Алковопрос

С завтрашнего дня в украинском общепите может начаться Армагеддон. Накануне неизбежного локдауна народ активно отдает последние заначки как в столичных ресторанах, так и в сельских барах. Просто потому, что хочется где-то посидеть, а скоро все мы будем сидеть дома взаперти, пережидая очередную волну коронавируса. Полуживая ресторанная отрасль наслаждалась недолгим периодом загрузки, когда грянул гром…

Я понимаю наше государство, которое озабочено тем, что 12 млрд. грн. идут мимо бюджета, потому что 50% рынка алкоголя в Украине находится в тени. Но оно явно занимается не тем. Сейчас СМИ широко обсуждают приказ Министерства финансов Украины №13 от 21.01.2016 г. в редакции приказа №329 от 08.06.2021 г., согласно которому с 1 октября 2021 года при заказе алкоголя нужно указывать десятизначный номер акцизной марки. Если это коктейль из трех напитков, несчастному официанту придется пробить три десятизначных кода.

Где-то я читала, что нелегальную водку продают 70 тысяч магазинов. Правда, как заявил гендиректор компании Nemiroff Юрий Сорочинский, причина этого в чрезмерной фискализации бизнес-процессов. Говоря человеческим языком, без всех накруток паленая водка стоит 35-40 грн. за бутылку  0,5 л., а легальная  89 грн.

Откуда появилась цифра 70 тысяч (магазинов, что грешат), я не знаю, всего в Украине выдано 80 тыс. розничных лицензий малому и среднему бизнесу для торговли алкоголем. Видимо, как производители, так и власть уверены, что почти везде в провинции работают с “неучтенкой”.

Я не специалист в сфере паленой водки, но простая логика говорит о том, что создать точную копию бутылки в домашних условиях сложно и нерентабельно. А вот “шарашить” неучтенный продукт на предприятиях (так называемая “четверая смена”) – это вполне по-нашему.

Поэтому все водочники в обиде на спиртовиков и требуют  усилить контроль над производством и оборотом спирта, внедрять марочный контроль оборота алкогольных напитков и электронную товарно-транспортную накладную.

Но власть идет своим путем:  с 1 июля 2020 года в Украине вступил в силу закон об отмене госмонополии на производство спирта. С этого времени у нас продают спиртзаводы. И первыми их кинулись покупать собственники, которые до этого числились то ли арендаторами, то ли миноритаными акционерами.

Первый аукцион по приватизации объекта, принадлежавшего ГП “Укрспирт” – Немировского спиртзавода в Винницкой области, 15 октября выиграло ООО “ЛВН Лимитед – компания-акционер Nemiroff.

В “Укрспирте” говорят, что закон о либерализации спиртовой отрасли предусматривает возможность производить спирт этиловый (в частности как лекарственное средство), спирт этиловый ректификованный виноградный, спирт этиловый ректификованный плодовый, зерновой дистиллят и биоэтанол при получении соответствующей лицензии.

Лицензия на производство спирта будет выдаваться предприятиям, имеющим установленные круглосуточные системы видеонаблюдения за производством и отпуском продукции. Отключение круглосуточного видеонаблюдения является основанием для отказа или отзыва лицензии

.

Вопрос: может ли круглосуточное видеонаблюдение помешать изготовлению левого спирта? Как показывает опыт России, которая либерализовала рынок спирта раньше нас (а мы не хотим признаваться, что часто копируем Россию, но с отставанием на несколько лет), нет. У них около 30% неучтенного алкоголя. И это при том, что введена так называемая электронная акцизная марка, к которой мы стремимся.

Это так называемая система контроля – ЕГАИС (от «Единой государственной автоматизированной информационной системы учета»). Первая очередь системы должна была заработать для импортеров и производителей с 1 января 2006 года. Однако к назначенной дате ничего так и не заработало: мешали и технические недоработки и отсутствие нормативной базы.

В результате летом 2006 г. из продажи в России полностью исчез крепкий алкоголь. Из-за возникшего крупного общественного скандала правительство разрешило вводить данные вручную и перенесло срок ввода счетчиков в эксплуатацию (впоследствии дата переносилась еще два раза, последний раз – на 1 ноября 2008 г.).

На разработку  ЕГАИС государственное предприятие НТЦ «Атлас» потратило, по оценкам экспертов, около $20 млн. В 2007 году налоговая служба вложила в разработку новой версии системы еще 420 млн. руб. Общий размер затрат алкогольной отрасли на ЕГАИС составил порядка $300 млн. Но… К 1 ноября 2015 года к системе было подключено менее 5% оптовых предприятий России. О чем это я? О том, что мы ходим по граблям, нарочито не изучая соседский опыт.

Да, я понимаю, что теневой рынок алкоголя надо ликвидировать. Над этим бьются все страны мира. И мало у кого это получается. В феврале 2021 года глава комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев утвердил план по борьбе с нелегальным алкоголем, которым поручил Минфину, налоговой и ГФС решить проблему контрафакта до 19 марта 2021 года. То есть за месяц. А чего тянуть, в самом деле? Контрафакт, стой, раз-два!

Но… Прошло несколько месяцев, и в июне того же года Гетманцев заявил, что вынужден констатировать провал борьбы с теневым рынком подакцизных товаров, включающих в себя горючее, алкоголь, табачные изделия. “Мы не видим существенного роста поступлений от акцизного налога. Зато в интернете можно свободно приобрести алкоголь и табак без акцизных марок”, – печально констатировал Гетманцев.

Он отметил, что процент нелегального рынка табачных изделий вырос до 12%. Насколько вырос нелегальный алкоголь, не сказал, но, думаю, не меньше. Выход из ситуации Минфин, которому было поручено навести порядок, придумал: заставить рестораны фиксировать акцизную марку с каждой бутылки до тех пор, пока она не опустеет.

Логичным вопросом задается ресторатор Олеся Остафиева, которая в своей колонке перечислила основные вопросы касательно нововведения (цитируем):

“Допустим, в моем заведении проскочит несуществующий номер акцизной марки. На бутылке алкоголя, которую я по безналичному расчету купила у официального дистрибьютора или в супермаркете и имею соответствующий чек. Что дальше?

Налоговая просто будет считать количество левых акцизов, которые кто-то продает на теневом рынке или уже завтра придет ко мне с проверкой? И если я на соответствующую партию алкоголя предоставлю все подтверждающие документы, что будет дальше? Я могу быть уверена в том, что меня не оштрафуют за легальную покупку в торговой сети нелегального алкоголя, или мне придется отстаивать свои интересы в суде?”.

Заметим, что рестораны – это не самое “бодяжное” место в плане алкоголя. Они на виду, их можно в любой момент проверить и закрыть. Вот всякого рода торговцы из-под полы, “наливайки” без всяких чеков, придорожные “гендели”, киоски и магазинчики имеют больше шансов нарваться на штраф.

Но кто же будет ловить блох на просторах нашей необъятной родины, если реального системного контроля в провинции нет и быть не может? Однако… надо же попытаться. Авось, с ресторанами выйдет, и мы победим хотя бы часть теневого алкооборота.  

Источник: Версии
54321
(Всего 48, Балл 4.98 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам