. грн., треть из которых взяты в кредит у немецкого банка BHF под гарантии ЕБРР; новый завод международной группы Puratos в Одесской области по производству маргарина и сухих смесей для хлебопекарной и кондитерской промышленности за 7 млн. евро. Кроме того, компания "Интерагросистема" в Черниговской области запустила первый в нашей стране завод по производству картофеля-фри, а один из крупнейших мировых зернотрейдеров Noble Group будет строить новый терминал в порту Николаева», – сообщает издание.

Ну, что ж, семечки и хлебопекарские смеси будут актуальны всегда. Так же, как и чай, сигареты, алкоголь. Все логично: алкоголь – спутник депрессий, сигарета – брат солдата, чифирь – базовый продукт для новых арестантов

Ну, что ж, семечки и хлебопекарские смеси будут актуальны всегда. Так же, как и чай, сигареты, алкоголь. Все логично: алкоголь – спутник депрессий, сигарета – брат солдата, чифирь – базовый продукт для новых арестантов.

На рынке также всегда будет шампунь Head & Shoulders, мыло Palmolive, женские прокладки Always, бритвы Gillette, кетчупы "Торчин", шоколадки KitKat, соки "Сандора" и другие плоды транснациональных компаний, которые присутствуют почти все всех странах мира – от Индии и Анголы до Рима и Торонто, разбавляясь так называемыми локальными торговыми марками.

Не знали, скажем, что йогурт «Машенька» – это PepsiCo? Не удивляюсь. Если быть точным, то это не совсем PepsiCo, а российский «Вимм-Билль-Данн», который задолго до санкций – в 2011 году – поглотила PepsiCo Inc. путем консолидации. Так что это российско-американский йогурт на украинском рынке, если быть совсем точным. Как и «Славяночка».

И этим компаниям никакой офис сопровождения инвестиций не нужен. Транснационалы приходят в страну не потому, что она становится безумно привлекательна для инвестиций, а потому что ее население не может покупать более дорогую импортную продукцию и для снижения себестоимости надо налаживать производство на месте.

Пока я была в Греции, британско-нидерландский концерн Unilever открыл фабрику по расфасовке чая Lipton в Гостомеле. Теперь измельчать сырье, поставляемое из Индии, Шри-Ланки и Кении, раскладывать его по пакетикам и штамповать Brooke Bond, Lipton и «Бесіду» будут здесь, а не возить из Польши (или откуда-то еще).

Насколько я знаю, с начала 90-х, когда Unilever зашел на рынок чая Украины и занял тут 18,5%, пакетики Lipton и Brooke Bond завозились из России. После того, как мы с Россией побили горшки, компании пришлось сменить логистику и запустить поставки из Европы. Но из-за девальвации гривны и снижения минимальной пенсии в Украине до уровня половины пенсии греческого осла, о чем я детально написала в статье «Про людей и ослов», пришлось потратить 8 млн. евро на монтаж прессовочной линии, работающей со скоростью 8 пакетиков в секунду или 200 млн. пакетиков в год, непосредственно в Украине. Это, по идее, приблизит себестоимость чая к возможностям украинского потребителя.

В общем, все в этой «инвестиционной истории» банально и просто. Поэтому не понимаю, почему у замглавы АП Дмитрия Шимкива открытие фасовочной фабрики чая вызвало бурю восторга. Более того, не знала, что для фотосессии с президентом крупной европейской страны типа Украины концерну достаточно вложить в эту самую страну каких-то 8 млн. евро. Хотя допускаю, что Петр Порошенко – сам успешный предприниматель – хотел пообщаться с главой концерна Unilever Полом Полманом как с коллегой-бизнесменом, у которого в подчинении структура со «скромным» оборотом свыше $50 млрд. в год.

Впрочем, на безрыбье и 8 млн. евро – это вещь! По статистике приток иностранных инвестиций вырос в несколько раз и составил по итогам четырех месяцев текущего года $1,8 млрд., или 4,7% ВВП. Думаете, много? Я тоже так думала, но оказывается, более 90% указанной суммы составляют вложения в банки, которые нуждаются в увеличении капитала. Выходит, что деньги в Украину не приходят вообще. И откуда Гройсман выцарапал оптимистическую цифру в $12 млрд. одной лишь финансовой помощи, даже ума не приложу…

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам