Газовые страдания–3

Газовые страдания–3

Продолжаем изучать парадоксы газового рынка, который страна получила в результате реформы. Конкуренцию кое-как создали, но ее главного преимущества – снижения цен – не видно. Наоборот, цены на газ в октябре резко поползли вверх. Причем у всех поставщиков сразу. При этом весь год мы наблюдали снижение мировых цен на наших излюбленных европейских хабах и слушали рассказы «Нефтегаза», что подземные хранилища наполнены до краев по дешевке. Откуда же тогда подорожание? Или это просто спекуляция? И чей газ лежит в наших ПХГ?

В октябре цены на газ для населения резко подскочили: в среднем до 7 грн. за куб. м, тогда как еще месяц назад цены не превышали 5 грн. за куб. м. Самую низкую цену предлагают две компании: ГК «Нефтегаз Украины» – 4,7 грн. за куб, и загадочная фирма с американскими корнями Pavil Energy – 4,8 грн. (уже не Павел ли Иванович Лазаренко взялся за старое – газотрейдерство? – автор). Цены остальных поставщиков колеблются от 5,7 грн. до 7,3 грн. за кубометр.

Рост цен на газ для населения объясняют тем, что в конце сентября резко подорожал газ на европейских хабах. Но разве мы закупали газ в конце сентября? Ведь к тому времени, если верить «Укртрансгазу», запасы газа в ПХГ Украины превысили 28 млрд. куб. м. Это максимум, который помещается в украинских хранилищах. Новосозданный “Оператор ГТС” даже заявил, что в ПХГ заканчиваются свободные места: 90% мощности уже заполнены.

“В связи с ограничением мощности закачивания в ПХГ со стороны оператора “Укртрансгаз” подтверждение номинации/реноминации при использовании мощности с ограничениями на межгосударственных точках соединения осуществляется только после подтверждения соответствующих номинаций/реноминаций на закачивание в ПХГ», – говорится в сообщении «Оператора ГТС Украины», которое мало кто сумел расшифровать с первого раза. Ну, изящная словесность по-бюрократически она такая.

В целом, по данным «Укртрансгаза», три хранилища были заполнены полностью, а крупнейшее на Украине ПХГ Бильче-Волицко-Угерское – на 97,6%. В нем на 30 сентября находилось 16,6 млрд. кубометров газа.

Мартовские спотовые цены на газ в Европе были одними из самых низких за всю новейшую историю газового рынка – они опустились ниже $80 за тысячу кубометров. По итогам торгов 30 марта цена газа на National Balancing Point (NBP) на момент начала закупки Украиной газа составляла 17,75 пенсов за терм ($77,7 за тысячу кубометров)

Теперь посмотрим, сколько он стоил. Украина официально начала закачку газа 6 апреля 2020 года, тогда в ПХГ страны оставалось 15,798 млрд. куб. м. И до конца лета закачала еще 12,284 млрд. кубометров газа. Соответственно, закупки производили ориентировочно в марте.

Мартовские спотовые цены на газ в Европе были одними из самых низких за всю новейшую историю газового рынка – они опустились ниже $80 за тысячу кубометров. По итогам торгов 30 марта цена газа на National Balancing Point (NBP) на момент начала закупки Украиной газа составляла 17,75 пенсов за терм ($77,7 за тысячу кубометров). А на главной европейской торговой площадке – голландской TTF – 7 евро за МВт/ч ($79,97 за тысячу кубов). Потом немного поднялась, но не выше $85 за тысячу кубов.

Повторюсь: в таких ценовых пределах Украина закупила в Европе 12,284 млрд. кубометров газа. А сколько же мы потребляем? В 2019 году, по данным АТ «Укртрансгаз», потребление природного газа в Украине по сравнению с 2018 годом уменьшилось на 7% – с 32,3 млрд. куб. м до 29,8 млрд. куб. м. В зависимости от зимы – теплая она или холодная – потребление газа может колебаться в плюс-минус 4 млрд. куб. м. На коммунальные услуги уходит около 15,4 млрд. куб. м, половина этого объема продается непосредственно населению.

Не забываем при этом, что «Укргаздобыча» добывает в год около 14 млрд. куб. м газа, благодаря чему «Нефтегаз» демпингует по сравнению с другими игроками рынка. Иными словами, газа у нас не просто достаточно, его в избытке. Зачем поднимать цены, если товар не дефицитный?

Во-первых, нужно еще разобраться, чей газ лежит в наших ПХГ. Я недавно прочитала в одном специализированном издании, что из-за чрезмерных запасов в хранилищах Европы и низких тарифов в Украине трейдеры стран ЕС предъявляют спрос на украинские мощности.

Оказывается, многие компании закупались впрок, пока цены были ниже $100 за тысячу кубометров. А поскольку Украина предложила самые льготные тарифы на хранение – $10 за тысячу кубометров за цикл, уже на 1 сентября более трети газа, или 9,2 млрд. кубометров, в украинских хранилищах приходилось на голубое топливо, которое хранили на условиях «таможенный склад». Выходит, не весь тот газ, что в ПХГ, “нефтегазовский”.

Второй момент – это банальное желание заработать на потребителе. Без лоха и жизнь плоха. «Логика трейдеров прозрачна: летом купить дешевле, чтобы зимой продать дороже. Цены на газ в Европе уже растут», – отмечает сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

В-третьих, газовики хотят иметь достаточно средств, чтобы оплатить закупки газа в будущем. Сейчас цены почти вдвое выше, чем были весной – уже $138 за тысячу кубометров по сравнению с $78. Если в этом году будет более холодная зима, чем в прошлом, и спрос на газ резко вырастет. И цены тоже.
Мы-то все думали, что топ-менеджеры “Нефтегаза” – это молодые гении, взращенные на секретах гарвардской науки управления. И чистая прибыль “Нефтегаза” в 2019 году составила 63,3 млрд. грн., что в 5,5 раза больше показателя за 2018 год, – их заслуга. А оказалось, что весь секрет успеха в высоких мировых ценах на газ и... Стокгольмском арбитраже

Опять же цены подрастут, почему бы не продать украинский газ в Европу и не заработать суперприбыли за счет низкой себестоимости добычи? А украинцам предложить к реализации на свободном конкурентном рынке тот, что закупили в Европе подешевле, но уже втридорога.

При этом меня умиляет, что “Нефтегаз Украины” демонстрирует убытки в размере 11,5 млрд. грн., объясняя это падением мировых цен и снижением спроса на энергоресурсы, а также потерей доходов от транзита газа.

Как написал глава “Нефтегаза” Андрей Коболев на своей странице в Facebook: "Цены на газ в Европе (NCG) с начала года упали на 58% до рекордно исторических минимумов. Было бы наивно думать, что такая же участь обойдет “Нефтегаз”. Снижение спроса и цен на энергоресурсы повлияло на все сегменты нашей деятельности. Мы зафиксировали убыток в отчетности за первое полугодие".

Он добавил, что ухудшение финансовых показателей произошло на фоне завершения анбандлинга и передачи функции транспортировки газа и, соответственно, доходов от этого вида деятельности к независимому оператору ГТС.

"19,3 млрд. грн. за 6 месяцев 2020-го получил оператор газотранспортной системы Украины за услуги транзита газа в страны ЕС и Молдовы. Сейчас этот показатель отсутствует в нашем отчете, ведь отделение ГТС было сознательным шагом, без которого продолжение транзита по европейским правилам было бы невозможным", – напомнил Коболев.

Посмотрите, как интересно: мы-то все думали, что топ-менеджеры “Нефтегаза” – это молодые гении, взращенные на секретах гарвардской науки управления. И чистая прибыль “Нефтегаза” в 2019 году составила 63,3 млрд. грн., что в 5,5 раза больше показателя за 2018 год, – их заслуга. А оказалось, что весь секрет успеха в высоких мировых ценах на газ и... Стокгольмском арбитраже. Напомним, в 2019 году "Нефтегаз" зачислил в свой доход свыше 60 млрд. грн. от российского "Газпрома". За что же мы этим суперменеджерам назначили такие гигантские зарплаты?

Но “Газпром” каждый год щедро отсыпать не будет. Однако есть мы, потребители. Осталось вспомнить алгоритм так называемой советской “фарцовки” и заняться спекуляцией на продаже газа собственному населению. Оно не подведет. Оплатит все сполна.