Европейский протекционизм в карбоновой «упаковке»

Уголь

На фоне пышных празднований юбилея независимости и учредительного саммита «Крымской платформы» затерялась информация о том, что во время встречи министров энергетики Украины, Германии и США стороны обсудили не только угрозы реализации проекта «Северный поток-2», но и так называемую декарбонизацию, которую мы планируем осуществлять. Правда, пока непонятно, за чьи деньги.

Если кто-то думает, что Грета Тунберг, квоты, выбросы и повышение средней температуры воздуха на планете отошли в прошлое из-за эпидемии коронавируса, он сильно ошибается. Глобальная цель декарбонизации заключается в том, чтобы отказаться от использования угля, нефти, газа и заменить эти виды топлива безопасными для здоровья человека (ветроэнергетика, солнечная энергия и даже атомная).

Это можно было бы отнести к разговорам “за все хорошее против всего плохого” до тех пор, пока в Европейском Союзе не был четко сформулирован план введения так называемого налога на выбросы углерода. Новая фишка – смягчение последствий изменения климата через карбоновый налог, который вводится в ЕС.

Загрязнители окружающей среды из Евросоюза получают квоты на выброс каждой тонны CO2. В январе-2021 цена разрешения на выброс 1 т СО2 превысила 35 евро. А в перспективе может удвоиться. Для стран, которые не входят в систему ETS, но экспортируют в ЕС свою продукцию, появится налог на углерод. По сути, новый тарифный барьер.

Украина – не член Евросоюза, хотя яростно туда стремится. Поэтому мы будем платить по максимуму. Но при этом для нас дело чести имплементировать все, что нам дают. Поэтому мы срочно хотим принять законопроект №4167 о предупреждении уменьшения контроля промышленного загрязнения, который соответствует нормам ЕС.

По сути, речь идет об имплементации директивы Европейского парламента и Европейского Союза от 24 ноября 2010 года “О промышленных выбросах и комплексном предотвращении загрязнения и контроля над ним”, известной как директива №75 (о загрязнениях от промышленной деятельности).

Некоторые эксперты говорят, что правительству и парламенту не следует спешить с утверждением новых норм промышленных выбросов. Необходим взвешенный подход при подготовке законодательства об уменьшении промышленных выбросов, а не слепое копирование действующих в Европе норм.

Сначала необходимо глубоко проработать этот вопрос с экспертами, специалистами и участниками рынка и подготовить взвешенный документ с учетом украинских реалий. В противном случае Украина может потерять целые отрасли промышленности.

Это касается и справочников наилучших технологий, которые вводятся в действие этим законопроектом. Возникает проблема доступности технологий, которые могут быть внедрены в нашей стране.

Об этом недавно заявил заместитель директора по научной работе Украинского государственного научно-исследовательского углехимического института (УХИН) Александр Борисенко. По его мнению, в Украине нереально применить нормы европейского справочника – нам нужно разработать свой, который будет учитывать национальные особенности нашей страны.

Пока идет дискуссия отечественных экспертов, Европарламент 10 марта большинством голосов поддержал Резолюцию о введении на всей территории механизма таможенной углеродной корректировки. Речь идет о дополнительном налогообложении товаров, производство которых сопряжено с выбросами углеводородов в атмосферу.

На самом деле это новый заградительный барьер для импорта из третьих стран. Украина, наряду с Китаем и Россией, находится в самой высокой группе риска. В первую очередь могут пострадать поставки металлургической продукции, электроэнергии, карбамида, цемента, пластика и химикатов.

Правда, налог будет введен с 2023 года. За это время Россия, Китай, Индия, Турция и другие страны могут опротестовать нововведение в рамках ВТО. Но наши евроинтеграторы уверены, что мы отобьемся и путем принятия законодательства о модернизации производства в соответствии с нормами ЕС. Другими словами, имплементация 75-й европейской директивы спасет нас от дополнительного налогообложения.

Принять можно любой закон, имплементировать все, что угодно, весь вопрос в том, сможем ли мы это выполнить технически? Тут даже не вопрос политической воли или раскладов на уровне рычагов власти. Хотя если глянуть, как нас прессуют за НАБУ, НАПК, электронное декларирование и т.д., где, казалось бы, все формальные требования Запада выполнены, но  кредиторы все равно не довольны и МВФ денег не дает, сомнений не остается. Мы можем принять хоть тысячу законов о декарбонизации, но нам никто не поверит.

На что же мы рассчитываем, торопясь попасть “поперед батька в пекло”? Как пишет сайт «Минпром», в резолюции Европарламента от 10 марта есть пункт, предусматривающий, что ЕС может применять дифференцированный подход начисления CBA к разным странам. И даже частично или полностью освобождать ввозные товары от данного сбора.

При условии, что данная страна готова придерживаться того же «зеленого курса», который декларирует Евросоюз, и/или механизм CBA может повредить устойчивому развитию данной страны (например, если речь идет о товарах критичного для нее экспорта). Вот в эту щель и мечтают протиснуться украинские еврооптимисты.

Реалисты же понимают, что, хотя в Европарламенте и утверждают, что механизм CBA ни в коем случае не должен быть использован для усиления протекционизма или двойного налогообложения товаров на рынках Сообщества, на самом деле эффект будет именно таким. Ведь в большинстве случаев предприятия Евросоюза изначально находятся в лучших стартовых условиях. С точки зрения технического состояния и возможностей модернизации.

Не зря же инициативу оперативно поддержали несколько крупных промышленных объединений ЕС – Европейская сталелитейная ассоциация Euroferr, Ассоциация производителей стальных труб ESTA, ассоциация AEGIS, объединяющая более 20 крупных европейских корпораций из разных отраслей.

В Euroferr, например, рассчитывают, что механизм CBA позволит вернуть к жизни ряд сегодня невостребованных сталеплавильных мощностей в Европе и будет удерживать владельцев бизнеса от переноса производств в третьи страны, где к вопросам экологии относятся не столь щепетильно.

Стоит прямо сказать, что это и есть истинная цель так называемой европейской декарбонизации. Что ж, протекционизм – удел сильнейших. Остальным игрокам мирового рынка, особенно таким слабым и зависимым, как мы, остается лишь смириться, подсчитывать убытки и делать вид, что мы стараемся…

Источник: Версии
54321
(Всего 16, Балл 5 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам