Что нам делать с криптоманией?

На мировом рынке криптовалюты нестабильно. Биткоин то растет в цене, то резко падает. Президент европейского Центробанка Кристин Лагард назвала его «крайне спекулятивным активом» и выступила за усиление глобального регулирования цифровых денег. Тем временем наш парламент проголосовал в первом чтении закон о легализации виртуальных активов. После его окончательного принятия можно будет продавать за биткоины квартиры, машины, земельные участки и все, что нажито непосильным трудом.

Чем меньше доверия к доллару, который обесценивается из-за масштабных эмиссий в США, и евро – в связи со смутными перспективами европейской экономики в условиях коронавируса, тем больше интереса к криптовалюте.

Дополнительным фактором подогрева внимания выступает технологическая составляющая майнинга электронных валют. Специалисты говорят, что объем биткоинов (как и других криптовалют) не бесконечен. С каждым днем “майнить крипты” становится все дороже.

Эти слухи вызывают ажиотаж среди покупателей популярных криптовалют и, как результат, их рост в мире до рекордных уровней. В частности, такая судьба постигла биткоин. За последнее время он неоднократно поднимался до максимума, потом падал и снова поднимался.

В Европе происходящим процессам не рады. Глава Европейского центрального банка (ЕЦБ) Кристин Лагард, выступая на конференции Reuters Next, подчеркнула, что криптовалюта нуждается в регулировании и может быть задействована в деятельности по отмыванию денег.

«Если есть лазейка, она будет использована… Поэтому я считаю, что глобальное сотрудничество и многосторонние действия абсолютно необходимы, независимо от того, инициированы они странами, входящими в Большую семерку или в Большую двадцатку», – сказала Лагард.

Незадолго до этого заявления Лагард ЕЦБ провел общественные обсуждения по поводу цифрового евро, в которых приняли участие около 8 тыс. специалистов, проявивших высокую заинтересованность в цифровой валюте европейского банка. Это говорит о том, что Европа стоит на пороге разработки цифрового евро. Но пока непонятно, это будет аналогом традиционной денежной единицы или продуктом контролируемого майнинга.

Что касается США, то там пост министра финансов достался экс-главе Федеральной резервной системы (ФРС) Джанет Йеллен, известной острой критикой биткоина. Возглавляя ФРС в 2014-2018 годах, она называла первую криптовалюту спекулятивным активом.

После выдвижения на пост министра финансов в ноябре 2020 года Йеллен смягчила риторику. В качестве главы ведомства она пообещала рассмотреть способы поощрения законного использования цифровых активов и внимательно следить за индустрией. По ее мнению, регуляторы могут использовать преимущества криптовалют для повышения эффективности финансовой системы.

Впрочем, есть подозрение, что Йеллен просто стала более дипломатичной, учитывая непростую политическую ситуацию в США. А ее истинные взгляды озвучил председатель правления крупнейшего американского инвестиционного банка Goldman Sachs Ллойд Бланкфейн, которого считают давним единомышленником Йеллен. Г-н Бланкфейн заявил, что регуляторы должны срочно принять меры в отношении биткоина, иначе он выйдет из-под контроля.

По его мнению, анонимный характер биткоина делает его идеальным инструментом для финансирования терроризма и проведения других незаконных операций: «Вы не знаете, кому вы платите: северокорейцам, ультрарадикальной террористической организации «Аль-Каиде» или революционным деятелям. Если бы я был регулятором, я бы уже давно вооружился против биткоина».

По мнению Бланкфейна, несмотря на то, что власти и правоохранительные органы начинают использовать блокчейн для отслеживания криптовалютных транзакций и рыночных манипуляций, регуляторы не должны позволять цифровым активам «процветать» в их существующей форме.

Глава Goldman Sachs отметил, что для того, чтобы биткоин соответствовал всем требованиям законодательства, нужно лишить этот криптоактив той свободы и привилегий, которыми он обладает. Однако перестав обладать конфиденциальностью, биткоин уже не будет пользоваться высоким спросом.

Тем временем в Украине начали легализацию криптовалют. В декабре Верховная Рада приняла за основу законопроект №3637 «О виртуальных активах». Его авторы говорят, что не только выводят из тени рынок, ежедневный объем которого составляет $200 млн., но и создают возможности для торговли в виртуальном мире всеми существующими в Украине активами. Но так ли это на самом деле?

С принятием закона регулятором “криптовалютного” рынка станет Министерство цифровой трансформации. Заметим, не Нацбанк и не Минфин, а созданное всего два года назад министерство, на которое возлагаются функции надзора за оборотом виртуальных активов и поставщиками услуг (криптообменники и криптобиржи).

Помощь молодому госоргану оказывает в парламенте межфракционное объединение депутатов с загадочным названием Blockchain4Ukraine во главе со “слугой народа” Алексеем Жмеренецким.

Именно он, ссылаясь на неназванных экспертов, подсчитал, что объем транзакций в Украине с виртуальными активами составляет $150-200 млн. в день, а капитализация виртуальных активов превышает $2 млрд. Но все это условная собственность, которую трудно официально продать, купить, подарить или передать по наследству.

Закон, принятый в первом чтении, позволяет перевести в виртуальные активы все реальные активы. Разделять их предлагается по принципу обеспеченности и необеспеченности. К первым относить виртуальные активы, дающие право их владельцам получить в собственность объекты гражданских прав. Это могут быть недвижимость, земля, банковские депозиты, ценные бумаги и иное имущество.

Необеспеченные виртуальные активы – это бонусы магазинов, онлайн-компаний или доходы от интернет-игр. Этот перечень, конечно, условный и неполный, но уже настораживает. Трудно представить, как государственный орган может регулировать передачу собственности на бонусы в компьютерной игре. Я уже не говорю о том, чтобы решать споры на эту тему в районном суде.

Но, похоже, все к этому идет. Поскольку по вышеупомянутому законопроекту любой компьютер, который является частью блокчейн-сети, может намайнить себе криптовалюты (токенов) и потом требовать переоформления на себя недвижимости за эти самые токены. Закрепив все это в мобильном приложении онлайн. Да еще и требовать от Минюста и государственного регистратора внести изменения в Государственный реестр вещных прав на недвижимое имущество.

Может, конечно, это и есть рынок недвижимости будущего. Но мы все еще живем в настоящем. Технологические чудеса, безусловно, удивляют, но все еще нет уверенности, что Минцифры способно их контролировать. Так же, как и НКЦБФР производные от виртуальных валют: всякие там виртуальные акции, облигации, инвестиционные сертификаты, обеспеченные криптоактивами.

В принципе, благодаря американцам мы уже давно живем в мире фиктивных финансов. Кризис 2008 года породил печальную шутку о том, что деривативы стали финансовым оружием массового поражения. Несколько лет мир разгребал последствия увлечения так называемыми производными финансовыми инструментами, превратившимися в кредитный мультипликатор ничем не обеспеченных ценных бумаг.

Но теперь уже игра на повышение или понижение перешла в другую технологическую плоскость – криптоактивов и криптокапитала. В Украине отношение к происходящему пока неоднозначное. Одни представители власти требуют блокировать подозрительные транзакции, которые могут иметь преступный характер, другие настаивают на защите майнеров от изъятий оборудования силовыми структурами и хотят предоставить им доступ к банковским услугам.

Пессимисты опасаются, что, легализовав криптоактивы, мы нарушим международные ограничения и требования, связанные с противодействием отмыванию денег и  финансированию терроризма. Оптимисты уверяют, что украинцы и так активно пользуются услугами криптобирж и нет ничего страшного в легализации криптомании.

Пикантность ситуации в том, что наша власть хочет идти в ногу с лидерами мира – США и Евросоюзом. Но пока не понимает, как они на самом деле относятся к регулированию рынка криптовалют. Поэтому на всякий случай мы запаслись революционно-либеральным законопроектом, который может быть проголосован в любой момент. Как только будет дана очевидная отмашка – “можно, действуйте!”. А не будет отмашки, проект можно положить под сукно и забыть о нем надолго.

Источник: Версии
54321
(Всего 12, Балл 4.92 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам