Венгерский рецидив

Вчера целый день на всех уровнях обсуждали «предательство» Венгрии, подписавшей с Россией 15-летний контракт на поставку газа в обход Украины. Причина негодования понятна – у нас накрывается «перемаркировка»российского газа в европейский по реверсу. Но с другой стороны, удивляет накал эмоций. А чего мы ждали от Венгрии после четырех лет конфликта из-за закона об образовании, паспортов, поджогов культурных центров и высылки дипломатов?

27 сентября венгерская MVM CEEnergy Ltd подписала с «Газпром экспортом» два соглашения на поставку российского газа в Венгрию. Суммарный объем контрактов – до 4,5 млрд куб. м. в год, срок действия каждого – 15 лет. Он предусматривает, что страна будет получать ежегодно по 4,5 млрд кубометров газа: 3,5 млрд куб. м. – через Сербию «Турецким потоком» и его сухопутными ответвлениями, и еще 1 млрд кубометров – через Австрию.

«Мы договорились также о цене, которая намного выгоднее той, которую мы платили по соглашению, подписанному Венгрией 1995 года, которое сейчас заканчивается», – сказал министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто по итогам визита в Россию.

Сейчас поставки российского газа в Венгрию в основном идут со стороны Украины (пункты соединения Берегово и Берегдароц).  Если учесть, что в 2020 году Венгрия импортировала 8,6 млрд куб. м российского газа и за него был уплачено из расчета  $31,72 за тысячу кубов, мы неплохо заработали.

Но, главное, транзит позволял нам использовать реверс и говорить о том, что мы закупаем газ в Европе. Первое соглашение о транзите было подписано в 2015 году: венгерский оператор FGSZ и АО «Укртрансгаз»заключили договор о реверсе на основе сетевого кодекса ЕС. 

Второе соглашение заключили 20 декабря 2019 года венгерский оператор FGSZ ltd и ООО «Оператор ГТС Украины», в нем они договорились о новых условиях сотрудничества в точках соединения Берегово и Берегдароц. Какие это условия стало понятно, спустя несколько месяцев.

С 1 мая 2020 года пограничные пункты Берегово и Берегдароцк были объединены в единую виртуальную точку соединения «Берег». Потоки в каждом направлении  были учтены, и через границу переносился только баланс. Таким образом, российский газ  проходил через соединение энергосистем Берегово и доставлялся из Украины в Венгрию. Затем возвращался в Украину уже как европейский.

По данным FGSZ, импорт Украины из Венгрии составил 3,2 млрд куб. м в 2018 г. и 3,4 млрд куб. м. в 2019 году. Данные за прошлый год мы не нашли, но можно предположить, что они на примерно таком же, уровне, как и в предыдущие годы.

Не удивительно, что наш МИД среагировал молниеносно и в тот же день, 27 сентября заявил о переносе заседания межправительственной украинско-венгерской комиссии по вопросам экономического сотрудничества, которое должно было состояться на днях в Будапеште.

Украинская сторона также пообещала обратиться в Европейскую комиссию по поводу предоставления оценки соответствия нового венгерско-российского газового соглашения европейскому законодательству в области энергетики.

В ответ на это глава МИД Венгрии Петер Сийярто написал на своей странице в Facebook, что  украинцы не имеют отношения к тому, с кем Венгрия заключает договоры. «Мы считаем серьезным нарушением нашего суверенитета и интересов национальной безопасности желание помешать безопасному газоснабжению нашей страны, отоплению домов венгерского народа и работе промышленности», – заявил Сийярто.

Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба ответил ему призывом «не раскручивать эмоции» из-за претензий Украины. Но тут же добавил, что  вопрос исключения Украины из схемы транзита был требованием РФ, и Венгрия это требование приняла, что “не соответствует нашим интересам, мы свои интересы защищаем».

Для защиты интересов Украины посол Венгрии был вызван в наш МИД, а для защиты интересов Венгрии украинского посла аналогично пригласили в ведомство Сийярто для нравоучительной беседы.

Пропесочивание послов – лучше, чем их “отзыв на консультацию”, что равнозначно  замораживанию дипломатических отношений. Послов отзывали друг у друга Россия и США, но после встречи Владимира Путина с Джо Байденом вернули обратно. Но происходящее означает, что ремиссия конфликта между Украиной и Венгрией завершена. И снова наступил рецидив.

Сейчас самое время вспомнить, с чего все начиналось. Шел 2017 год, руководство страны уже погрузилось в двойную игру с Россией: с одной стороны тайные договоренности и торговля, с другой – агрессор, запрет на гастроли, все русское – геть! И специально для этого прописали в статье 7 закона об образовании требование перехода в школах и вузах на преподавание всех предметов именно на государственном, то есть украинском языке.

При этом национальные меньшинства сохраняют право изучать на родном языке все предметы до 5-го класса, а в дальнейшем на языке меньшинств может преподаваться только «несколько предметов». Т.е. мы проигнорировали просьбу венгров адаптировать новый закон об образовании к потребностям европейских меньшинств.

Возмутило это не только венгров, а Румынию, Польшу, Грецию и Болгарию. Страны – члены ЕС.  Они жаловались  во все возможные европейские институты, в том числе в ОБСЕ, Совет Европы и Европарламент на сужение существующих прав национальных меньшинств, наступление на их идентичность и попытки ассимиляции.

Дело в том, что в Закарпатье, где компактно живет венгерская община, и работали  более 170 школ с венгерским языком преподавания, украинский язык менее востребован, чем венгерский и английский. Потому что родители имеют возможность бесплатно отправлять своих детей на учебу в Венгрию, где они получают дипломы ЕС. То же самое касается польских “анклавов” и в меньшей степени румынских и болгарских (там страны бедные и не так щедры к собратьям по этносу).

В Будапеште напомнили Киеву статью 6 закона «О национальных меньшинствах в Украине», который гарантирует применение родного языка и обучение на нем. И даже вспомнили о договоре об основах добрососедства и сотрудничества от декабря 1991 года, согласно которому Украина обязалась гарантировать венгерскому нацменьшинству право учиться на родном языке на всех уровнях обучения. Но все зря.

Мы уперлись и не уступали, венгры возмущались, жаловались в структуры ЕС и устраивали локальные митинги. На которых упрекали нас за то, что  Венгрия оказывала помощь раненым воинам АТО, переселенцам с Донбасса, присоединилась к реверсивным поставкам газа, поддержала соглашение об ассоциации Украины с ЕС и предоставлении безвизового режима. А мы ответили неблагодарностью.

Так тянулось до февраля 2018 года, когда было совершено два поджога офиса организации закарпатских венгров КМКС в Ужгороде. В первом нападении полиция обвинила представителей польской праворадикальной организации «Фаланга», которые воевали на Донбассе на стороне самопровозглашенных ДНР и ЛНР.

Второй поджог приписали бывшим бойцам АТО из Кропивницкого и Черкасс, но организатором якобы был сотрудник Министерства государственной безопасности непризнанного Приднестровья, за которым стояли агенты ФСБ. Куда же мы без руки Кремля!

МИД Венгрии начало угрожать блокировать усилия Украины по интеграции в ЕС и НАТО. И сдержало свои обещания: заблокировала заседание комиссии Украина-НАТО на уровне глав государств и правительств, которое должно было состояться в Брюсселе 11-12 июля.

В ответ мы нашли новую точку бифуркации – паспорта. Три года назад, в сентябре 2018-го, когда наш МИД  возглавлял Павел Климкин, а венгерский все тот же  Петер Сийярто, мы  объявили персоной нон-грата венгерского консула Йожефа Бачкаи. И приказали ему покинуть территорию Украины в течение  72 часов.

Сийярто как назло находился в это время в Москве и под российские телекамере заявил, что “Украина не имеет ни одного законного основания для высылки венгерского консула в Берегово, и соответственно, Венгрия ответит на это по принципу взаимности”. Причем, это заявление он сделал  после встречи с российским коллегой Сергеем Лавровым.

В результате российская пропаганда, захлебываясь от восторга, раскручивала историю с высылкой консула, а наши умники в ответ начали педалировать тему, демонстрируя  видео, снятое скрытой камерой в Берегово, где закарпатцам венгерского происхождения вручают паспорта Венгрии. На  фоне венгерского флага. Причем, комментировали это с такой ненавистью, как будто это был флаг РФ.

Венгры ответили, что двойное гражданство – обычная практика в ЕС, поэтому украинское возмущение свидетельствует, что Киев несерьезно относится к европейской интеграции и вступлению в НАТО.

Интересно, что и как в ситуации с газовым контрактом, о подготовке которого мы прекрасно знали еще летом, информация о том, что жители Закарпатья массово получают паспорта Венгрии, не была ни для кого секретом. 

В феврале 2015 года Госсекретарь по вопросам национальной политики Венгрии Арпад Янош Потап открыто заявил, что 94 тысячи венгров уже получили гражданство по упрощенной процедуре. К сентябрю 2018 года  их число превысило 150 тыс.

Обидевшись на блокирование Будапештом заседаний комиссии Украина-НАТО на уровне министров и глав государств, наш Минобороны  сообщил о намерении восстановить воинскую часть в составе тысячи военнослужащих в городе Берегово, которое преимущественно населено венграми. Проще говоря, на всякий случай ввести в курортный город воинский контингент.

Потом это решение отменили. И в последующие годы напряжение в двусторонних отношениях снизилось. Оно вернулось совсем недавно, когда 1 декабря 2020 года стало известно, что СБУ провела в Закарпатской области массовые обыски в местном благотворительном фонде, проверяя информацию “о причастности венгров к деятельности, направленной на нарушение государственного суверенитета”.

Вскоре правоохранители возбудили уголовное дело по факту совершения депутатами села Сюртово Закарпатской области ужасного преступления – исполнения ими гимна Венгрии. Естественно, это вызвало гнев венгерских властей – они пообещали поднять в НАТО вопрос о том, что мы творим.

Прошло несколько месяцев, и уполномоченный по защите государственного языка Тарас Креминь обратился в Генпрокуратуру из-за решения местных советов в Береговском и Виноградовском районах Закарпатской области о предоставлении венгерскому языку статуса регионального.

По словам Креминя, офис Генерального прокурора Украины сообщил ему о том, что «все решения органов местного самоуправления о функционировании региональных языков на территории Закарпатской области отменены». До этого, в конце декабря 2020 года, напомнил чиновник, Солотвинский поселковый совет Закарпатской области отменил решение о предоставлении статуса регионального румынскому языку.

Что добавить к сказанному выше? Почти ничего. И так все ясно. Единственное, чего я не понимаю, почему наш МИД, предсказуемо разогревая венгров на очередной конфликт, обходит своим вниманием других участников “преступного сговора”. Где претензии к Сербии и особенно к Австрии? Почему их послов до сих пор не вызвали к Кулебе и не “повозили фейсом об тейбл”? Недоработка!

Источник: Версии
54321
(Всего 76, Балл 5 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам